ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

Операция «Полководец Румянцев»: как в августе 1943-го освобождали Харьков, Белгород и Орел

Валерий Шамбаров, portal-kultura.ru   
16 Сентября 2023 г.

Днем 30 августа 1943 года в центр Харькова стекались истощенные, изможденные люди со светлыми, радостными лицами. Собирались все, кто уцелел в оккупации. На трибуну у памятника Шевченко поднялись военные, партийные и советские руководители, включая маршала Жукова. Первым выступал генерал Конев, которому впоследствии особенно запомнились мелькавшие всюду носовые платки.

 Операция «Полководец Румянцев»: как в августе 1943-го освобождали Харьков, Белгород и Орел

  • Командующий Степным фронтом генерал-полковник И. С. Конев. Август. 1943/ Фото: Википедия / Mil.ru

Рыдавших от счастья горожан нетрудно было понять, то, что им пришлось пережить при нацистах, ярко описала в своих мемуарах одна из настрадавшихся харьковчанок, народная артистка СССР Людмила Гурченко: постоянный гнетущий страх, рабское унижение, облавы с «душегубками», публичные расстрелы, виселицы, без счета косивший людей голод...

Переход в контрнаступление на Курской дуге по планам советского командования предполагался сразу после отражения основных вражеских ударов. Примерно так и произошло на северном, Орловском фасе дуги: наши соединения двинулись вперед. Однако на юге противник вклинился глубже, тут кипело сражение под Прохоровкой, пришлось ввести в бой две армии Степного фронта, стратегического резерва. Лишь 23 июля гитлеровцев отбросили на позиции, которые они занимали к началу битвы и усиливали в течение полугода (возвели семь рубежей глубиной до 90 километров, превратили в укрепрайоны города и поселки).

Для Воронежского и Степного фронтов, понесших большие потери, израсходовавших ресурсы в оборонительных боях, прорывать такую оборону с ходу было нереально. Нашим военачальникам нужно было время для подготовки новой операции. Возглавлявший Воронежский фронт генерал Ватутин предложил осуществить широкое окружение неприятеля в Белгородско-Харьковском выступе, но этот вариант Сталин отверг. Как показали сражения в Сталинграде, враг мог долго отбиваться в большом городе, связав значительные силы Красной армии. Повторять то же в Харькове, превращать его в руины Верховный не желал. Но и затягивать с освобождением советских территорий было нельзя.

На харьковском направлении немцы ремонтировали около 500 подбитых на Курской дуге танков. Шесть танковых дивизий враг перебросил для контрударов под Орел и на Донбасс. Чтобы воспользоваться временным ослаблением неприятеля, приходилось спешить. Генштаб разработал операцию «Полководец Румянцев». Название отражало дух времени, последовательное развитие державно-патриотической идеологии: в 1942-м стратегическим операциям давали нейтральные, «астрономические» наименования: «Сатурн», «Уран», «Марс». Теперь их сменили имена выдающихся российских военачальников: «Суворов» (наступление на Смоленск), «Кутузов» (на Орел), «Румянцев», позже добавится «Багратион».

В течение 10 дней, выделенных на подготовку, Воронежский и Степной фронты под началом генералов Ватутина и Конева существенно пополнились людьми, боеприпасами, горючим, техникой. Из резерва Ставки сюда подтянулись три армии, артиллерийские и танковые соединения. Для дезинформации противника изобразили планирование наступления на Сумы: под Суджей изготовили макеты 450 танков, 500 орудий, радиообмен имитировал, будто здесь сосредотачивается мощный кулак. Враг поверил и стянул силы на данный участок.

Утром 3 августа взревела артподготовка. Смежные фланги наших фронтов нанесли удар в стык двух вражеских объединений — 4-й танковой армии и армейской группы Кемпфа (позже преобразованной в 8-ю армию), отсекая их друг от друга. Первые позиции красноармейцы преодолели, перепахав их огнем, однако быстро опомнившиеся гитлеровцы упорно защищались и контратаковали. Обоим командующим фронтами пришлось ввести танковые соединения для прорыва вражеской обороны.

Воины осознавали, что идут освобождать своих, и в смертельных схватках себя не щадили. 89-й гвардейский стрелковый полк капитана Владимира Шишковца наступал на совхоз «Смело к труду». Когда выползли с фланга 14 немецких огнеметных танков и стали жечь наших солдат на ржаном поле, навстречу бросились старший лейтенант Николай Тарасов и офицер, чью фамилию установить впоследствии не удалось. Ценой своих жизней они подорвали связками гранат два танка. Еще два подбили успевшие развернуться артиллеристы, остальные машины гитлеровцев повернули назад.

