ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

Неизвестные героические военные судьбы: мы по крупицам собираем память…

Владимир Леонов, argumenti.ru   
09 Мая 2020 г.
Изменить размер шрифта

Почему мы не знаем всех своих героев? Есть, конечно, те, кто олицетворяет своими ратными делами весь подвиг народа в Великой Отечественной. Их имена известны, в советских школьных учебниках им посвящены параграфы и главки. В современных российских – не знаю. Честно. Нет желания изучать историю «по Соросу» – фонд миллиардера спонсировал создание школьных учебников в России. Но существует поистине гигантское количество героев, чьи имена неизвестны широким массам, и многие даже не имеют почётных званий, орденов и всеобщего почёта.

 Неизвестные героические военные судьбы: мы по крупицам собираем память…

Без парашюта!

Сергей Курзенков, Герой Советского Союза, лётчик-истребитель, воевал в Заполярье. Помощник командира 78-го истребительного авиаполка ВВС Северного флота капитан Курзенков к марту 1943 года совершил 209 боевых вылетов, в воздушных боях уничтожил 9 и повредил 4 самолёта противника. Его последний полёт в качестве воздушного бойца - пример трагедии и поразительного везения. Он получил приказ найти ночной аэродром, с которого немцы летали бомбить Мурманск и нанести по нему, для ориентира, первый штурмовой удар. Ударная группа самолётов была готова к вылету.

В поиске Сергей Курзенков долетел до норвежского Киркенеса и нигде не обнаружил признаков действующего аэродрома. Заканчивался бензин в баках, и уже на обратном курсе, на траверзе Петсамовского залива, увидел бортовые огни немецкого двухмоторного бомбардировщика «Юнкерс-88» – он заходил на посадку с одним левым мотором. Включилась подсветка полосы. Наш лётчик пошёл в атаку, как он вспоминал, «решил ему второй мотор для симметрии подбить» и бросил истребитель в пике. Но «Юнкерс» успел приземлиться, и прожектор подсветки погас. А по самолёту Курзенкова немецкие зенитчики открыли шквальный заградительный огонь. От огня множества стволов появилось багровое зарево, в котором лётчик увидел стоянку, полную бомбардировщиков врага. И тут его подбили. Успел сбросить две бомбы, подвешенные под крыло истребителя, прочесать стоянку из пушек. Два «Юнкерса» загорелись, но и самолёт Сергея тоже горел. Он дал полный газ и перешёл в набор высоты. Сообщил на землю координаты цели, попросил радиопеленг – приборы были разбиты. Начал тянуть к своим, уже запросил посадку «с ходу». В его книге «Под нами – земля и море» нет рассказа о том, что уже на подлёте к аэродрому Мурмаши самолёт был добит своей же зенитной артиллерией, – в советское время такие подробности убирала военная цензура. Тут лучше воспользоваться его опубликованными воспоминаниями:

«Раздавшийся грохот прерывает мою передачу. Взорвались бензиновые баки.

В одно мгновение раскрыл замок привязных ремней. Подтянувшись, хотел было перевалиться через борт, но не хватило сил преодолеть огромный напор встречного воздуха, и я плюхнулся на сиденье.

«Сгорю!» – с этой мыслью ловлю ручку управления и даю до отказа вправо.

Самолёт, ещё послушный элеронам, переворачивается на спину. Оказавшись вниз головой, толкаю ручку от себя. Огромная инерционная сила выбрасывает меня из кабины.

Захлёбываясь обжигающим холодным воздухом, кувыркаясь, я лечу в черную пропасть. Хочется сразу же рвануть кольцо. Но нельзя.

Самолёт несётся вслед, разбрасывая страшные факелы огня. С открытым парашютом падение резко замедлится, и горящий самолёт неминуемо накроет. Значит, ждать...

Жду... Кувыркаюсь, теряя сотни метров спасительной высоты, не зная, сколько так можно падать. Насчитываю около сорока секунд. За это время пролетаю примерно две тысячи метров... Наконец правая рука хватает кольцо, сжимает мёртвой хваткой и рвёт его в сторону.

Тросик не выдёргивается из шланга...

На помощь правой приходит левая рука. Усилием обеих рук вырываю тросик. За спиной слышу знакомый шелестящий звук, за ним сильный удар. Меня так встряхивает, что ноги подлетают к самому лицу. Унты и левая рукавица срываются...

Вряд ли я тогда подумал о последствиях этой потери, хотя был 30-градусный мороз. В сознании мелькнула мысль: «Спасся!»

Но тут же ужас заставил меня сжаться в комок. Переваливаюсь через левое плечо. Ветер с прежним свистом жжёт лицо. Бросаю взгляд вверх и вижу; купол парашюта, складываясь, уходит от меня...

