ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-12-21-06-37-06
Судьба этого уникального человека поделена на две половины. Полковник боевой авиации, советник Президента РФ, отважный летчик, штурман — и православный монах. Валерий Бурков (монах Киприан) в Афгане потерял обе ноги, в монашестве он передвигается на...
2021-01-13-02-10-28
Каждое утро перед сменой теперь начинается одинаково. Приём натощак омепразола. Капли в глаза, втирание мази в колени, натягивание ортезов. Бритьё, вымученный завтрак опять же с таблетками, ритуальные пять минут на стульчаке перед дорогой. Кто этот угрюмый дядька, смотрящий на меня из огромного...
2015-01-14-05-15-20
Один американский моряк получал письма от женщины, которую он никогда не видел. Её звали Роза. Они переписывались 3 года. Читая её письма и отвечая ей, он понял, что уже не может жить без её писем. Они полюбили друг друга, сами не осознавая...
2015-01-14-05-36-49
Одному мальчику взрослые задавали вопрос: «Кем ты хочешь стать?»
2015-01-14-05-58-58
Среди народов царя Ананди были и те, что верили в перерождения людей после смерти. Царь спросил мудрого, знавшего это учение: — Люди становятся другими людьми, животными, растениями, духами, насекомыми, птицами и...

МультиВход
 

Боевые сябры...

Олег СУХАНОВ, член Союза журналистов России.   
19 Ноября 2010 г.
Изменить размер шрифта

alt

Так зовут белорусы боевых друзей-партизан.
Жила в Иркутске семья Никитиных: Тимофей Петрович и его жена Клавдия Фоминична. Они сражались в партизанском отряде Героя Советского Союза Асмана Касаева. Их дочери Неле в то время было пять лет.

 

 

В Иркутске Тимофей Петрович работал на ремонтном оружейном предприятии УВД, а во время войны мастерил автоматы для партизан. Такой автомат я и увидел в музее Минска.
Позже Никитины на квартире в Юбилейном, где они жили, рассказали о партизанской земле, где в годы оккупации была создана партизанская зона и сохранилась советская власть.

Связная подполья
Клавдия стояла у окна. На улице по мостовой стучали подковами сапоги чужих солдат, гремела техника с чёрными крестами. Эвакуироваться не успела — её маленькая Нелечка была у тёти в деревне. Муж, с которым прожила чуть более двух лет, пропал без вести в первые дни войны. Она рано потеряла родителей, и ей было страшно от неизвестности и горького одиночества. Родной Могилёв оказался в руках страшного врага, казалось, что всё рухнуло и оборвалось. Мысль о дочери возвращала в действительность, звала к действию.
Вечером забежала школьная подруга с сообщением, что завтра нужно идти на биржу труда: установлен «новый порядок», и будут регистрировать рабочую силу. За неповиновение — расстрел. Клавдию направили уборщицей в комендатуру, которая разместилась в здании школы. С тоской молодая женщина смотрела на свою классную комнату, где теперь на стене красовался портрет фюрера. Она ждала первого выходного, чтобы отправиться в деревню за дочерью.
Однажды Клавдия мыла пол в комнате, уставленной аппаратурой. Оператор вышел покурить, оставив включённым приёмник. Раздавалась немецкая речь. И вдруг: «Говорит Москва!» Клавдия растерялась, но продолжала орудовать тряпкой, жадно ловя каждое слово. Передавали сводку о положении на фронте. Зашёл оператор, сразу выключил приёмник и погрозил Клавдии пальцем, а затем приложил его к губам: «За услышанное — смерть».
Она едва дождалась конца рабочего дня. Москва жива, а это давало силы. Клавдия побежала к соседу...
Василий Константинович, железнодорожный рабочий, внимательно выслушал Клавдию, поблагодарил за информацию и спросил:
— Что дальше будешь делать, дочка?
— Убегу в деревню, у них работать не буду.
— Работай, Клава. Старайся, всё слушай о чём говорят. Ты в школе немецкий изучала, припоминай язык. Сейчас нужно знать, какие части приходят в Могилёв, какие готовятся к отправке на фронт. Поняла?
Клавдия в ответ кивнула.
После получила и другое задание — познакомиться с военнопленными, которые работали на хоздворе, и установить через них связь с лагерем.

