ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2014-08-15-00-34-46
У Фалеса спросили:— Какая жизнь самая лучшая?
2014-11-27-01-50-51
Как-то раз пожаловался один человек мудрецу: — Все говорят, что я не умею держать язык за зубами, даже называют кляузником. Честно говоря, я много злословил в своей жизни. Как бы мне теперь исправить все необдуманные...
2014-10-15-00-30-08
В больнице в одной палате лежали два тяжелобольных человека. Один лежал у окна, а кровать другого располагалась у двери.
2014-08-22-00-28-19
Великий Тимур, завоевав много стран, дошёл до Европы. Там он впервые увидел зеркало, а в нём — своё безобразное лицо и заплакал. Плакал он целый день.
2014-12-15-04-25-29
Однажды на кухне собрались несколько человек и стали обсуждать, как обычно бывает, политику своего государства, как внутреннюю, так и внешнюю. И зашёл у них разговор на одну из больных тем — коммунальное...

МультиВход
 

«Наш московский закон понесём мы по свету»

Николай РУЖЬЁВ   
03 Февраля 2011 г.
Изменить размер шрифта

alt

В 1957 году в Москве проходил Всемирный фестиваль молодёжи и студентов – впервые в нашей стране. Символом молодёжного форума, на который прибыли делегаты от левых молодёжных организаций мира, стал «Голубь мира», придуманный Пабло Пикассо. Фестиваль оказался во всех смыслах значимым и взрывным событием для юношей и девушек — и самым массовым за свою историю. Он пришёлся на середину хрущёвской оттепели и запомнился своей открытостью. За две фестивальные недели было проведено свыше восьмисот мероприятий. Ансамбль «Дружба» и Эдита Пьеха с программой «Песни народов мира» завоевали золотую медаль и звание лауреатов фестиваля. Прозвучавшая на церемонии закрытия песня «Подмосковные вечера» надолго сделалась визитной карточкой СССР. Один из фестивальных конкурсов впоследствии стал постоянной передачей на телевидении и положил основу массовому распространению в находящемся под железным занавесом Советском Союзе КВН. В стране появилась мода на джинсы, кеды, рок-н-ролл и бадминтон. Сегодня мы предлагаем вам взгляд очевидца тех событий – это всегда интересно. Вспоминает Николай Ружьёв, ветеран МВД, много лет отдавший службе на территории Иркутской области.

В 1957 году в Москве проходил Всемирный фестиваль молодёжи и студентов

Кому мир и дружба…

Международная обстановка была сложная. Как нам объясняли, правительства капиталистических стран стремились сорвать проведение форума прогрессивной молодёжи, напакостить советским людям. Перед отправкой в Москву нас, выпускников Калининградской школы МВД, готовили к предстоящей командировке всесторонне. Для профилактики, чтобы не пристала никакая зараза, нам сделали прививки. От них ребята спали сутки, а кто был послабее – и двое. Спины у всех после этой прививки ещё долго болели.

Наш девиз был: «Кому мир и дружба, а нам – бдительная служба!»

Нас учили действовать на предотвращение беспорядков, при этом быть вежливыми и культурными, чтобы не опозориться на весь мир. Вскоре, в обстановке большой секретности, мы прибыли на станцию Калининград-сортировочный, где нас поместили в вагоны-теплушки, а через двое суток – на подмосковную станцию близ Кунцево. Разместили нас в казармах, там стояли двухъярусные кровати. Выдали нам летнюю парадную форму – белую, и к ней белые перчатки. Нас бесконечно инструктировали, напоминая о бдительности. Утром 28 июля мы выбежали из казармы, но вместо физзарядки помчались вниз по откосу к Москва-реке. Вода оказалась тёплой и чистой. Мы с удовольствием переплыли реку несколько раз туда и обратно.

Утром 29 июля нас автобусами доставили на ВДНХ, где должна была начаться наша служба.

В Лужники!