Гибель! Неотвратимая смерть, а умирать не хочется. Я ждал страшного удара о гранит сопок.

Удар... Мысли оборвались. Сколько находился без сознания, не знаю. Очнулся от дикой боли. Захлёбываясь кровью.

Вначале не понимал, что со мной, где я, на том или на этом свете. Постепенно всё стало проясняться. Вспомнил, что произошло... Не мог только понять, почему жив?

Оказывается, спасли меня скользящее приземление по склону сопки и сугроб».

Упасть без парашюта и уцелеть – разве не чудо? Потом у лётчика была череда хирургических операций, служить он остался, но к полётам героя врачи уже никогда не допустили.

 Неизвестные героические военные судьбы: мы по крупицам собираем память…

Его младший брат Александр Курзенков тоже лётчик, тоже Герой Советского Союза, погиб в последний день войны 8 мая 1945 года. Его самолёт Як-9 не вернулся с разведки в районе латвийского порта Лиепая. Ему судьба в чудесном спасении отказала.

Без звания Героя СССР

Почётное 50-е место в списке самых результативных советских танкистов занимает Ион Деген. На счету его экипажа 12 танков противника, в их числе один «Тигр», восемь «Пантер» и четыре самоходных орудия. Дважды был представлен к званию Героя, причём второй раз командующим 3-м Белорусским фронтом генералом Черняховским, на глазах которого сжёг три немецких танка. Отказали! Человек и воин удивительной судьбы.

Жил он в Могилёве-Подольском Винницкой области – городке, расположенном на старой государственной границе, так что войну прочувствовал с первого дня. С товарищами постоянно пропадал на территории местного 21-го погранотряда, к 16 годам он уже мог стрелять из всех видов стрелкового оружия, включая пулемёт ДП, хорошо ездил верхом, разбирался в гранатах. 22 июня 1941-го пытался «призваться» в армию, но получил отказ: «Детям на войне не место!» Но уже через десять дней из вчерашних девятиклассников был сформирован истребительный батальон. Так школьник 1925 года рождения начал свой тернистый военный путь. Окружение, выход с боями из окружения, ранение, госпиталь. Чудом избежал ампутации ноги. Летом 1942-го попал в отделение разведки дивизиона бронепоездов, воевал на Кавказе, прикрывали направления на Моздок и Грозный. Стал командиром отделения. При выполнении очередного задания на территории, занятой противником, ранен. Госпиталь... После выписки отправлен учиться, окончил 1-е Харьковское танковое училище. И с погонами младшего лейтенанта в 1944-м попал во 2-ю отдельную гвардейскую танковую бригаду. Это была бригада прорыва – мало кто из танкистов переживал даже два-три боя. Начал командиром танка, затем командовал взводом и ротой. Мы чувствовали себя «смертниками», и нам было глубоко плевать, где нас убьют, в танковой атаке, в родной бригаде или в стрелковом строю штрафбата, говорил потом Деген. В результате последнего ранения в январе 1945‑го стал инвалидом – врачи собирали его по кусочкам, включая нижнюю челюсть.

После войны он решил лечить людей, стал знаменитым хирургом-ортопедом. В мае 1959 года он первым в мире совершил реплантацию конечности – пришил пациенту предплечье. А в 1977-м уехал в Израиль. Но ещё на войне Деген писал стихи, и вот одно из самых пронзительных произведений:

Мой товарищ,
в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони,
ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.

Настоящих героев было столько, что всех знать и в самом деле невозможно. Помнить должны малая Родина и потомки. Отсюда «Бессмертный полк», отсюда ставшее классикой: «Подвиг народа в Великой Отечественной войне». Мне повезло – имел возможность слушать «во все глаза» героев прошедшей войны. И не повезло – дед по отцу Пётр Леонов сгинул в 1942‑м. А с дедом по линии матери, фронтовым корреспондентом Олегом Афанасьевым, поговорить на тему войны не удалось.

И пять американских самолётов...

Самый результативный советский ас трижды Герой СССР Иван Кожедуб официально на боевом счету имел 62 победы. Неофициально называют другую цифру – 107 сбитых вражеских самолётов. Известно, что для «зачётной» победы нужно иметь подтверждение с земли или киноплёнку фотопулемёта, а они появились в конце войны. Многие асы делились сбитыми врагами со своими ведомыми, которые прикрывали в бою спину. Но Иван Кожедуб имеет ещё и пять сбитых американцев! На официальный счёт аса они, естественно, тоже не записаны. 17 апреля 1945 года он отогнал от американских бомбардировщиков «мессера», но сам попал под атаку двух американских истребителей сопровождения. Кожедуб осерчал, один Р-51 «Мустанг» ВВС США взорвался в воздухе, второй самолёт со здоровенным негром-пилотом сел на вынужденную на нашей территории. Скандала не было, так как американец решил, что его атаковал немец на «Фокке-Вульф-190» с красным носом. Внешне и правда Ла-7 Кожедуба и немецкий истребитель были немного похожи, оба с лобастыми двигателями воздушного охлаждения.

