НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2024-05-08-01-33-48
Эту историю мне рассказал коллега по профессии. Он родом с Донской земли, вся его родня произошла из казачества, проживала и до сих пор проживает на Дону. А он после учебы в Москве обрел вторую родину в Сибири. Они подростками сполна хлебнули горечь немецко-фашистской ...
2024-05-08-01-15-11
Крымская наступательная операция проводилась с 8 апреля по 12 мая 1944 года и закончилась освобождением Крыма. Ее проводили войска 4-го Украинского фронта и Отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией. В этой операции принимала участие иркутянка Вера...
2024-05-17-01-00-50
От памятника Колчаку к памятнику Троцкому.
2024-05-17-00-53-41
21 мая исполнится 100 лет со дня рождения Бориса Васильева.
2024-05-17-01-31-00
«А этот самый Александр Гайдай какое-то отношение к кинорежиссеру имеет?» – на днях спросил более опытный коллега. И тогда стало ясно, что хотя бы к 105-летию со дня рождения иркутянина, Гайдая-поэта, Гайдая-журналиста следует немного напомнить землякам об этом...

Загадка лейтенанта Иванова

25 Декабря 2022 г.

К 80-летию перегоночной авиатрассы Аляска – Сибирь. Продолжаем публикацию очерков М. И. Денискина из книги «Летящие».

Истребитель Белл П-39 «Эйркобра»

Ранее:

Самолет был легким

Подвесной топливный бак высосан до капель и сброшен давно где-то в устье Витима. И когда на подходе летчик пробивал облака, ему пришлось энергично работать педалями и ручкой, чтобы уменьшить болтанку. Плясали концы крыльев, винт в клочья рвал белесую муть. В кабине стало темно.

Группа выскочила в просвет: все были в порядке. Летчик сверял извивы реки по карте, планшет был пристегнут к колену. Теперь истребители неслись над толстым рукавом Лены, набитым белым снегом. Кругом чернела тайга – уже не такие дебри, над которыми они монотонно сверлили небо. Теперь все чаще проглядывали просеки и дороги.

Оживилось радио: ребята стали перестраиваться. Похоже, приближалось жилье. Значит, скоро посадка. Еще через несколько минут, получив диспетчерское «добро», он выпустил шасси и пошел вниз, где уже мелькали под крылом вмерзшие в лед баржи и россыпи железных бочек.

Подпрыгивая и вздымая снежную пыль, «кобра» зарулила на стоянку. Летчик прогазовал и выключил двигатель. Медленно расстегнул привязные замки и закрыл глаза. От долгого полета ноги в унтах онемели, усталое тело ныло. А снаружи техник уже подсунул под колеса колодки и стучал мерзлой рукавицей по дверце: мол, с прибытием...

Теперь почти невозможно установить, кто из летчиков пригнал ту «Эйркобру» № 424758 из Якутска в Киренск. Но отсюда она уже никуда не полетела. В 1986 году случайно на задворках аэропортовских мастерских я обнаружил обломки военного самолета и 37-мм пушку с заводским клеймом: BRIGGS MANUFACTURING CO. AIRPLANE PARTS DIVISION DETROIT, MICHIGAN.

Сомнений быть не могло: таким оружием оснащались только американские истребители П-39 «Эйркобра». Но кто же разбил самолет, какова судьба летчика? Стал расспрашивать – мне указали на несколько захоронений в центре города, в скверике под соснами. Здесь увидел надгробие с одинокой лопастью от воздушного винта.

На старой табличке можно было разобрать: «Летчик-истребитель Иванов А. М. 1918–1943 гг.» К сожалению, не только обстоятельства трагедии, но даже имени летчика никто не знал. Теперь же известно многое. И мы попробуем восстановить события почти 80-летней давности...

22 февраля 1943 года. Обычный рабочий день перегонщиков.

На аэродроме Киренска с утра гудят моторы 5-го полка: синоптики дали «добро», можно лететь. До Красноярска – 960 километров. Ориентиры: Усть-Кут, затем селение Братское (почти середина маршрута), пересекаем Ангару, потом под крылом будет глухая тайга до самого Канска, а там – рукой подать до конечного пункта.

Запасный аэродром – Нижнеилимск...

Взлетает очередная группа. Вначале в небо поднялся лидер – бомбардировщик Б-25 «Митчелл». Он занял круг, ожидая своих «птенцов». Истребители взлетают один за другим. Вскоре над аэродромом выстраивается «клин» и берет курс на запад. Свободные от работы летчики, техники, мотористы провожают их взглядом.

Внезапно один самолет развернулся и стал возвращаться на базу. Вот он выпустил шасси. Снижается. Первый заход не удался. «Кобра» уходит на второй круг. Все слышат: двигатель работает без перебоев, но... Он будто не повинуется пилоту: когда надо бы дать газ – работает по-прежнему на одном режиме.

Летчик убирает шасси, но машина все равно снижается. Ей явно не хватает мощности. Левый разворот окончательно «съедает» скорость. На высоте 250 метров лениво, будто в кошмарном сне, «кобра» жутко медленно перевернулась через крыло на спину, опустила нос и, косо перечеркнув горизонт, врезалась в мерзлую землю у Кривого озера...

