НА КАЛЕНДАРЕ

Задачи писателей в годы Великой Отечественной

Леонид Радзиховский, rg.ru   
29 Января 2023 г.

Великая Отечественная – испытание не только физическое, не только испытание экономических сил страны, организационных сил государства, храбрости и мужества людей – на фронте и в тылу. 1941-й – это еще и идеологическое, политическое испытание. Какие задачи ставила война перед писателями?

Задачи советской пропаганды и писателей в годы Великой Отечественной

  • На командном пункте у командующего Западным фронтом генерал-лейтенанта Ивана Конева (слева) писатели (слева направо) Михаил Шолохов, Александр Фадеев и Евгений Петров (настоящая фамилия Катаев), 1941 год. / РИА Новости

Как известно, 22 июня по радио выступил Молотов. Историки до сих пор спорят, почему не Сталин, но в любом случае главное было сказано: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Эти слова прямо перекликались с церковными: «Не в силе Бог, а в Правде». Таких обращений к религиозным архетипам будет очень много. Самое известное — «Дорогие братья и сестры» Сталина. В минуту крайнего испытания люди и народы сами собой обращаются к Богу (в своей речи 22 июня о нападении Гитлера на Россию Черчилль сказал: «Да, бывают времена, когда молятся все»).

И испытание было не только физическое, не только испытание экономических сил страны, организационных сил государства, храбрости и мужества людей — на фронте и в тылу. Нет. 1941-й — это еще и идеологическое, политическое испытание.

Об этом сравнительно не так часто пишут у нас, но один из главных расчетов Гитлера в 1941-м был не только на собственно военный разгром СССР, а на то, что первые военные поражения разорвут систему власти изнутри. Причем в двух смыслах: национальные республики отпадут от ослабевшего русского центра, а в самой России начнется восстание против диктатуры партии.

В 1914 г. Ленин сказал: «Превращение империалистической войны в войну гражданскую есть единственно правильный пролетарский лозунг». В 1941-м ту же мысль на свой лад повторяла немецкая пропаганда от Геббельса до рейхсминистра Восточных оккупированных территорий А. Розенберга: если сбить «большевистский обруч» с русской бочки, то Россия не будет сопротивляться. Немцы ставили на идеологическое поражение СССР: по их мысли, русский народ (тем более другие народы СССР) ненавидел «еврейский большевизм», с колхозами, НКВД, диктатурой Партии, запретом частной собственности, 1937 годом и т. д. Надо дать выход этой ненависти: превратить внешнюю войну во внутреннюю, гражданскую. Да, в СССР нет организованной пятой колонны — но есть антисоветские настроения, неизбежные после Гражданской войны и террора 1930-х. Власть ослабнет — они вырвутся на поверхность.

Поэтому, если «для своих» в Германии прямо говорили, что русские — унтерменши, «рабы для нашей культуры», их число необходимо радикально уменьшить и превратить в полуживотных, способных только читать вывески и выполнять приказы немецких хозяев, то агитация для русских была прямо противоположной. Азы любой пропаганды: народ, с которым воюют (русский в данном случае), — хороший, немецкая армия и государство воюют вовсе не против народа, а, наоборот, за его «освобождение от большевистского режима». Не коричневый волк — а добрая бабушка.

Вот эта идеология «освобождения России» была и в «Русской освободительной армии» Власова и для «добровольных помощников» немецкой армии из числа русских («хи-ви») и просто для любых полицаев и коллаборантов.

Эта пропаганда (в сочетании, конечно, с успехами немецкой армии 1941–1942 гг., когда победу Гитлера называли неизбежной) имела немалый успех. Достаточно сказать, что этих «хи-ви», сражавшихся против Красной Армии, по оценкам российских историков, было около 1 млн! И это не считая армии Власова, полицаев, различных национальных частей (прибалтийских, грузинских и т. д.). Конечно, огромное большинство становилось пособниками немцев не из-за пропаганды, а просто по шкурным соображениям, из страха, голода (военнопленные) и т. д. Но немало было и идейных противников СССР, ВКП (б), Сталина. Так, в 1942–1944 годах, по данным российских историков, было 90 тыс. перебежчиков из Красной Армии.

Все это определяло важнейшие задачи советской пропаганды, в том числе и работы писателей.

