ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

Задачи писателей в годы Великой Отечественной

Леонид Радзиховский, rg.ru   
29 Января 2023 г.
Изменить размер шрифта

Великая Отечественная – испытание не только физическое, не только испытание экономических сил страны, организационных сил государства, храбрости и мужества людей – на фронте и в тылу. 1941-й – это еще и идеологическое, политическое испытание. Какие задачи ставила война перед писателями?

Задачи советской пропаганды и писателей в годы Великой Отечественной

  • На командном пункте у командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта Ивана Конева (слева) писатели (слева направо) Михаил Шолохов, Александр Фадеев и Евгений Петров (настоящая фамилия Катаев), 1941 год. / РИА Новости

Как известно, 22 июня по радио выступил Молотов. Историки до сих пор спорят, почему не Сталин, но в любом случае главное было сказано: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Эти слова прямо перекликались с церковными: «Не в силе Бог, а в Правде». Таких обращений к религиозным архетипам будет очень много. Самое известное — «Дорогие братья и сестры» Сталина. В минуту крайнего испытания люди и народы сами собой обращаются к Богу (в своей речи 22 июня о нападении Гитлера на Россию Черчилль сказал: «Да, бывают времена, когда молятся все»).

И испытание было не только физическое, не только испытание экономических сил страны, организационных сил государства, храбрости и мужества людей — на фронте и в тылу. Нет. 1941-й — это еще и идеологическое, политическое испытание.

Об этом сравнительно не так часто пишут у нас, но один из главных расчетов Гитлера в 1941-м был не только на собственно военный разгром СССР, а на то, что первые военные поражения разорвут систему власти изнутри. Причем в двух смыслах: национальные республики отпадут от ослабевшего русского центра, а в самой России начнется восстание против диктатуры партии.

В 1914 г. Ленин сказал: «Превращение империалистической войны в войну гражданскую есть единственно правильный пролетарский лозунг». В 1941-м ту же мысль на свой лад повторяла немецкая пропаганда от Геббельса до рейхсминистра Восточных оккупированных территорий А. Розенберга: если сбить «большевистский обруч» с русской бочки, то Россия не будет сопротивляться. Немцы ставили на идеологическое поражение СССР: по их мысли, русский народ (тем более другие народы СССР) ненавидел «еврейский большевизм», с колхозами, НКВД, диктатурой Партии, запретом частной собственности, 1937 годом и т. д. Надо дать выход этой ненависти: превратить внешнюю войну во внутреннюю, гражданскую. Да, в СССР нет организованной пятой колонны — но есть антисоветские настроения, неизбежные после Гражданской войны и террора 1930-х. Власть ослабнет — они вырвутся на поверхность.

Поэтому, если «для своих» в Германии прямо говорили, что русские — унтерменши, «рабы для нашей культуры», их число необходимо радикально уменьшить и превратить в полуживотных, способных только читать вывески и выполнять приказы немецких хозяев, то агитация для русских была прямо противоположной. Азы любой пропаганды: народ, с которым воюют (русский в данном случае), — хороший, немецкая армия и государство воюют вовсе не против народа, а, наоборот, за его «освобождение от большевистского режима». Не коричневый волк — а добрая бабушка.

Вот эта идеология «освобождения России» была и в «Русской освободительной армии» Власова и для «добровольных помощников» немецкой армии из числа русских («хи-ви») и просто для любых полицаев и коллаборантов.

Эта пропаганда (в сочетании, конечно, с успехами немецкой армии 1941–1942 гг., когда победу Гитлера называли неизбежной) имела немалый успех. Достаточно сказать, что этих «хи-ви», сражавшихся против Красной Армии, по оценкам российских историков, было около 1 млн! И это не считая армии Власова, полицаев, различных национальных частей (прибалтийских, грузинских и т. д.). Конечно, огромное большинство становилось пособниками немцев не из-за пропаганды, а просто по шкурным соображениям, из страха, голода (военнопленные) и т. д. Но немало было и идейных противников СССР, ВКП (б), Сталина. Так, в 1942–1944 годах, по данным российских историков, было 90 тыс. перебежчиков из Красной Армии.

Все это определяло важнейшие задачи советской пропаганды, в том числе и работы писателей.

Поднимать русские патриотические чувства, национальную гордость. Сеять ненависть к безжалостному врагу, жажду мести. Разоблачать немецкую пропаганду — при том что многие немецкие тезисы, например, о колхозах, диктатуре Партии и НКВД, антисемитские лозунги и т. д., советская пропаганда должна была просто игнорировать, эти опасные темы в советских СМИ в принципе не обсуждались. Наконец, вести антифашистскую контрпропаганду среди войск противника. Последнее делалось с большим размахом, в том числе немецкими антифашистами, жившими в СССР (писатели В. Бредель, Фр. Вольф), но без заметного эффекта. За всю войну было менее 1 тыс. немецких перебежчиков в Красную Армию — хотя те немногие советские немцы, которые воевали (огромное большинство, как известно, были высланы и использовались только на вспомогательных работах), сражались ничуть не хуже, чем граждане СССР других национальностей.