alt

Одной было не под силу, но рядом находились школьные подружки, оставшиеся в Могилёве. Девушки установили контакты с лагерем. В первые месяцы войны гитлеровцы были настолько уверены в своей победе, что почти не охраняли поле за городом, окружённое колючей проволокой, где под открытым небом держали военнопленных, многие из которых были ранены и обречены. Девушки ходили к лагерю, кидали через проволоку морковь, капусту, брюкву, хлеб, знакомились с бойцами, заигрывали с охраной и готовили узников к побегу. Клава должна была переправлять этих людей в партизанский отряд. Такое задание ей дал Василий Константинович.
В день побега несколько девушек пошли к охране лагеря, а другие во главе с Клавдией к проволоке неподалеку от Днепровской кручи. Кусачками проделали лаз и отвели бежавших к Днепру.
После побега большой группы военнопленных немцы спохватились. Девушкам запретили подходить к лагерю, заменили охрану, но побеги были: их устраивали с места работ.
Неля была уже при матери. С ней было удобно ходить через контрольно-пропускные пункты: на женщину с ребёнком почти не обращали внимания.
Однажды Клавдия возвращалась от партизан. Присела на опушке леса передохнуть, поправила дочке косыночку, и вдруг из кустов просят подойти. «Немцы так делать не будут, а предатели ходят открыто», — думалось Клавдии, идущей на голос...

Оружейник партизанских лесов
В кустах Клавдия увидела двух мужчин с обросшими, уставшими лицами.
— Что за город впереди? — спросил один из них
— Могилёв, — ответила женщина.
— Вот мы куда, Вася, пришли, — сказал спрашивающий.
— А вы не бойтесь, — сказал тот, кого звали Васей.
— В лесу сейчас только хорошие люди прячутся, — улыбнулась Клавдия.
— Меня зовут Тимофей, это я вас позвал. Топаем из фашистского плена к Смоленску, а вышли к Могилёву.
— Возьму с собой, — сказала Клавдия, — костром не пахнете, сойдёте за деревенских мужиков, сегодня в городе базарный день.
Тимофей подхватил на руки девочку, так и прошли в Могилёв без осложнений.
Тимофей оказался мастером по холодной обработке металлов. В декабре 1941 года в составе 39-й Уральской армии прибыл на передовую. В июне 1942 года попал в окружение и в плен. Затем бежал. Сейчас бежать некуда, воевать дальше надо.
Клавдия рассказала о Тимофее Василию Константиновичу.
— А веришь ему? — спросил он, раздумывая.
— Я в лесу ещё поверила, — горячо сказала Клава.
— Тебе самой уходить надо. Полицаи заинтересовались: в деревню часто ходишь. Закончилась твоя подпольная жизнь. Будешь бойцом отряда. В последний раз уведёшь с собой военнопленных — это побег из госпиталя — и в бой...
Асман Касаев принял пополнение, а на другой день командир получил свой отремонтированный автомат. За месяц Никитин восстановил всё нуждающееся в ремонте оружие, собрал для себя из разных частей автомат, показал его Касаеву. Командир долго рассматривал самоделку, потом поставил свой диск и разрядил его в пенёк. Посмотрел пробоины и покачал головой: «Хороша машина». Никитин предложил: «Давай делать своё». «Это дело», — согласился Касаев. Мастерскую открыли в деревне Хрыляповке, в старой кузне. Мужики собрали инструмент, нашёлся столяр вытачивать ложе. Тимофей приступил к производству первых автоматов. Делал он их из винтовочного ствола, один ствол — на два автомата. Попросил, чтобы достали струны от пианино — на возвратную пружину, кожухи делал из старых железных бочек. Опробовать первый автомат, сработанный в партизанской мастерской, приехал Касаев.
Он прихватил с собой парашютиста из Москвы, на боку у которого висел новенький заводской скорострельный укороченный автомат. Высадили из никитинского по диску. Десантник видел, как после последней длинной очереди весь пенёк разлетелся, и сказал: «Меняю сразу свою машинку на вашу».
Тут Касаев принял решение: «Будем производство ставить на широкую ногу. Посмотрел я дом в селе Сермяженка, там сподручнее будет и ближе к базе».
В новой мастерской Никитину помогали четыре слесаря из Ленинграда, попавшие к Касаеву, как и Тимофей. Партизаны готовились к большим делам.