5-я гвардейская армия особо гордилась в ту пору подвигом рядового Ивана Коровина. Он в одиночку атаковал пулеметное гнездо, где засели 11 фашистов: подкрался ползком, швырнул две гранаты и сам бросился на врагов. Взрывы сразили четверых, одного наш боец ударил прикладом, двое подняли руки, четверо удрали.

Самые жестокие бои разыгрались близ Томаровки. Противник выдвинул туда танковые соединения для флангового контрудара, с ними схлестнулись армии Катукова и Ротмистрова. Восточнее закипела битва за Белгород. Советские понтонеры под шквальным огнем, когда противоположный берег еще был вражеским, наводили переправы через Северский Донец. Их несколько раз разбивали снаряды и мины, но красноармейцы тут же чинили. Вскоре начались схватки за дома, улицы, площади. Командующий 69-й армией Василий Крюченкин поручил поднять красное знамя в центре еще занятого немцами города. Связист Егор Мощенко пробрался в расположение врага и водрузил полотнище над электростанцией. В стане неприятеля это вызвало переполох, а наших бойцов воодушевило. Русские поднялись в атаку, гитлеровцы не выдержали и оставили Белгород (в нем не осталось ни одного целого здания). Взятие этого города совпало с другим крупным успехом — освобождением Орла. Сталин решил отметить добытые победы по-новому: 5 августа в Москве впервые загрохотал салют в честь воинов-освободителей.

Тогда же разделались с вражеской группировкой под Томаровкой. Теперь советские подвижные клинья устремились в глубину германской обороны. Остатки соединений гитлеровцев старались выбраться из-под удара, многие погибали. Огромная неприятельская колонна двинулась было к Грайворону, но тот оказался уже занят нашими войсками. Пятьдесят танков и сотни машин наши расстреляли орудиями и реактивными минометами. Авангарды 1-й танковой армии генерала Катукова ворвались в Богодухов, давя и раскидывая скопившиеся здесь тыловые, строительные, охранные части противника, захватив на станции эшелоны. Жители высыпали с охапками цветов, заваливали наши танки свежими, яркими георгинами.

Отступавшими фашистами и их обозами был забит и Золочев. Ночью сюда влетели четыре «тридцатьчетверки» подполковника Вячеслава Пузырева. Боевая машина капитана Якова Вергуна оказалась подбита, но спасшийся экипаж захватил немецкий Т-IV и в ночной неразберихе уничтожил вражеский штаб с генералом, шесть танков, 170 автомобилей, сотни солдат. Остальная масса врагов в панике хлынула прочь.

Германское командование спешно возвращало отправленные под Орел и на Донбасс соединения, в том числе элитные танковые дивизии СС «Райх», «Викинг», «Мертвая голова», моторизованную «Великую Германию». Их сосредоточили под Ахтыркой, пополнили новыми и отремонтированными машинами. 8 августа передовые части Красной армии с ними столкнулись, а 11 августа во фланг нашего прорыва устремились более 400 немецких танков. Сюда же перенацелилась и вражеская авиация.

В армии Катукова оставалось в строю лишь 134 танка, в 5-й гвардейской Ротмистрова — 115. Для отражения контрудара пришлось развернуть львиную долю сил Воронежского фронта. Прорвать боевые порядки русских враг так и не смог. Тем временем Степной фронт приближался к Харькову и уже преодолел внешние оборонительные обводы. В непрерывных схватках наши бойцы смертельно устали, в дивизиях оставалось по 3–4 тысячи человек, некоторые полки превратились в батальоны численностью по 200–300 штыков. Фашисты тоже были порядком измочалены, в их ротах оставалось по 30–40 солдат. И тем не менее накал боев не ослабевал. Враги дрались упрямо и умело. Боевой дух советских воинов был столь же высок.

У села Полевое дорогу нашей 299-й дивизии преградила сильно укрепленная высота 201,7. Штурмовую группу из 16 человек возглавил старший лейтенант Василий Петрищев. Совершив внезапный рывок, красноармейцы ворвались в траншеи, перебили гитлеровцев, захватили два пулемета, пушку и танк. Гитлеровцы опомнились и, чтобы вернуть себе важную высоту, полезли на нее с танками и огнеметами. Доходило до рукопашной. Горстка русских героев отбила три атаки. Во время четвертой у наших кончились патроны. Храбрецы вызвали огонь артиллерии на себя и благодаря этому выдержали пятый штурм. Когда к ним прорвалась подмога, в живых остались четверо: Петрищев, Владимир Женченко, Владимир Бреусов и Герасим Поликанов. Все они стали Героями Советского Союза.

Удостоился этого звания и старший лейтенант Вениамин Завертяев. Воспользовавшись взятием высоты у Полевого, он с отрядом из 34 разведчиков совершил трехдневный рейд по тылам фашистов, наводя на них ужас, истребив сотни солдат и офицеров врага.

