НА КАЛЕНДАРЕ

Страшная память: как жилось при оккупации немцев

Владимир Линев, argumenti.ru   
24 Мая 2022 г.

Мы часто слышим о храбрых подвигах ветеранов, но также нельзя забывать, о том, что толкало их на акты героизма. Жестокость и зверства, которые несли фашистские оккупанты – вот то, что заставляло бойцов вновь идти в бой, не за себя, а за простых мирных жителей. Что же творилось за линией фронта? Своими воспоминаниями о жизни в оккупированном селе поделилась Галина Митрофановна Жаурина.

Страшная память: как жилось при оккупации немцев

  • Галина Жаурина

Приближение линии фронта.

Галина Митрофановна жила с мамой, Марией Ивановной Проскуряковой на улице Вольная в Воронеже. Девочке было всего шесть лет, когда 5 июля 1942 года всех жителей города поразило страшное известие – всеобщая эвакуация. Вот как она сама вспоминает этот момент: «Я была на улице, когда вдруг выбежала мама со своими сестрами, накинула на меня свою тяжелую куртку, и потащила за руку к понтонному мосту. Мы никак не собиралась, взяли только то, что было на нас, и быстрее бежать на переправу».

Вместе с Галиной Митрофановной из города ушли ее крестная с двумя сыновьями и две сестры Марии Ивановны. Переправились. Путь лежал в село Перлевка, где жила бабушка Гали, Аксиния Ивановна и тетя Евдокия. Предстояло прийти 35 километров. Иногда их подвозили на редких попутных машинах, но большую часть пути им пришлось преодолеть пешком. Когда шестилетняя Галина уставала, ее несла на руках мать.

Приход захватчиков.

Конечно же, бабушка приютила их, и в итоге в небольшой хате вместе жили девять человек. Однако это было лишь началом. Осенью 1942 года в село, неся разрушение, пришли немцы. Всех жителей выгнали из домов, а их вещи забрали и сожгли. Самое страшное было в том, что оккупанты не просто селились в хатах, а разрушали стоявшие в них русские печи, которые занимали слишком много места, и ставили на освободившееся пространство быстро сколоченные кровати. Обогревались немцы от привезенных печек-буржуек. В представлении фашистов Перлевка была лишь небольшим перевалочным пунктом, который они в скором времени оставят и пойдут в победоносном марше на Москву, а переживут ли люди зиму без отопления, их совершенно не волновало.

Страшная память: как жилось при оккупации немцев

  • Галина Митрофановна (слева) с подругой

- О том, что идут немцы, мы знали заранее – по бомбежкам. Когда разносился этот ужасный звук приближающегося самолета, все бежали в поля, прятаться в стога сена. Как сейчас помню, мы бежим в поле, я поднимаю голову, а прямо над нами вражеский самолет, летит бреющим полетом, из него выглядывает фриц и смеется над разбегающимися в страхе людьми.

Селяне, зная о беспринципной жестокости немцев, прятали продукты и закапывали свои фотографии, с надеждой отрыть их потом. Но не для всех это «потом» наступило, так что большинство фотографий просто сгнило в земле.

Тем не менее некоторые оккупанты чувствовали уколы позабытой совести. Так один немец подошел к бабушке Галины Митрофановны и сказал: «Матка, я не разрешил ломать печку, мы-то уйдем, а у вас кляйны (дети) померзнут». Этот же немец под Новый год подошел к Аксинии Ивановне и дал печенье с остатками от пайка со словами: «Кляйным своим передай».

«Выживали как могли».

На дворе стояла поздняя осень, начинались холода, и лишенные жилья селяне начали копать землянки. Семья Галины Митрофановны вдевятером ютилась в маленькой, холодной землянке. Благо тетя Евдокия, с детства живущая в деревни и умеющая работать руками, соорудила подобие печки из глины, и переохлаждение им не грозило, но спать все равно приходилось в одежде и в обнимку. Беды все нарастали, из-за отсутствия возможности нормально помыться, сменного белья и тесного контакта в замкнутом помещении, в семье началась чесотка. Но Мария Ивановна смогла достать немного серы и топленого масла, смешав которые, получила вонючую и едкую мазь, которой обмазала детей. Усугублялось все тем, что сменной одежды почти не было, и детям приходилось ходить в мешках-рубашках, пошитых бабушкой из грубой холстины.

Когда отец Галины Митрофановны, Жаурин Митрофан Григорьевич, уходил на фронт, то приказал не стричь дочке косу, пока он не вернется. Поэтому, когда у девочки завелись вши, Мария Ивановна, снедаемая волнением о муже, лишь бы не накликать на него беду, вместо, того, что бы состричь волосы, мыла их в керосине.

Страшная память: как жилось при оккупации немцев

  • Митрофан Григорьевич Жаурин

Смерть за тарелку каши.