Дела фронтовые
За годы оккупации фашисты уничтожили на территории Белоруссии 9200 сёл, замучили и сожгли заживо 2 миллиона 200 тысяч жителей республики. Была возле Могилёва деревня Дубинки. Однажды сюда нагрянули эсэсовцы, согнали всех жителей в сарай и сожгли живьём. Сгорело в этом пламени 186 человек. Бойцы Асмана Касаева поклялись на пепелище жестоко отомстить врагу.
Из воспоминаний Тимофея Никитина: «В селе Добрусевичи каратели собрались на митинге «Два года войны с СССР», а после, видимо, решили повторить то, что сделали с Дубинками и Хатынью. Они вызвали самолёты и блокировали село, оставили один выход и устроили засаду на дороге. Крепко обложили, как охотники медведя в берлоге. Когда начало темнеть, стала подходить наша авиация. Мы ракетами осветили место, где находился враг. Здорово отработали наши лётчики, точно по цели бомбы легли. Фашисты в оставленный проход ринулись, там их тоже встретили. Ни один не ушёл после празднования двухлетней войны с нами. Целую неделю они трупы из Добрусевичей возили, а мы — на новый объект. В селе Голумец, всего в девяти километрах от Могилёва остановилась на отдых воинская часть. Мы блокировали её, а на дорогу в город на всякий случай выкатили пушку, которую я тоже смастерил, ствол только был с «сорокопятки». Удачный был налёт, почти без потерь. В плен взяли генерала, двух полковников, сожгли склад с обмундированием: западло считали немецкие носить. Из пушки подбили бронетранспортёр. Хочу заметить, что не только оружие помогало в боях. Не видать бы нам таких побед, кабы не наши дорогие партизанки, разведчицы».
Из воспоминаний Клавдии Никитиной: «Я ходила по деревням, собирала сведения у наших людей, иногда брала с собой Нелечку, чтобы меньше было подозрений. Нашу партизанскую зону уже начинали блокировать, опоясывали колючей проволокой, минировали выходы, бомбили с воздуха. Ходить на явки становилось всё труднее. Однажды хозяев на явочной квартире не оказалось, сведения и самогонку для операций раненых я нашла в условном месте. Собрались уходить, я выглянула в окно — возле калитки стоит подвода с немцами, к дому идёт офицер, а с ним полицай. Я схватила корыто, из шайки плеснула туда воды, бросила с кровати тряпьё и начала стирать. В голове одна мысль: «Выследили».
— Партизан? — уставился на меня офицер. Сердце обмерло.
— Да какой партизан, — сказал полиций, — тутошняя, вон с дитём.
— Матка, — удовлетворительно кивнул офицер, — аусвайс.
Наши умельцы хорошо делали документы. Офицер пнул дверь ногой и вышел на улицу, полицай за ним. Я стою и плачу, руки трясутся, а Неля на меня смотрит и лепечет: «Не плачь, мамочка, не плачь...».

Блокада
Сжималось кольцо над партизанской зоной. На её уничтожение немцы с фронта сняли дивизию, не прекращались артобстрелы и воздушные налёты. Приходилось постоянно менять место стоянок, и стало необходимостью вырваться из окружения.
Из рассказа Нелли Тимофеевны Никитиной-Губановой: «Я хорошо запомнила воздушные налёты. Навсегда осталось в памяти, как мы пересекали поле, чтобы укрыться в лесу. В это время над нами появилась «рама». Дядя Асман бегал и кричал «Быстрее, быстрее!» Но появились «мессеры», они прошли низко над нами. Мама схватила меня и бросила в сторону от телег. Дядя Асман схватил пулемёт и начал стрелять по самолётам, но засвистели пули, с телег в разные стороны полетели солома и щепки. Дядю Асмана опрокинуло на спину. Когда улетели самолёты, мы снова ехали. Наш командир лежал на телеге недалеко от меня».
Так Нелли Тимофеевна стала свидетельницей гибели отважного командира. Памятник ему установлен в Могилёвской области, жаль, что не в Грозном, на родине Касаева. Трудно стало отряду без командира: партизаны двигались почти наугад, пока не остановились на берегу Друти. Переправиться на другой берег не было возможности, и тогда они стали углубляться в заболоченный лес, чтобы найти место для стоянки. Погони не было уже несколько дней, не появлялись и самолёты, только постоянно грохотал на востоке дальний гром.