Поднимать русские патриотические чувства, национальную гордость. Сеять ненависть к безжалостному врагу, жажду мести. Разоблачать немецкую пропаганду — при том что многие немецкие тезисы, например, о колхозах, диктатуре Партии и НКВД, антисемитские лозунги и т. д., советская пропаганда должна была просто игнорировать, эти опасные темы в советских СМИ в принципе не обсуждались. Наконец, вести антифашистскую контрпропаганду среди войск противника. Последнее делалось с большим размахом, в том числе немецкими антифашистами, жившими в СССР (писатели В. Бредель, Фр. Вольф), но без заметного эффекта. За всю войну было менее 1 тыс. немецких перебежчиков в Красную Армию — хотя те немногие советские немцы, которые воевали (огромное большинство, как известно, были высланы и использовались только на вспомогательных работах), сражались ничуть не хуже, чем граждане СССР других национальностей.

Как же писатели и ССП справлялись с такими задачами?

Первый митинг писателей Москвы прошел 22 июня. Фадеев еще раз зачитал речь Молотова. Среди стандартных слов и призывов выделялись слова поэта И. Уткина: «Мы не дети и не преуменьшаем силу нашего врага. Враг опасен. Но это тот враг, с которым мы, может быть, больше всего хотели бы сражаться». Да, такое настроение у многих было: у тех идейных антифашистов в СССР, кто не сомневался в неотвратимости столкновения, считал 1939–1941 гг. лишь передышкой, а в душе оценивал договора с Германией как «похабные». Вс. Вишневский: «Решительный день пришел. Фашизм должен погибнуть. Он не минует гибели. Пусть вспомнит гитлеровская банда, что русская армия уже дважды в истории была в Берлине».

Из Вешенской 26 июня пришла телеграмма Наркому обороны: «Дорогой тов. Тимошенко! Прошу зачислить в фонд обороны СССР присужденную мне Сталинскую премию. По Вашему зову готов в любой момент стать в ряды РККА и до последней капли крови защищать социалистическую Родину. Полковой комиссар запаса РККА М. Шолохов».

С 27 июня в Москве стали выставляться «Окна ТАСС» — агитплакаты. Тексты к ним писали московские поэты, в том числе Маршак, Демьян Бедный, Кирсанов.

Но Война — совсем не цветочки. А многочисленные «ягодки».

Одна из больных тем — народное ополчение.

4 июля 1941 г. принято сов. секретное постановление Госкомитета обороны «О добровольной мобилизации трудящихся Москвы и Московской области в дивизии народного ополчения». Пункт 1. «Мобилизовать в дивизии народного ополчения по городу Москве 200 тыс. человек».

Насколько это было добровольно? Нет никаких сомнений, что масса людей записывалась и в армию, и в ополчение по собственному желанию. Но далеко не все. Например, членов ССП вызывали в Союз повестками или по телефону, к Бахметьеву. «Дело обставлялось так, будто речь пойдет об уплате членских взносов. Бахметьев и его жена (?!) возглавляли тогда оборонную комиссию Союза. Они предлагали явившемуся присесть, брали у него членский билет, после чего советовали уважаемому товарищу записаться по призыву Сталина в ополчение, недвусмысленно давая понять, что в противном случае данный билет останется у них в столе». Что ж, с позиций сегодняшнего дня звучит дико. А в 1941-м? Война. Вот такая. ВОВ. Не парадная. На жизнь и смерть. Другое дело, что «чета Бахметьевых» отчиталась, многие немолодые-необученные ополченцы погибли, а вот никакого военного толка от гибели каждого из них по отдельности не было. Хотя, наверное, от загубленных дивизий народного ополчения какой-то жестокий военный смысл в целом все же был.

На нашем сайте читайте также:

