ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

Как лекарь Степан Андреевский открыл сибирскую язву

Алексей Митрофанов, редактор Егор Отрощенко, miloserdie.ru   
12 Февраля 2023 г.
Изменить размер шрифта

Степан Андреевский лежал и страдал. Его мысли смешались, сознание время от времени покидало исследователя. Он только что привил себе неизвестную медицине болезнь, и все с нетерпением ждали, а что будет дальше. Андреевский выздоровел. Так была открыта новая, коварная болезнь – сибирская язва.

Как лекарь Степан Андреевский открыл сибирскую язву

  • Фрагмент картины «Доктор», 1891. Художник – Люк Филдс. Британская галерея Тейт, Лондон

Степан Семенович был не только врачом, за свою долгую жизнь он побывал и педагогом, и губернатором.

Степан Семенович Андреевский родился в 1760 году на Черниговщине, в местечке Салтыкова Девица. Сейчас это, конечно, село.

В начале жизни у Степана была другая фамилия – Прокопович, но он решил ее сменить. Писал в Сенат: «Фамилия Андреевский принята мною со стороны матери моей по некоторым обстоятельствам еще в самом юношестве, обучаясь словесным наукам, которую и до сего времени на себе нося, да будет мне позволено при оной же навсегда оставаться».

Что это за «некоторые обстоятельства», нам неизвестно. В любом случае Сенат не возражал, и наш герой вошел в историю как Степан Семенович Андреевский.

Отец его служил священником, и Степа совершенно естественным образом окончил Киевскую Духовную академию. В 1778 году резко изменил жизненный курс и поступил в Кронштадтскую медицинскую школу при морском госпитале, лекарским учеником.

Променял теплые южные ночи на порывистый ветер балтийского острова.

Впрочем, вскоре юношу перевели в Санкт-Петербург, в Генеральный сухопутный госпиталь.

А в 1781 году началась его профессиональная деятельность. Снова на юге, на родине. Степан Семенович – подлекарь Черниговского легко-конного полка. Он не только избавляет от болезней, он еще и занимается исследованиями. И вскоре появляется на свет его научный труд – медико-топографическое описание местности с перечнем антисанитарных факторов и способов избавления от них.

Труд назывался – «Обсерваций», он же «Медико-топографическое описание Черниговской губернии».

В 1786 году молодой человек назначается штаб-лекарем Санкт-Петербургского сухопутного госпиталя. Он снова в столице, но совсем ненадолго. Судьба перебрасывает Андреевского, как крестьянские дети в родном селе – мяч для лапты. Степан Семенович вместе со своим помощником подлекарем Василием Григорьевичем Жуковским едет в Уфимскую губернию, в Челябинск. Там беда, и без него не обойдутся. Нужно спешить.

Новая болезнь

В Уфимской губернии – эпидемия ранее неизвестной болезни, от которой погибают и животные, и люди. Двадцатишестилетний медик возглавляет экспедицию для изучения этой болезни и принятия соответствующих мер.

Из всех возможных путей, Андреевский выбрал самый радикальный. И самый героический. Проведя тщательные наблюдения, вскрыв две сотни трупов, отважный исследователь сам себя заразил «материей, взятой из язвы больного», фактически, привил ее себе эту болезнь.

После утренней молитвы он надрезал себе руку рядом с локтем, занес туда эту «материю», улегся и принялся ждать.

Процесс шел мучительно. Впоследствии доктор писал: «Расстройство и помешательство мыслей, соединенные с превеликим страданием, воспрепятствовали мне сохранить в памяти тогдашнее мое состояние во всем существе его».

Все это время за ним наблюдал – рискуя тоже заразиться – подлекарь Василий Жуковский. Можно сказать, что Жуковский своим старательным, самоотверженным ухаживанием, спас ему жизнь.