Встреча
Гром приближался. Боеспособная часть партизан решила выходить к дорогам и бить отставших гитлеровцев. Клавдии поручили с детьми и остальными женщинами понадёжнее спрятаться в лесу и ждать.
Никитин с двумя товарищами выскочил на опушку. Невдалеке была дорога, по которой беспорядочно двигались техника и толпы людей. Заметив разрыв среди отступающих, Тимофей предложил: «Накроем их!» Товарищи согласились. Коней привязали в лесу, выбрали удобное место, подождали, когда отставшие подойдут к ним, и Никитин дал длинную очередь из пулемёта. Немцы заметались по дороге, партизаны поддержали Тимофея огнём из автоматов. Паника началась неописуемая...
В это время Клавдия с детьми и женщинами сидела в чащобе, слушала, как шелестят в воздухе снаряды в обе стороны. Под утро всё стихло. Тишина наступила неимоверная.
— Пойдём, поглядим, что делается, — предложила Клавдия одной женщине.
Пошли на стук топора, который стал раздаваться где-то неподалеку, и вскоре увидели военных людей, валящих деревья в болото.
— Наши, — прошептала Клавдия, хотя и форма у военных была другая.
Затем она услышала родную речь и закричала: «Наши! Наши!»
Солдат с удивлением поднял голову и заулыбался: «Откуда вы, девы лесные?»
Так закончилась их партизанская жизнь в лесах Белоруссии.