По инф. rg.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

  • Вчерашние новости
    Дело в том, что все новости, в принципе, вчерашние или даже позавчерашние, так или иначе случились, произошли. И журналист ловит лишь их отзвуки…Вот и я решил заострить внимание читателей на двух новостях, оставивших в душе моей эти отзвуки, отклики.
  • А что если Трамп?
    Казалось бы, тоже мне проблема – где мы, а где Америка. Хотя бы в географическом смысле. Но сейчас причины и следствия событий, касающихся чуть ли не каждого из нас, уходят, в том числе и туда, за океан. Вот и, наверное, не самая дружественная, но расхожая прибаутка гласит: «Какая в России национальная идея? Победа Трампа на выборах в США!». А как известно, в каждой шутке есть лишь доля шутки.
  • Несравненные «олимпийцы»
    Быстрее. Выше. Сильнее. Олимпийский девиз
  • Над Полесьем, над тихим жнивьем…
    19 июня Василю Быкову исполнилось бы сто лет. Это человек, который не только прошел всю Великую Отечественную, но и оставил после себя бесценное литературное наследие.
  • Странная жизнь Анатолия Солоницына
    11 июня в Москве 42 года назад скончался актер Анатолий Солоницын, вошедший в историю мирового кино ролью преподобного Андрея Рублева в великом фильме Андрея Тарковского.
  • «Хотел как лучше, но не успел…»: вспоминая Юрия Андропова
    15 июня исполняется 110 лет со дня рождения Юрия Андропова – генерального секретаря ЦК КПСС в 1982–1984 годах. Оценка его деятельности, вынесенная в заголовок, не будучи глубокой, тем не менее весьма популярна до сих пор.
  • Взгляд на классика с позиций иллюстраторов
    Выставка редких изданий произведений Н. В. Гоголя из собрания библиотеки Иркутского областного художественного музея им. В. П. Сукачёва, представленных к юбилею великого русского писателя, продолжает свою работу в главном здании музея (Ленина, 5).
  • «Этот случай запомнился мне на всю жизнь»
    Как назвать прозу Владислава Степановича Селиванова? Рассказы? Воспоминания? Эссе? Заметки? Определение жанра в современной литературе вообще занятие непростое – классические границы давно размыты. Можно встретить и роман объёмом с десяток страниц, и эссе размером в повесть, и вовсе несусветные формы – насколько уж позволяет фантазия автора. У Селиванова это всё-таки рассказы – короткие. Есть такое определение: короткий рассказ – краткое повествование в прозе с интенсивным эпизодическим или анекдотическим эффектом. А.П. Чехов считал, что это должен быть просто «кусочек жизни без начала и конца».
  • 36 секунд одного мига
    Засекреченный подвиг иркутских летчиков...
  • От родного порога
    Пётр Фёдорович родился в 1932 г. во Владивостоке, затем семья переехала на Украину, где пережила оккупацию. Работать начал в 15 лет – учеником слесаря. С 1949 г., окончив школу ФЗО, трудился каменщиком.
  • «Мы с Гагариным родились в один день»
    Вот и в наши края пришло долгожданное лето, а это значит, что многочисленные культурные события теперь будут проходить не только в музеях и библиотеках, но и на любимых горожанами уличных площадках.
  • 10 интересных фактов о Пушкине
    6 июня исполнится 225 лет со дня рождения великого русского поэта
  • Катча – Катенька – Екатерина вторая
    По следам экспедиции в Куйтунский район. Форма имени ребенка или подростка с окончанием на -ча в сибирской деревне употребляется и по сию пору: Кольча, Таньча, Тольча… Но чем она продиктована?
  • Пушкин нашего детства
    Поэт всегда шел рядом с нами. С первого класса. Конечно, в школьной программе были десятки имен известных и талантливых поэтов и писателей: Кольцов, Плещеев, Фет, Тютчев, Баратынский…
  • Пожилые книголюбы назвали ТОП-5 книг, которые должен прочитать каждый
    Книг так много, что часто бывает сложно решить, какую из них выбрать. Десятки жанров, тысячи авторов, разные вкусы... Пока ищешь подходящую книгу, можно получить почти высшее образование, шутят иногда книголюбы.
  • Забытые уроки Франции
    В связи с недавним празднованием Дня Победы над гитлеровской Германией и ее сателлитами хочу напомнить читателям, как Франция стала «победительницей» во Второй мировой войне, начавшейся 1 сентября 1939 года оккупацией Польши.
  • Шарль Азнавур: «Нищие годы – самые радостные в моей жизни»
    Шарль Азнавур – гениальный французский музыкант армянского происхождения. Певец, поэт и актер прожил долгую творческую жизнь, за время которой создал более 1300 композиций и сыграл в 60 кинокартинах.
  • «Шурик» был другим!
    «А этот самый Александр Гайдай какое-то отношение к кинорежиссеру имеет?» – на днях спросил более опытный коллега. И тогда стало ясно, что хотя бы к 105-летию со дня рождения иркутянина, Гайдая-поэта, Гайдая-журналиста следует немного напомнить землякам об этом человеке.
  • «Белые» и «красные»: формула примирения
    От памятника Колчаку к памятнику Троцкому.
  • Связистка Вера, или Корреспондент по прозвищу Чижик
    Крымская наступательная операция проводилась с 8 апреля по 12 мая 1944 года и закончилась освобождением Крыма. Ее проводили войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией. В этой операции принимала участие иркутянка Вера Андриановна Чегодаева (на гражданке корреспондент по прозвищу Чижик).