Как же писатели и ССП справлялись с такими задачами?

Первый митинг писателей Москвы прошел 22 июня. Фадеев еще раз зачитал речь Молотова. Среди стандартных слов и призывов выделялись слова поэта И. Уткина: «Мы не дети и не преуменьшаем силу нашего врага. Враг опасен. Но это тот враг, с которым мы, может быть, больше всего хотели бы сражаться». Да, такое настроение у многих было: у тех идейных антифашистов в СССР, кто не сомневался в неотвратимости столкновения, считал 1939–1941 гг. лишь передышкой, а в душе оценивал договора с Германией как «похабные». Вс. Вишневский: «Решительный день пришел. Фашизм должен погибнуть. Он не минует гибели. Пусть вспомнит гитлеровская банда, что русская армия уже дважды в истории была в Берлине».

Из Вешенской 26 июня пришла телеграмма Наркому обороны: «Дорогой тов. Тимошенко! Прошу зачислить в фонд обороны СССР присужденную мне Сталинскую премию. По Вашему зову готов в любой момент стать в ряды РККА и до последней капли крови защищать социалистическую Родину. Полковой комиссар запаса РККА М. Шолохов».

С 27 июня в Москве стали выставляться «Окна ТАСС» — агитплакаты. Тексты к ним писали московские поэты, в том числе Маршак, Демьян Бедный, Кирсанов.

Но Война — совсем не цветочки. А многочисленные «ягодки».

Одна из больных тем — народное ополчение.

4 июля 1941 г. принято сов. секретное постановление Госкомитета обороны «О добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения». Пункт 1. «Мобилизовать в дивизии народного ополчения по городу Москве 200 тыс. человек».

Насколько это было добровольно? Нет никаких сомнений, что масса людей записывалась и в армию, и в ополчение по собственному желанию. Но далеко не все. Например, членов ССП вызывали в Союз повестками или по телефону, к Бахметьеву. «Дело обставлялось так, будто речь пойдет об уплате членских взносов. Бахметьев и его жена (?!) возглавляли тогда оборонную комиссию Союза. Они предлагали явившемуся присесть, брали у него членский билет, после чего советовали уважаемому товарищу записаться по призыву Сталина в ополчение, недвусмысленно давая понять, что в противном случае данный билет останется у них в столе». Что ж, с позиций сегодняшнего дня звучит дико. А в 1941-м? Война. Вот такая. ВОВ. Не парадная. На жизнь и смерть. Другое дело, что «чета Бахметьевых» отчиталась, многие немолодые-необученные ополченцы погибли, а вот никакого военного толка от гибели каждого из них по отдельности не было. Хотя, наверное, от загубленных дивизий народного ополчения какой-то жестокий военный смысл в целом все же был.

На нашем сайте читайте также:

По инф. rg.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

  • Александр Розенбаум «Заходите к нам на огонек» (1989)
  • Кузнецы раньше были... «стоматологами»!
    Знахари, травники и прочие представители народной медицины на протяжении столетий были единственными защитниками крестьянства от болезней. Ситуация с качеством и доступностью медицины начала меняться в 1630-х годах. Сначала появился Аптекарский приказ — аналог современного Минздрава. В Россию стали приезжать иностранные врачи, началось развитие медобразования. Но долго услуги медиков были доступны исключительно высшему сословию.
  • Почему сказочник Александр Роу не знался со своими ирландскими родственниками?
    Великий русский сказочник Александр Артурович Роу, на чьих фильмах выросло не одно поколение детей, родился в семье эмигрантов. Его отцом был ирландец Артур Роу, а мать, Юлия Карагеоргий, предположительно имела греко-румынское происхождение. У Александра Артуровича Роу в Ирландии до сих пор живет много близких родственников, которые его любят и помнят.
  • Какие авто использовали для скорых в Советском Союзе
    Специальные модификации для медицинской службы в СССР делали не только на основе обычных легковушек. Но и из грузовиков и даже из правительственных лимузинов. Давайте вспомним 10 самых известных санитарных авто.
  • Как-то раз Анна Герман спела... для коров и овец
    Анна Герман – советская и польская певица, поэт и композитор. Она исполняла песни на разных языках мира, в первую очередь на польском и русском. Красивая, успешная, обожаемая публикой. Кажется, что в жизни звезды всё было хорошо. Но это не так.
  • Испанский танец. Голубой огонек (1980)
  • Как-то в сказочника Александра Роу влюбилась африканская принцесса
    24 1a Александр Роу – советский кинорежиссер, автор многих фильмов-сказок. Он оставил шикарное творческое наследие многим поколениям детей России и других стран. Его фильмы учат любить культуру, фольклор и неизбежно поднимают настроение. Добрые, светлые русские сказки по сей день любимы детьми и вызывают теплую ностальгию у родителей.
  • Брестский мир: взгляд историка
    105 лет назад, 3 марта 1918 года, новоявленная советская власть заключила Брестский мир. Для кого-то это стало «предательством Родины», для других – «спасением трудового народа от бессмысленных смертей». Ниже мнение по данному вопросу доктора исторических наук Фёдора Гайды, доцента истфака МГУ.
  • Гуськов в роли Сальери: яркая премьера в театре Вахтангова
    Премьера на Исторической сцене Вахтанговского — броское, яркое, парадоксальное и зрелищное сценическое прочтение известного исторического мифа о Моцарте и Сальери. Главным в спектакле стал дуэт двух композиторов, двух мировоззрений, двух мироощущений. Антонио Сальери играет артист Алексей Гуськов.
  • «От таракана чуть ли не падал в обморок»: фобии Петра I
    Императора Петра I не назовешь человеком робкого десятка: царь лично тушил пожары, рубил головы бунтовщикам и убивал шпагой мародёров. Однако это не мешало Петру испытывать страх перед некоторыми безобидными, на первый взгляд, вещами.
  • Назад пути нет? (Часть 1)
    Держа «ушки на макушке», можно услышать много любопытного, предрасполагающего к размышлениям и сопоставлениям, которые подсказывает неугомонная память. За полтора месяца в голову набилось столько информации, что трудно даже решить, с чего начать… А начну-ка с того, что ближе моему писательскому уму: с литературы и русского языка.
  • Ширвиндт и Державин
  • Слово о воробье
    Воробей – самая симпатичная птичка. И нисколько не жадная. Самая аккуратная, дружная, незлобливая. На него напраслину возвели – вором назвали. Никакой он не вор.
  • «Когда мы интересны на сцене?»: заветки Олега Табакова
    Пять лет назад не стало Олега Павловича Табакова (1935–2018), который создал в театре и кино целую галерею ярких и запоминающихся образов, любимых – без преувеличения – всеми зрителями. В издательстве «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей» и вне её вышла книга театроведа Лидии Боговой «Олег Табаков» с редкими фотографиями из архива артиста и режиссёра и его впервые издаваемыми «заветками».
  • Как Минздрав предложил преодолеть дефицит психиатров?
    Раньше обращение за помощью к психологу, психотерапевту или психиатру было чем-то из ряда вон. Теперь – обычная практика. И правда, почему бы и не помочь себе с помощью грамотного специалиста. Ведь то пандемия, то непростая на сегодняшний день обстановка в стране и мире. Тревожно, нервозно, не все могут справиться самостоятельно. Кстати, некоторые инициативы по подготовке психиатров и психотерапевтов предложил Минздрав. В чем это будет выражаться?
  • Иркутск времен «великого немого» и после. Страницы кинохроники
    Кино Сибири начиналось именно у нас, в Иркутске, еще до революции, в конце XIX века, с первых опытов предпринимателя Дона Отелло. Он не только сам снимал некоторые местные события, но и имел свой иллюзион (кинотеатр), приносящий неплохой доход.
  • Молодежный новогодний бал. Время. Эфир 31 декабря 1978
  • Женщина из долины Исдален: история нераскрытого преступления
    Дело о смерти женщины в норвежской долине Исдален уже полвека будоражит умы людей. Пустяковый случай обернулся для следователей настоящей головоломкой. А новые улики лишь запутывали ее. Загадка века!
  • «Эмка»: история создания легендарного автомобиля
    16 марта 1936 года с конвейера Горьковского автозавода сошёл первый массовый советский легковой автомобиль – «М-1». Название М-1 имело простую расшифровку: Молотовский-1, в честь председателя СНК товарища В. М. Молотова.
  • «Балет на десерт»: чем угощали Си Цзиньпина на встрече с Владимиром Путиным
    На встрече 20 марта Владимир Путин угощал Си Цзиньпина блинчиками с перепелкой и грибами, закуской из дальневосточных морепродуктов и ухой из стерляди с расстегаем. На сладкое подавали знаменитый на весь мир десерт «Павлова». В СМИ опубликовано обеденное меню Кремля, специально подготовленное к официальным переговорам лидеров России и Китая. Что особенно любит председатель КНР из русской кухни и чем угощали Путина в Пекине?