Да, к счастью, все обошлось. Степан Семенович из этой битвы вышел триумфатором. Медики приступили к массовой вакцинации, а новой болезни, наконец, дали название – сибирская язва. Его придумал сам Степан Семенович – этот недуг тогда зверствовал и за Уралом.

Окончательно выяснилось, что болезнь эта – инфекционная, что она передается не только от животного к животному и от животного к человеку, но и от человека к человеку. Что бороться с ней следует с помощью вакцины.

Можно сказать, что Андреевский – первооткрыватель болезни. А Челябинск часто называют «родиной сибирской язвы».

Реформатор медицинской педагогики

Подлекарь Василий Жуковский остался в Челябинске. Уж так приглянулся ему этот город. Один из современников писал: «Василий Григорьевич сумел заслужить в своем городе и целом уезде всеобщую любовь и уважение, заслужил своею неподкупною добросовестностью и полною готовностью быть полезным каждому... Городские жители называли Василия Григорьевича «батюшкой» и шли в его дом, как в родственный всем».

А для Степана Семеновича эта страница жизни закрылась. Следовало открывать новую. Андреевский возвращается в Санкт-Петербург и в 1792 году становится членом медицинской коллегии.

Сенат распорядился: «На штаб-лекарском месте быть находящемуся при здешнем сухопутном генеральном госпитале штаб-лекарю Степану Андреевскому, который по званию своему отличил себя полезными службе и обществу трудами».

Это была затея нового директора коллегии, графа Алексея Ивановича Васильева. Он задумал привлечь к себе лучших из лучших. Молодых, энергичных и неравнодушных. Степан Семенович мало того, что обладал этими качествами, так еще и знаменитость. Он принимает предложение графа.

Зоной ответственности Андреевского становится медицинское образование. Из вирусологов, да в педагоги. Впрочем, ему не привыкать. Это универсальный человек.

Степан Семенович суров. Безжалостно закручивает гайки. Под его руководством ужесточаются требования и к вступительным, и к выпускным экзаменам. Он пишет «Предварительное постановление о должности учащихся и учащих».

Андреевский упраздняет звание подлекаря, даром что сам был таковым. Создает Карантинный устав, а уж тут ему опыта не занимать. Пишет инструкцию для врачебных управ.

В его подчинении – Экспедиция экономии медицинской коллегии. Жизнь бурлит и фонтанирует.

В 1794 году у Степана Семеновича новое спецзадание. В то время в отечественной фармакологии огромную роль играли специальные медицинские ботанические сады. Требовалось эту тему прояснить, сделать выводы и принять меры по улучшению.

Господин Андреевский объездил их все. Не поленился. Отдал нужные распоряжения. И уже через год многие лекарственные травы, получаемые ранее из-за границы, успешно выращивали на российской земле.

В 1807 году Андреевский неожиданно оставляет медицину и поступает на службу в Министерство финансов.

Астраханский губернатор

А вскоре – новая и столь же неожиданная перемена. Бывший доктор принимает назначение на должность вице-губернатора Гродно и Киева. А в 1811 году переезжает в Астрахань. Там он уже гражданский губернатор.

Главным делом Андреевского как губернатора была борьба с антисанитарией. Он выступал одновременно и как городской руководитель и как доктор. При нем были устроены деревянные тротуары, завершено строительство городского канала, начатое еще в 1744 году при губернаторе Василие Татищеве.

Из страшной помойки канал превратился в элитный район. «Вестник промышленности» рекомендовал прибывшим в Астрахань: «Советую вам прямо ехать на Канал, по сторонам его живут почти все флотские офицеры. Эта улица – одна из самых аристократических».

Совершенствовалась медицина. В аптеках стали появляться современные медикаменты, а в больницах – столь же современное оборудование. Питание больных улучшилось, для них стали готовить по рекомендациям врачей.

Был основан Оспенный комитет, и в результате в 1816 году все астраханские дети были привиты против этой болезни. А вакцин производилось столько, что излишек отправляли на Кавказ.