С 9 утра по улицам прошли делегации, прибывшие на фестиваль. Мы, милиционеры, стройные и молодцеватые, в белоснежной форме, окунулись в радостное и торжественное настроение фестиваля. Живая музыка многочисленных оркестров ещё более усиливала душевный подъём москвичей и гостей столицы. Участников фестиваля размещали в красиво украшенных автомобилях и на небольшой скорости отправляли по улицам Москвы до стадиона в Лужниках. На пути их следования сотни москвичей приветствовали гостей с балконов и из окон рукоплесканиями и возгласами: «Мир! Дружба!» Отправив делегации в Лужники, мы на автобусах быстро добрались до стадиона, чтобы их там встретить. По дороге жители приветствовали нас радостными возгласами, принимая за участников фестиваля. В Лужниках мы выстроились цепочкой так, чтобы все делегации проходили на поле через живой коридор. Мы смогли очень хорошо рассмотреть участников фестиваля: красивых и нарядных девушек, стройных и спортивных ребят. Наша делегация была одета в одинаковые костюмы, что подчёркивало единство союзных республик. Поразили нас американцы. Они прилетели буквально в день фестиваля – первоначально страна собиралась его проигнорировать. Делегация была большая – 120 человек. Они были явно настроены сорвать фестиваль. Лица их резко контрастировали с общим настроением участников, одеты американцы были в рваные брюки и поношенные свитеры. На утренней планёрке нас предупредили об этой «шпионской» братии, готовящей наглые провокации. Мы должны были бдительно следить за их поведением в общественных местах и вовремя оповещать органы об инцидентах. Даже проходя на стадион, американцы смотрели исподлобья и лишь беззвучно открывали рты, когда молодёжь произносила фестивальные лозунги.

Фестивальная сказка

На поле развернулось праздничное действо. С трибун выпустили 25 000 голубей. Они летали волнами вверх и вниз – это было сказочно красиво. Ближе к ночи состоялся водный праздник на Москва-реке. По воде плыли лодки с героями любимых сказок и былин. За всеми фестивальными событиями было не успеть. Казалось, москвичи не спят ночами, а гуляют по улицам столицы вмести с гостями праздника. На ВДНХ мы охраняли грузинскую свадьбу, на которой присутствовали члены иностранных делегаций. Мы стояли по периметру за цветочными клумбами. Весёлые гости не обращали на нас никакого внимания. Часто по вечерам приходилось дежурить на Красной площади. В Кремле делегации принимали согласно русским обычаям – в тёплой дружеской обстановке, так что некоторым гостям после хорошего застолья нужно было помочь добраться до гостиницы.

Бдительная служба

Не до веселья было лишь членам американской делегации. Они занимались мелкими провокациями – например, с подброшенными деньгами и документами. Оперативникам приходилось их подбирать, а «шутников» выпроваживать из страны. Задерживали янки и за попытки снимать оборонные объекты. Если описать все их провокации, получился бы целый детективный роман. К концу фестиваля из 120 человек в Москве остались всего девять.

Но и среди москвичей попадались недостойные граждане.