Но ещё три уничтоженных Кожедубом американских самолёта были результатом прямого приказа командования – не допустить авианалёта союзников на зону советской оккупации Германии. Три «летающие крепости» «Боинг В-17» ВВС США тогда прекратили своё существование.

 Неизвестные героические военные судьбы: мы по крупицам собираем память…

Причины такого жёсткого решения известны – американцы ещё в 1944-м на Пасху яростно бомбили Югославию, только в Белграде тогда погибли 1160 человек. А 7 ноября 1944 года в результате американского удара по штабу 6-го Гвардейского стрелкового корпуса и аэродрому 866-го истребительного авиаполка у югославского города Ниш погибли командующий Герой Советского Союза генерал-лейтенант Григорий Котов и ещё тридцать человек. Такой «подарок» союзнички сделали на главный тогда праздник СССР. О случившемся было доложено Сталину.

Невозможно, конечно и перечислить, и знать абсолютно всех героев Великой Отечественной. И тут очень важна местечковая память. Чтобы родные и близкие помнили и рассказывали о легендарном воине, чтобы потомки на родине хранили память о делах бойца. И передавались такие рассказы, а может и какая-нибудь сохранившаяся военная атрибутика, связанная с героем, из поколения в поколение. Мы сильны нашей памятью, и ратные дела отважных людей во имя мира были не зря!

У нас есть немало публикаций о Великой Отечественной войне, и ниже тоже найдется что прочитать:

По инф. argumenti.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...
  • Филолог Борис Ланин: Антиутопии — взгляд на то, что и так уже есть вокруг
    О важности антиутопий не только для литературы, но и для социума в целом состоялся разговор с исследователем антиутопий, филологом Борисом Ланиным
  • Все про «уколы красоты»: ботокс и филлеры
    В прошлый раз мы начали серию статей про косметические процедуры, относящиеся к группе «уколов красоты», которыми пользуются многие женщины элегантного возраста. Рассказав про биоревитализацию и мезотерапию, сегодня осветим популярнейшие разновидности уколов - ботокс и филлеры.
  • 5 самых опасных пород собак, запрещенных во многих странах мира
  • Похороны «по-репному» для умерших не своей смертью: с языческой Руси и по наши дни
    В языческой Руси такой прозаический для современного человека овощ, как репа, имел сакральный смысл. Ее «корешки» находились в земле и принадлежали миру мертвых, а «вершки» – находились над землей и были в мире живых. Это половинчатое состояние наделяло репу особыми свойствами – в сознании людей она навсегда была соединена с покойниками, со смертью.
  • Грустный комик Фрунзик Мкртчан: большой успех при огромной человеческой трагедии
    4 июля исполнилось бы 90 лет народному артисту СССР Фрунзику Мкртчяну. Его нельзя было ни с кем спутать: человек с большим носом, печальными глазами, но веселым именем – Фрунзик. «Солнце» – называли его друзья. А он отвечал: «Если солнце, то очень грустное».
  • Чернобыль: ликвидатор аварии «хватал» просто запредельные дозы
    Константин Чечеров – один из самых «радиоактивных» людей в мире, ученый, физик-ядерщик, старший научный сотрудник Института имени Курчатова, один из первых ликвидаторов аварии на Чернобыльской АЭС.
  • 5 добрейших пород собак в мире
  • Раньше считалось, что свист может привлечь в дом нечистую силу
    Насвистывать любят многие. Существует даже такое музыкальное направление, как художественный свист. Но если вы засвистите в доме у русских, то рискуете вызвать как минимум раздражение. Вам тут же скажут: «Не свисти – денег не будет!» На Руси свистеть в доме издавна считалось дурной приметой.
  • Не все знают: какие народы, кроме евреев, тяготели к иудаизму?
    Во времена эллинизма, когда Палестина стала частью сначала обширной империи Селевкидов, потом Египетского царства Птолемеев, иудеи широко занимались прозелитизмом. Эллинистическое общество проявляло повышенный интерес к религии Ветхого завета. Последний был переведён на греческий язык в Александрийской академии наук по велению царя Птолемея II (285-245 гг. до н.э.). Но после взятия Иерусалима римлянами в 70 году н.э., вторичного разрушения храма Соломона и рассеяния иудеев по Римской империи и вне её, иудейские общины стали проявлять тенденцию к замкнутости.
  • «Стрыя» вы или «вуйна», а всё равно – тетка. Откуда пошло это слово?
    «Тетка» - одно из самых распространенных слов в лексиконе современного русского человека. Интересно, а откуда оно вообще взялось?
  • «Главная казачка Советского Союза»
    luchko klara Так называли блистательную актрису Клару Лучко. Она родилась 1 июля 1925 года в украинской деревне Чутово. Ее родители были крестьянами: отец возглавлял совхоз в селе Яковцы, а мать работала в колхозе в соседнем районе. Воспитанием будущей актрисы занималась ее тетя Акулина Лучко по прозвищу баба Киля.
  • Самые большие собаки-охранники
  • Родина
    Когда «железного занавеса», некогда отделявшего нашу страну от остального мира, не стало, наши граждане получили возможность массово выезжать за рубеж. И многие буквально хлынули туда. Что их влекло? Плод, бывший так долго запретным, представлялся им сладким? Или искреннее желание познакомиться с окружающим миром? Видимо, и то и другое. Может, это и неплохо, если только не ведёт к уничижению своей Родины.
  • Ложка: это сейчас только лишь для трапез, а раньше она и от нечисти защищала!
    Для русских ложка – это не просто прибор, чтобы щи похлебать, но и многофункциональная вещь, помогающая решать массу житейских проблем.
  • «По небу полуночи ангел летел». Конспект судьбы
    Этот очерк написан мною в девяностых годах прошлого столетия. Тогда он был опубликован в «Молодёжке». Недавно я нашёл его в своём архиве. Обычно не люблю перечитывать свои материалы, тем более давние. Но тут что-то торкнуло – перечитал. И понял – эти судьбы со временем стали ещё трагичнее. Главные герои, Людмила и Игорь Шешуковы, их жизни и дела, давно и прочно забыты. Не стало и остальных «действующих лиц и исполнителей» – Тамары Шешуковой, Эдуарда Володарского, Николая Караченцова, Людмилы Гурченко, Веры Глаголевой, Олега Борисова, Николая Рыбникова. Фильмы режиссёра Игоря Шешукова снова легли на полку. На этот раз на полку времени – с неё обычно не возвращаются. Но я думаю, что они были бы интересны и нынешним зрителям. По крайней мере, два из них: «Вторая попытка Виктора Крохина» и «Танк Клим Ворошилов-2». Да и «Преферанс по пятницам», «Последняя охота» и «Красная стрела» зрители стали бы смотреть, тем более что в двух из них снимался замечательный артист Кирилл Лавров. Кстати, все эти фильмы доступны пользователям интернета. Но главная моя забота – оживить память о наших замечательных земляках Тамаре Леонидовне, Людмиле и Игоре Шешуковых. Со времени первой публикации очерка прошло 27 лет. Выросло новое поколение читателей. Из старого многие или забыли, или ушли из жизни. Только поэтому я решился на то, чего никогда не делал – предложил опубликовать материал ещё раз.
  • «Не писать полностью, а вставить пропущенное»: люди теряют... навык письма!
    Норвежский экономист Эрик Райнерт как-то сказал, что бывают времена, когда знания и умения, прежде укоренившиеся и широко распространённые, забываются, словно их не было. И речь не о том, что преодолено поступательным движением цивилизации. Нет – просто забыто. Обронено по дороге к вершинам прогресса. Обнулилось.
  • Как прорастает тишина...
    0307 8 1 Александр Алексеевич Сокольников – мастер русского свободного стиха. Автор книг «Свиток одиночества», «Вне канона», «Наречьем облаков рисую ветер…» (Иркутск), «Кедровый посох» (Франция). Лауреат Всесоюзной премии имени Велимира Хлебникова, обладатель звания «Король верлибра». Лауреат премии губернатора Иркутской области в сфере культуры и искусства.
  • Самые огромные насекомые в мире!
  • Писатель Алексей Варламов – о литературе и кино при Советском Союзе
    От СССР нам остались заводы, социальные гарантии, много оружия и то, благодаря чему до сих пор жив и привлекателен образ навсегда ушедшей страны — замечательное советское кино и прекрасная советская литература. О том, чем замечательно советское кино, часто говорят его создатели, режиссеры и актеры. Но интересен также взгляд со стороны. В каких отношениях литература и кино были при СССР? В чем секрет удивительной долговечности советского кинематографа? Об этом рассказал ректор Литературного института, писатель Алексей Варламов.
  • 10 невероятных двухголовых животных