P. S. Уважаемая Нелли Никитина, если Вы в Иркутске, откликнитесь...

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...
  • Алла Пугачёва Песенка Первоклассника
  • Пьер Карден: Жизнь – судьба, которую мы творим в зависимости от наших амбиций
    «Я – единственный в мире по-настоящему свободный человек мира моды, – говорил он. – Все мои коллеги давным-давно передали свои бренды в чужие руки, а я всегда оставался Пьером Карденом от А до Z». Он создал империю, над которой никогда не заходило солнце: 500 фабрик, 800 торговых лицензий – от чая до мебели – и почти 200 тысяч сотрудников на всех континентах. На девяносто девятом году жизни в Американском госпитале парижского пригорода Нейи-сюр-Сен скончался последний из великих кутюрье двадцатого столетия. Это интервью с тем, кого во Франции по праву прозвали «императором моды», состоялось незадолго до его ухода в мир иной.
  • Уроки двадцатого века
    Двадцатый век в летописной истории человечества является, пожалуй, самым кровопролитным и катастрофичным по своим последствиям. Демографы подсчитали, что за всю историю человечества родилось и умерло около 120 миллиардов человек. А за один только ХХ век погибло от войн и революций более половины этого количества!
  • «Анна Каренина. История Вронского»: новое кинопрочтение известного сюжета
    Телеканал «Россия-1» в прайм-тайм показал восьмисерийный фильм Карена Шахназарова «Анна Каренина. История Вронского». Размышления по поводу самого факта его демонстрации во время пандемии привели автора этой статьи к неожиданным выводам.
  • Почему приверженцы ислама предпочитают не рассказывать свои сны?
    В исламе сновидениям уделяется достаточно большое внимание. Несмотря на то, что мусульмане не отрицают такое явление как вещие сновидения, а толкование снов считают наукой, согласно учению, содержанием далеко не всех ночных видений следует делиться с окружающими.
  • Михаил Евдокимов Посиделки с дедом
  • Главная потолочная балка русской избы – препятствие для нечистой силы и не только
    В традиционной русской избе, строившейся по определённым канонам, центральная горизонтальная балка, поверх которой прибивались остальные потолочные доски, называлась матицей. Она была наделена сакральным смыслом и делила внутреннее пространство жилища на две равные части, обозначая условную границу за которую посторонним вход был запрещён.
  • Российская империя: от рождения до краха
    В наступившем 2021-м исполняется триста лет провозглашению Российской империи. Начало имперского периода (время Петра) было самым острым и дискуссионным историческим вопросом для общественной мысли дореволюционной России, а для России современной таковым вопросом является, напротив, крах империи – 1917 год. Многие имперские реалии, которые не вписывались в советскую идеологическую схему, были отсеяны, а потому неизвестны сегодня не только широкому кругу, но и большому количеству специалистов.
  • Ярчайший российский авангардист Марк Шагал – он считал себя скитальцем
    «Над городом» – самая известная картина Шагала и она же самая странная и загадочная. Ну да, конечно, любой скажет: какие еще загадки? Все ясно как божий день: это метафора любви, причем любви самого художника, все знают, что изобразил он на этой немаленькой картине (почти полтора на два метра) самого себя и свою любимую жену Беллу, а летят они над его родным и любимым Витебском.
  • Золото советского кино «Свадьба в Малиновке»
  • Достойно удивления
    hors Анникерид из Кирены гордился умением скакать верхом и управлять колесницей. Однажды он пожелал показать своё искусство Платону.
  • Джордж Блейк: от британского спецагента до полковника СВР
    В самом конце прошлого года пришла печальная весть. На 99-м году жизни не стало легендарного советского разведчика, полковника СВР России в отставке Джорджа Блейка. О нём написаны книги, сняты фильмы. В нашей разведке его очень уважали и ценили. О жизни и смерти Джорджа Блейка рассказал полковник в отставке Олег Гаврилов.
  • Диего Марадона: лучший футболист двадцатого века и... антигерой столетия нынешнего
    В конце ноября умер легендарный футболист Диего Марадона. В последние годы аргентинца несколько раз буквально вытаскивали с того света. Выживать помогали врачи и президенты.
  • Как быть, если есть склонность постоянно откладывать дела? Откуда она взялась?
    Конфликты отцов и детей, то есть поколений, конечно существуют. В частности, иногда не складываются хорошие отношения между мамой и дочкой. Такая ситуация многим знакома. Не секрет, что девочки от такой родительской нелюбви, очень страдают. И даже будучи во взрослом возрасте не все стойко справляются с травмами, полученными в прошлом. Эти и другие темы освещены в книгах американской писательницы Пег Стрип. Ниже предлагается фрагмент работы автора «Нелюбимая дочь. Вопросы и ответы».
  • Михаил Евдокимов - На истребителе
  • Плохой прорицатель
    diogen 1 Однажды Диоген подошёл к прорицателю и спросил: — Ты хороший прорицатель или плохой?
  • Грустный итог реформаторства медицины с приходом ковида стал очевиден
    Каждое утро перед сменой теперь начинается одинаково. Приём натощак омепразола. Капли в глаза, втирание мази в колени, натягивание ортезов. Бритьё, вымученный завтрак опять же с таблетками, ритуальные пять минут на стульчаке перед дорогой. Кто этот угрюмый дядька, смотрящий на меня из огромного зеркала в лифте? Лицо мятое, осунувшееся. Хорошо, что под аптечной маской теперь никто не видит эту физиономию мизантропа. Я таким не был. Меня таким сделала отечественная медицина.
  • Что несет с собой обвал капитализма?
    «Не ждите слишком многого от конца света», — писал польский острослов Станислав Ежи Лец. Вот скажем так и про капитализм. Приготовимся к его концу, но не будем ждать от него слишком многого.
  • Вспоминая Довлатова: взгляд из Петербурга, Таллина и Нью-Йорка
    У русского писателя и публициста Сергея Довлатова в жизни были три важных города. Это Ленинград (сегодняшний Санкт-Петербург), эстонский Таллин и американский Нью-Йорк. И три близких знакомых Довлатова поделились своими воспоминаниях, связанными с ним самим и этими городами в книге «Три города Сергея Довлатова». Предлагаем прочитать фрагмент из воспоминаний Елены Скульской, работавшей вместе с Довлатовым в газете «Советская Эстония».
  • Если б я был султан - полная версия