Жесточайшее сражение возобновилось и на Воронежском фронте. Силясь выручить харьковскую группировку, германское командование стягивало к Ахтырке резервы. 18 августа на наши позиции опять пошли сотни танков, которым удалось проломить оборону потрепанной 27-й армии, углубиться на 24 километра. Младший лейтенант Алексей Деревянко с единственной пушкой вступил в неравный бой с 15 танками. Уничтожив четыре вражеские машины, погиб смертью храбрых. Артиллеристы под командованием младшего лейтенанта Александра Гайдаша с двумя орудиями оказались окружены. Отбивались пять часов, выстояли, подбив семь танков и две бронемашины. Углубить и расширить прорыв врагу не позволили.

Для взятия Харькова Ставка усилила Степной фронт, передала ему 5-ю танковую и 57-ю армии. Ключевую роль Конев отвел 53-й армии генерала Манагарова, оказавшейся самой полнокровной, укомплектованной на 50–60 процентов. Сюда, на горку у села Гавриловка, командующий фронтом перенес свой командный пункт (позже это место стали называть «высотой маршала Конева»). По замыслу нашего генерала, войска, прогрызая неприятельскую оборону, обтекали Харьков с трех сторон: с севера, востока и запада. Две последние дороги на юг немцам перерезать не стали, и это решение оправдало себя. Когда выяснилось, что фланговый контрудар немцев остановлен, нервы у вражеского командования не выдержали. 22 августа оно приказало своим выбираться из города.

Отступая, нацисты взрывали и поджигали здания. Чтобы спасти «вторую столицу Украины», Конев дал команду начать штурм ночью.

Бойцы яростно ринулись вперед, истребляя поджигателей и убийц. Военный корреспондент Юрий Жуков описывал это так: «Страшное багровое зарево обняло полнеба, и Млечный Путь, опускавшийся прямо в костер Харькова, как бы растворился в нем. Теперь отчетливо было видно, что горит действительно весь город. Отдельные очаги пожара слились в одно море золотисто-желтого накаленного пламени... К рассвету грохот канонады утих. К городу потянулись колонны пехоты, артиллерии. С грохотом пошли тягачи, танки. Незабываемый, волнующий час освобождения! Навстречу из всех переулков уже бежали дети с букетами астр. С треском летели на землю обломки немецких указателей. На каждом перекрестке стояли толпы людей. Десятки добровольцев-проводников указывали путь, советовали, как объехать минированные немцами участки, и говорили, говорили без конца, торопясь рассказать всем о наболевшем».

23 августа Москва салютовала освободителям Харькова, хотя сражение еще не завершилось. Продолжались бои с ахтырской группировкой. Покинувшие город войска генерала Кемпфа даже пытались контратаковать и отбить его. С ними покончили через неделю. Тогда-то и состоялся общегородской митинг. В Харькове тем временем восстанавливалась более или менее нормальная жизнь, с армейских складов завозили продовольствие, открывались первые поликлиники, аптеки, детские сады, магазины, столовые... Люди заново привыкали к осознанию того, что они — хозяева на родной земле.

Орловская и Харьковско-Белгородская операции ознаменовались не локальными победами. Красноармейцы взломали всю линию фронта, начали общее наступление на огромных пространствах от Великих Лук до Тамани. Перед освободителями открылись дороги к Днепру, а история Третьего рейха покатилась к закономерному финалу.

Кто мог знать, что 80 лет спустя Белгород и Харьков снова окажутся по разные стороны фронта и что у многих жителей пострадавшей от нацизма Украины историческая память окажется слишком короткой...

На нашем сайте читайте также:

По инф. portal-kultura.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

  • «Белые» и «красные»: формула примирения
    От памятника Колчаку к памятнику Троцкому.
  • Связистка Вера, или Корреспондент по прозвищу Чижик
    Крымская наступательная операция проводилась с 8 апреля по 12 мая 1944 года и закончилась освобождением Крыма. Ее проводили войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией. В этой операции принимала участие иркутянка Вера Андриановна Чегодаева (на гражданке корреспондент по прозвищу Чижик).
  • Дорогами войны
    21 мая исполнится 100 лет со дня рождения Бориса Васильева.
  • Дети войны. Документальный рассказ Евгения Корзуна
    Эту историю мне рассказал коллега по профессии. Он родом с Донской земли, вся его родня произошла из казачества, проживала и до сих пор проживает на Дону. А он после учебы в Москве обрел вторую родину в Сибири. Они подростками сполна хлебнули горечь немецко-фашистской оккупации.
  • Черемховские наступают: о чем говорят перестановки в правительстве
    Правительство в очередной раз пополнила обойма губернаторов, которых в Кремле посчитали годными к работе на федеральном уровне.
  • Размышления в Год семьи
    Мое послевоенное детство прошло в маленьком заполярном поселке. Домишки были неказистые, с удобствами во дворе, воду привозили на телеге, наливая пожарным шлангом через прорубленное в стене оконце двухсотлитровые бочки, много чего еще не хватало и в скромных магазинчиках того времени. А вот разновозрастной ребятни было много. И мы, мальчишки 10-12 лет, как-то мало обращали внимание на эти неудобства.
  • Полководцы Великой войны: рейтинг от Сталина
    А действительно – кто был лучшим с точки зрения Верховного главнокомандующего? Расхожая точка зрения – Жуков. Вот и Парад Победы 24 июня 1945 года принимал именно он. А командовал парадом Рокоссовский, что тоже символично – его нередко называют «вторым после Жукова». Однако львиная доля возвышения обоих полководцев (особенно Жукова) приходится на 1970-е годы и позже. А как ситуация выглядела в годы войны и первое время после Победы, пока страну возглавлял Сталин?
  • Правда о Победе
    История – служанка политики, взгляд на прошлое, исходящий из сиюминутной конъюнктуры? Или все-таки наука, одна из сфер наших знаний, требующая точности и беспристрастности?
  • «А иначе зачем на земле этой вечной живу?»
    К 100-летию со дня рождения Булата Окуджавы и Юлии Друниной.
  • Люди доброй воли Иммануила Канта
    Философ Иммануил Кант не бывал в Иркутской области. Он практически никогда не покидал родного Калининграда, триста лет назад и до 1946 года называвшегося Кенигсбергом. Но его философские труды, его идеи шагают и по Сибири. Особенно актуально их вспомнить в апреле.
  • Золотой век Зои Богуславской
    Зоя Богуславская – знаменитая российская писательница, эссеист, искусствовед и литературный критик, автор многочисленных российских и зарубежных культурных проектов, заслуженный работник культуры РФ.
  • БАМ – ССО – ВЛКСМ
    На прошлой неделе побывал сразу на нескольких мероприятиях, связанных с аббревиатурами, вынесенными в заголовок, и нахлынули воспоминания. Правда, они (воспоминания) выстроились в голове в обратном порядке, нежели в заголовке. Впрочем, так и было в истории. И в жизни…
  • Чутье. Рассказ Владислава Огаркова
    Эту историю поведал Эдуард Копица, мой знакомый, живший в северном Усть-Илимске. Водитель грузовиков и автобусов, простой и светлый человек, он очень любил природу и многое знал о ней. Увы, ушедший туда, откуда не возвращаются.
  • День Победы: страницы жизни Виктора Секерина
    Виктор Павлович Секерин в 70-е годы заведовал кафедрой и аспирантурой на факультете иностранных языков КГПИ. Он поражал эрудицией, смелостью, раскованностью, ораторским мастерством. Сердце его не выдержало перегрузок в 58 лет. О его жизни и пойдет речь.
  • Защитники, или Воспоминания новоявленного бравого солдата Швейка о превратностях воинской службы
    Почти вся история человечества прошла в войнах и вооруженных конфликтах. Причин тому множество, всех их и не перечислить, да и такой задачи автор не ставит. Куда интереснее вопрос о роли подготовки военных кадров для успешной защиты Отечества. Автору на примерах своей биографии представилась возможность рассказать, как его в очень давнюю эпоху готовили защищать свою страну. И первым моим рассказом будет повествование о начале моей воинской «карьеры» в послевоенной Одессе. Александр Табачник
  • Не судьба?
    Судьба некоторых книг складывается словно по драматическому сюжету. Недавно мне довелось ознакомиться с повестью Г.П. Баранова «Злой Хатиман. Записки военного разведчика», которая могла прийти к читателям ещё в конце 80-­х. Но не пришла. И вот тут интересно разобраться – почему...
  • Фронтовик, писатель, гражданин: сто лет Виктору Астафьеву
    1 мая исполнится 100 лет со дня рождения Виктора Астафьева
  • Какой была в СССР бытовая техника
    Президент Владимир Путин сказал, что «в СССР выпускали одни галоши». Такое высказывание задело многих: не одними галошами был богат Советский союз, чего стоила бытовая техника!
  • 90-е: лихие или бурные?
    «Эта песня хороша – начинай сначала!» – пожалуй, это и о теме 1990-х годов: набившей оскомину, однако так и не раскрытой до конца.
  • «…Я знаю о своем невероятном совершенстве»: памяти Владимира Набокова
    Владимир Набоков родился в Петербурге 22 апреля (10 апреля по старому стилю) 1899 года, однако отмечал свой день рождения 23-го числа. Такая путаница произошла из-за расхождения между датами старого и нового стиля – в начале XX века разница была не 12, а 13 дней.