10 августа в парке имени Горького проходил грандиозный ночной карнавал, в котором участвовало около 300 000 человек. Наш взвод нёс службу с 19 часов до утра у забора Нескучного сада. Мы заняли исходные позиции – по два человека на расстоянии 20 метров. К этому месту вела широкая тропа от южных трибун Лужников. Всё было спокойно. Изредка по тропе проходили группы москвичей. С трибун стадиона доносились крики болельщиков: там проходил товарищеский матч молодёжных сборных СССР и Венгрии по футболу. Около восьми часов вечера возле нас стали собираться группы молоденьких девиц. Они упрашивали нас пропустить их без билетов на карнавал: «Дяденьки, мы ведь больше такого никогда не увидим!» Они умоляли нас отвернуться, пока будут перелезать через забор высотой в четыре метра. Мне было странно это слушать: ведь мы были «при исполнении». Милиционеры пытались их отогнать, но они только хохотали. Темнело. Матч закончился, и мимо нас толпами пошли болельщики. Около каждого поста собралось не менее двух десятков девиц. Воспользовавшись шествием болельщиков, они рванули к забору и сделали живые лесенки друг из друга. Я, честно говоря, не ожидал от них такой прыти. Как козы, забирались они наверх и прыгали на территорию сада, рискуя сломать себе шеи. При виде такой наглости мы сперва опешили, а потом бросились оттаскивать девчонок, оттеснять их от забора. После десяти вечера толпа ещё увеличилась, и мы не могли с ними сладить. Никакие слова не помогали. Появились и парни – в узких брючках и с длинными волосами. Они ловко, наработанным приёмом, перелезали через забор и растворялись в темноте. Нам пришлось применять силу, срывать с карабкающихся на забор молодых людей обувь, а то и юбки, но это мало помогало. Они и в полуголом виде бежали вглубь Нескучного сада, чтобы попасть на карнавал. Наконец забор, не выдержав напора, рухнул. Растерзанные барышни с криками «хотим к иностранцам, дайте нам провести с ними ночь!» бросились мимо нашего редкого заслона. Но внутри их уже поджидали московские милиционеры и бригадмильцы. На территорию парка через запасной выход прибыло около ста машин. Девиц и парней переловили и развезли по отделениям милиции. Парней там брили наголо или проводили просеку ото лба до затылка, брюки-дудочки резали ножницами. Затем машинами их увозили на 101 километр, на «природу». В казармы мы вернулись в шестом часу утра.

До свиданья, Москва!

Назавтра был последний день фестиваля. Мы сутки дежурили у здания МГУ в районе Воробьёвых гор. В половине одиннадцатого вечера погас фестивальный огонь. И тут многочисленные прожекторы высветили небо, в котором проплыл дирижабль с голубем мира – эмблемой фестиваля. Огнемёты стали разноцветными кругами разрисовывать звёздное небо. Мы не успевали поворачивать головы, чтобы уследить за этим феерическим зрелищем. Правда, от пушечных выстрелов ощутимо содрогалась земля рядом с МГУ, а с неба на головы сыпались отстрелянные бумажные гильзы. Это было больно, но мы быстро сориентировались, подложив под фуражки носовые платки и перчатки. Многие иностранцы вначале перепугались, заслышав канонаду. Некоторые даже забегали в панике с криками: «Москва бомбит!» Но мы их успокоили, объяснив, что это в их честь, что Москва благодарит их и дарит им праздник. Во время салюта в небо было выпущено два миллиона ракет. Это была сказка, которую невозможно забыть. По сравнению с ней негатив ощущался как что-то мелкое и незначительное.

11 августа, в день отъезда гостей, мы дежурили на площади у Белорусского вокзала. Молодые парни и девушки с трибуны скандировали: «Спасибо Москве и стране социализма! Спасибо москвичам и всему советскому народу!» Многие ребята говорили, что по приезде домой их посадят в тюрьму: им не простят поездку на фестиваль. Лишь американцы прошли на посадку, не сказав никому даже простого «до свидания!» У многих в руках были купленные в наших магазинах гитары и фотоаппараты.

С тех пор я не могу без волнения слышать песню той поры:

У московских студентов горячая кровь,
Неподкупные души и светлые лица.
От сибирских снегов, от днепровских садов
Собрались мы в твои общежитья, столица!
Нам студенческих песен вовек не забыть,
Наш московский закон понесём мы по свету,
Коль дружить, так дружить, коль любить, так любить,
Горячей и верней, чем Ромео Джульетту.

На долгое время осталось в моём сознании впечатление от этой сказки. При встрече с родными я подробно рассказал им о фестивале. Я чувствовал гордость за наш народ, за гостеприимство, с которым мы встретили гостей из 130 стран. Службой молодых офицеров милиции остались довольны и москвичи, и гости столицы.


  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...