Привели в порядок укрепления. И в результате избавили город от ежегодного паводка, оставляющего гигантские гниющие лужи.

Астрахань стала другим городом.

* * *

Там же, в Астрахани, в губернаторской должности Степан Андреевский скончался. Утром отправился на службу, но почувствовал «крайнее изнеможение» и вернулся. Вызвали врача. Тот нашел, что губернатор «одержим необыкновенно повсеместною слабостью нервной системы с сильным притом судорожным удушьем. Удушье сие хотя по употреблению надлежащих средств уменьшилось, но расслабление оставалось в одинаковой степени».

На следующий день губернатора не стало.

Незадолго до смерти Андреевский составил завещание. В нем он обращался к своей жене: «Не имея ни злата, ни серебра, ни драгоценных камней и дорогих вещей, я умоляю друга моего не тревожить праха моего подозрениями в помещении оных. Столовое же серебро, коего весом я имел не более 12 фунтов, принесено будет в тот священный храм, при коем бренное тело мое погребено будет, а белье, носильное платье и прочие пожитки останутся в пользу неимущих».

Его жена все это время проживала в Петербурге. В Астрахани ей казалось скучновато.

***

В какой бы сфере не трудился Степан Андреевский, он сумел везде ярко себя проявить. Вот уж точно, как сказал писатель Лион Фейхтвангер, человек талантливый талантлив во всех областях. И главное, каким мужеством обладал этот лекарь, не побоявшись вступить в схватку со страшной неизвестной болезнью. Хорошо, что он вышел из этого смертельного поединка победителем. Во-первых, мог после этого просто жить, и во-вторых, он сумел осуществить ещё очень много полезного.

На нашем сайте читайте также:

По инф. МИЛОСЕРДИЕ.RU

  • Расскажите об этом своим друзьям!