Вскоре фашисты поняли, что стремительно продвинуться им не получится, и крепко обосновались в селе, пригнав туда военнопленных. Огородили их колючей проволокой, построив небольшой концлагерь. Немцы избивали и морили голодом красноармейцев, а селяне, не в силах молча смотреть на этот ужас, стали ночью носить им еду, хотя сами имели последние припрятанные запасы продуктов. Семья Галины Митрофановны также подкармливала пленных, для этого взрослым приходилось рисковать детьми, беря их собой, чтобы они просовывали свои маленькие ручки в выкопанную щель под забором из колючей проволоки, брали у пленных котелки, наполняли их кашей из кукурузной крупы и передавали обратно. Так продолжалось несколько дней, пока немцы все же не узнали об этом.

С утра комендант объявил о сборе селян. Бабушка и мать Галины Митрофановны молча собрались с мрачными лицами, понимая, что они уже могут не вернуться. Когда всех жителей Перлевки собрали перед свежевырытой ямой, фашистский офицер выбрал из толпы несколько человек, которых поймали с поличным, и приказал встать напротив рва. Обвиненным предлагалось помилование, если они укажут на тех, кто был замешан в кормежке пленных. Никто из них не проронил ни слова. Тогда оккупанты расстреляли их, а тела сбросили в яму и закопали. Одна из женщин выжила после выстрелов. Ночью старики попытались раскопать ее, но было уже поздно – она умерла от удушья, погребенная заживо.

Даже после такой зверской расправы, люди рисковали собой и продолжали подкармливать красноармейцев. Пленных охраняли полицаи – как немецкие, так и русские. Селяне стали договариваться с некоторыми русскими полицаями, чтобы те не замечали подбегающих к ограде детей. Когда Галина Митрофановна спросила у матери, не страшно ли ей, та ответила: «Боязно, конечно, но жалко молодых-то солдатиков. Сейчас я этих подкормлю, а там, может, кто нашего папу покормит».

«Всегда буду помнить».

Фашисты еще долго могли бы упиваться своей безнаказанностью, но 24 января 1943 года началась Воронежско-Касторенская операция. Бойцы Красной Армии перешли в наступление, отвоевывая свою землю с кровью. Еще в конце осени оккупанты почувствовали перемены, начав вывозить пленных, часть из которых расстреляли на месте. После трудных боев, 29 января 1943 года 248 стрелковая бригада вошла в село Перлевка. Перед отступлением немцы успели поджечь амбары с продуктами.

Прожив еще некоторое время в селе, семья Галины Митрофановны вернулась в освобожденный Воронеж, опустошенной войной. Их бревенчатый дом на Вольной улице был разрушен – немцы растащили бревна для строительства своих дзотов – поэтому они поселились в доме у одной из сестер.

Страшная память: как жилось при оккупации немцев

  • Мария Ивановна Проскурякова ( справа, с краю) с сестрами

Это был конец оккупации, но не конец войны, Галину Митрофановну впереди ждали жизнь в разрушенном городе, возвращение с фронта отца, с не поднимающейся из-за ранения рукой, голодные, наполненные трудом послевоенные годы. Тем не менее День Победы она вспоминает с теплой улыбкой.

- Навсегда запомню, как мы узнали об окончании войны. У нас-то радио не было, ходили к соседям слушать, и вот 9 мая, вроде бы в шесть или пять часов утра, по радио объявили о Победе. Все тут же в слезах повыбегали из домов, давай целовать, обниматься.

Тяжелым катком Великая Отечественная война прошлась по судьбам многих детей. Они рано взрослели, видели горе и смерть, испытывали лишения и голод. Но сломить их не удалось. Ребятишки помогали взрослым подкармливать пленных красноармейцев, прибавляли себе годы жизни и решительно шли в военкоматы записываться на фронт, становились участниками партизанских отрядов, самоотверженно трудились в тылу. Маленькие оказались только рождением, но такими большими – своей силой духа.

На нашем сайте читайте также:

По инф. argumenti.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

  • Сцена – выше жизни: вспоминая Юрия Соломина
    …Толпа заполнила Театральную площадь, перелилась через дорогу к зданию Большого. От ЦУМа – дальше, по Петровке. А люди все шли и шли. И у каждого в руках – цветы. Январский снег падал на яркие бутоны, превращая их в пушистые снежные шарики. Над площадью тихо плывет траурная живая музыка. Играет Камерный оркестр, за пультом – Башмет. Зрителей, учеников, чиновников всех рангов, дипломатов многих стран – всех собрал в этот зимний день Юрий Соломин. Люди пришли поклониться его памяти. Кто-то из учеников вспомнил, как совсем недавно на его юбилее они желали ему много… много… и долго… долго… А он, улыбаясь, спокойно сказал: «Ничего, скоро вы проводите меня в другую труппу. А труппа там подобралась очень даже хорошая». И вот – провожают.
  • Вчерашние новости
    Дело в том, что все новости, в принципе, вчерашние или даже позавчерашние, так или иначе случились, произошли. И журналист ловит лишь их отзвуки…Вот и я решил заострить внимание читателей на двух новостях, оставивших в душе моей эти отзвуки, отклики.
  • А что если Трамп?
    Казалось бы, тоже мне проблема – где мы, а где Америка. Хотя бы в географическом смысле. Но сейчас причины и следствия событий, касающихся чуть ли не каждого из нас, уходят, в том числе и туда, за океан. Вот и, наверное, не самая дружественная, но расхожая прибаутка гласит: «Какая в России национальная идея? Победа Трампа на выборах в США!». А как известно, в каждой шутке есть лишь доля шутки.
  • Несравненные «олимпийцы»
    Быстрее. Выше. Сильнее. Олимпийский девиз
  • Над Полесьем, над тихим жнивьем…
    19 июня Василю Быкову исполнилось бы сто лет. Это человек, который не только прошел всю Великую Отечественную, но и оставил после себя бесценное литературное наследие.
  • Странная жизнь Анатолия Солоницына
    11 июня в Москве 42 года назад скончался актер Анатолий Солоницын, вошедший в историю мирового кино ролью преподобного Андрея Рублева в великом фильме Андрея Тарковского.
  • «Хотел как лучше, но не успел…»: вспоминая Юрия Андропова
    15 июня исполняется 110 лет со дня рождения Юрия Андропова – генерального секретаря ЦК КПСС в 1982–1984 годах. Оценка его деятельности, вынесенная в заголовок, не будучи глубокой, тем не менее весьма популярна до сих пор.
  • Взгляд на классика с позиций иллюстраторов
    Выставка редких изданий произведений Н. В. Гоголя из собрания библиотеки Иркутского областного художественного музея им. В. П. Сукачёва, представленных к юбилею великого русского писателя, продолжает свою работу в главном здании музея (Ленина, 5).
  • «Этот случай запомнился мне на всю жизнь»
    Как назвать прозу Владислава Степановича Селиванова? Рассказы? Воспоминания? Эссе? Заметки? Определение жанра в современной литературе вообще занятие непростое – классические границы давно размыты. Можно встретить и роман объёмом с десяток страниц, и эссе размером в повесть, и вовсе несусветные формы – насколько уж позволяет фантазия автора. У Селиванова это всё-таки рассказы – короткие. Есть такое определение: короткий рассказ – краткое повествование в прозе с интенсивным эпизодическим или анекдотическим эффектом. А.П. Чехов считал, что это должен быть просто «кусочек жизни без начала и конца».
  • 36 секунд одного мига
    Засекреченный подвиг иркутских летчиков...
  • От родного порога
    Пётр Фёдорович родился в 1932 г. во Владивостоке, затем семья переехала на Украину, где пережила оккупацию. Работать начал в 15 лет – учеником слесаря. С 1949 г., окончив школу ФЗО, трудился каменщиком.
  • «Мы с Гагариным родились в один день»
    Вот и в наши края пришло долгожданное лето, а это значит, что многочисленные культурные события теперь будут проходить не только в музеях и библиотеках, но и на любимых горожанами уличных площадках.
  • 10 интересных фактов о Пушкине
    6 июня исполнится 225 лет со дня рождения великого русского поэта
  • Катча – Катенька – Екатерина вторая
    По следам экспедиции в Куйтунский район. Форма имени ребенка или подростка с окончанием на -ча в сибирской деревне употребляется и по сию пору: Кольча, Таньча, Тольча… Но чем она продиктована?
  • Пушкин нашего детства
    Поэт всегда шел рядом с нами. С первого класса. Конечно, в школьной программе были десятки имен известных и талантливых поэтов и писателей: Кольцов, Плещеев, Фет, Тютчев, Баратынский…
  • Пожилые книголюбы назвали ТОП-5 книг, которые должен прочитать каждый
    Книг так много, что часто бывает сложно решить, какую из них выбрать. Десятки жанров, тысячи авторов, разные вкусы... Пока ищешь подходящую книгу, можно получить почти высшее образование, шутят иногда книголюбы.
  • Забытые уроки Франции
    В связи с недавним празднованием Дня Победы над гитлеровской Германией и ее сателлитами хочу напомнить читателям, как Франция стала «победительницей» во Второй мировой войне, начавшейся 1 сентября 1939 года оккупацией Польши.
  • Шарль Азнавур: «Нищие годы – самые радостные в моей жизни»
    Шарль Азнавур – гениальный французский музыкант армянского происхождения. Певец, поэт и актер прожил долгую творческую жизнь, за время которой создал более 1300 композиций и сыграл в 60 кинокартинах.
  • «Шурик» был другим!
    «А этот самый Александр Гайдай какое-то отношение к кинорежиссеру имеет?» – на днях спросил более опытный коллега. И тогда стало ясно, что хотя бы к 105-летию со дня рождения иркутянина, Гайдая-поэта, Гайдая-журналиста следует немного напомнить землякам об этом человеке.
  • «Белые» и «красные»: формула примирения
    От памятника Колчаку к памятнику Троцкому.