  • Дети войны. Документальный рассказ Евгения Корзуна
    Эту историю мне рассказал коллега по профессии. Он родом с Донской земли, вся его родня произошла из казачества, проживала и до сих пор проживает на Дону. А он после учебы в Москве обрел вторую родину в Сибири. Они подростками сполна хлебнули горечь немецко-фашистской оккупации.
  • Черемховские наступают: о чем говорят перестановки в правительстве
    Правительство в очередной раз пополнила обойма губернаторов, которых в Кремле посчитали годными к работе на федеральном уровне.
  • Размышления в Год семьи
    Мое послевоенное детство прошло в маленьком заполярном поселке. Домишки были неказистые, с удобствами во дворе, воду привозили на телеге, наливая пожарным шлангом через прорубленное в стене оконце двухсотлитровые бочки, много чего еще не хватало и в скромных магазинчиках того времени. А вот разновозрастной ребятни было много. И мы, мальчишки 10-12 лет, как-то мало обращали внимание на эти неудобства.
  • Полководцы Великой войны: рейтинг от Сталина
    А действительно – кто был лучшим с точки зрения Верховного главнокомандующего? Расхожая точка зрения – Жуков. Вот и Парад Победы 24 июня 1945 года принимал именно он. А командовал парадом Рокоссовский, что тоже символично – его нередко называют «вторым после Жукова». Однако львиная доля возвышения обоих полководцев (особенно Жукова) приходится на 1970-е годы и позже. А как ситуация выглядела в годы войны и первое время после Победы, пока страну возглавлял Сталин?
  • Правда о Победе
    История – служанка политики, взгляд на прошлое, исходящий из сиюминутной конъюнктуры? Или все-таки наука, одна из сфер наших знаний, требующая точности и беспристрастности?
  • «А иначе зачем на земле этой вечной живу?»
    К 100-летию со дня рождения Булата Окуджавы и Юлии Друниной.
  • Люди доброй воли Иммануила Канта
    Философ Иммануил Кант не бывал в Иркутской области. Он практически никогда не покидал родного Калининграда, триста лет назад и до 1946 года называвшегося Кенигсбергом. Но его философские труды, его идеи шагают и по Сибири. Особенно актуально их вспомнить в апреле.
  • Золотой век Зои Богуславской
    Зоя Богуславская – знаменитая российская писательница, эссеист, искусствовед и литературный критик, автор многочисленных российских и зарубежных культурных проектов, заслуженный работник культуры РФ.
  • БАМ – ССО – ВЛКСМ
    На прошлой неделе побывал сразу на нескольких мероприятиях, связанных с аббревиатурами, вынесенными в заголовок, и нахлынули воспоминания. Правда, они (воспоминания) выстроились в голове в обратном порядке, нежели в заголовке. Впрочем, так и было в истории. И в жизни…
  • Чутье. Рассказ Владислава Огаркова
    Эту историю поведал Эдуард Копица, мой знакомый, живший в северном Усть-Илимске. Водитель грузовиков и автобусов, простой и светлый человек, он очень любил природу и многое знал о ней. Увы, ушедший туда, откуда не возвращаются.
  • День Победы: страницы жизни Виктора Секерина
    Виктор Павлович Секерин в 70-е годы заведовал кафедрой и аспирантурой на факультете иностранных языков КГПИ. Он поражал эрудицией, смелостью, раскованностью, ораторским мастерством. Сердце его не выдержало перегрузок в 58 лет. О его жизни и пойдет речь.
  • Защитники, или Воспоминания новоявленного бравого солдата Швейка о превратностях воинской службы
    Почти вся история человечества прошла в войнах и вооруженных конфликтах. Причин тому множество, всех их и не перечислить, да и такой задачи автор не ставит. Куда интереснее вопрос о роли подготовки военных кадров для успешной защиты Отечества. Автору на примерах своей биографии представилась возможность рассказать, как его в очень давнюю эпоху готовили защищать свою страну. И первым моим рассказом будет повествование о начале моей воинской «карьеры» в послевоенной Одессе. Александр Табачник
  • Не судьба?
    Судьба некоторых книг складывается словно по драматическому сюжету. Недавно мне довелось ознакомиться с повестью Г.П. Баранова «Злой Хатиман. Записки военного разведчика», которая могла прийти к читателям ещё в конце 80-­х. Но не пришла. И вот тут интересно разобраться – почему...
  • Фронтовик, писатель, гражданин: сто лет Виктору Астафьеву
    1 мая исполнится 100 лет со дня рождения Виктора Астафьева
  • Какой была в СССР бытовая техника
    Президент Владимир Путин сказал, что «в СССР выпускали одни галоши». Такое высказывание задело многих: не одними галошами был богат Советский союз, чего стоила бытовая техника!
  • 90-е: лихие или бурные?
    «Эта песня хороша – начинай сначала!» – пожалуй, это и о теме 1990-х годов: набившей оскомину, однако так и не раскрытой до конца.
  • «…Я знаю о своем невероятном совершенстве»: памяти Владимира Набокова
    Владимир Набоков родился в Петербурге 22 апреля (10 апреля по старому стилю) 1899 года, однако отмечал свой день рождения 23-го числа. Такая путаница произошла из-за расхождения между датами старого и нового стиля – в начале XX века разница была не 12, а 13 дней.
  • «Помогите!». Рассказ Андрея Хромовских
    Пассажирка стрекочет неумолчно, словно кузнечик на лугу:
  • «Он, наверное, и сам кот»: Юрий Куклачев
    Юрий Дмитриевич Куклачёв – советский и российский артист цирка, клоун, дрессировщик кошек. Создатель и бессменный художественный руководитель Театра кошек в Москве с 1990 года. Народный артист РСФСР (1986), лауреат премии Ленинского комсомола (1980).
  • Эпоха Жилкиной
    Елена Викторовна Жилкина родилась в селе Лиственичное (пос. Листвянка) в 1902 г. Окончила Иркутский государственный университет, работала учителем в с. Хилок Читинской области, затем в Иркутске.