Из сплющенной кабины с трудом извлекли изуродованное тело Александра Иванова и похоронили в центре Киренска, на надгробии установили сломанную лопасть злополучного винта. Извещение о гибели отправили в Москву – отцу Михаилу Никифоровичу Иванову (несмотря на все мои старания, в Москве по улице Таганской дома с таким номером найти не удалось).

Комиссии понадобилась неделя, чтобы разобрать обломки, разметанные взрывом. Установили, что отказал автомат шага воздушного винта: в момент катастрофы он был установлен в положение «максимально большой», однако нужной тяги двигатель так и не дал.

Кем же был этот 24-летний сталинский сокол?

Александр Иванов (на фото – еще сержант)

Александр Михайлович Иванов родился 22 ноября 1918 года в деревне Денисовка Алексинского уезда (по другим данным – деревня Клишино Алексеевского уезда) Тульской губернии. С декабря 38-го года – в Красной армии. В 40-м году окончил Борисоглебскую военно-авиационную школу пилотов.

С 20 июля 1942 года – на фронте: командир звена 6-го запасного истребительного полка. На трассу Аляска – Сибирь в 5-й перегоночный авиаполк прибыл 24 августа 1942 года. И через полгода погиб. Поскольку «похоронку» отправили отцу, надо полагать, что семьей молодой летчик обзавестись не успел. На том его история, казалось бы, закончилась, но...

Нежданный звонок из Киренска.

Заведующая городским музеем Елена Еохина сообщает мне, что в подполье жилого дома найден обломок самолета. Хозяева дома А. Волгин и Е. Демидова принесли находку в музей и рассказали, что дом был построен в 1983 году, до того времени там тоже было жилье, но про прежних обитателей им ничего не известно. Стали делать ремонт в подполье и за подпорной стенкой обнаружили эту деталь.

Каждый, кто изучает историю ленд-лиза и его самолетов, с одного взгляда определит: на фотографии – передний фрагмент киля «кобры». Окрашен в защитный цвет. Хорошо сохранились желтые цифры: 4, 3 и, скорей всего, 9. Причем художник захватил верхнюю часть «девятки» – туда попал фонарик каплевидной формы: на «кобрах» такие фонарики белого света располагались по бокам киля.

Найденный в подполье дома самолетный обломок

Далее. Заводские номера США (на «хвосте») были 6-значными или 5-значными. В некоторых сериях первая и вторая (или вторая и третья) цифры нередко обозначали год выпуска.

Реконструкция: хвостовая часть со «встроенным» обломком

Давайте разбираться. На «подпольном» фрагменте недостает трех цифр – части третьей (с фонариком) и трех последних. Выходит, самолет был изготовлен в 43-м году (тогда же и разбился). Но по документам лейтенант Иванов погиб в «кобре» № 424758. Впрочем, эта машина могла быть изготовлена и в конце 42-го. Что же, выходит, речь идет о двух истребителях?

Вспоминаю: когда изучал учетную карточку лейтенанта, какая-то запись мне показалась странной. Поднимаю копию – вот она:

«...7 ноября 1942 года пропал без вести. Вернулся в часть.

23 ноября 1942 года награжден орденом Красной Звезды.

25 декабря 1942 года присвоено звание «лейтенант»...»

Что это?

Можно предположить, что в одном из перелетов Иванов совершил вынужденную посадку, подломал самолет, но самостоятельно смог вернуться в часть. Вполне вероятно, что за этот геройский поступок летчик был удостоен ордена. И звания «лейтенант» – через месяц...

Однако возможно и другое: документы на звание и награды, конечно, представляются много ранее (пока дойдут до «верха», пока там рассмотрят – пройдет время). Тем не менее, и орден, и звездочки на погоны Иванов получил – сам факт говорит: вину летчика в ЧП командование не установило.

Сейчас не помню, но кто-то из жителей Киренска мне говорил: мол, на Польской горе лежит разбитый истребитель – его видели грибники-ягодники, осматривали, но позже почему-то найти не смогли...

Второе сообщение: киренские охотники приносили из тайги детали самолета (чуть ли не носовую стойку шасси), которые легко сверлились, но трудно поддавались ковке. То, что из самолетного дюраля местные умельцы делали ложки и расчески, хорошо видно на фрагменте, найденном в подполье: кто-то зубилом или стамеской вырезал и пытался выкроить из него куски металла.

Могила летчика в Киренске (новая табличка установлена нынче)

Еще. В Киренске долго ждал ремонта истребитель П-40, но поскольку запчастей для него не дождались, а поставки этих самолетов свернули, решено было машину утилизировать. Впрочем, к нашей истории этот случай не относится.

Теперь главное. Нынче всем доступен «Перечень потерь личного состава 1-й Краснознаменной Перегоночной авиадивизии ГВФ за 1942–1945 гг.». Это безвозвратные потери – погибшие люди. Их по всей трассе числится 112. Еще один человек погиб 23 августа 1945 года, но уже в Маньчжурии.

Однако, к большому сожалению, вся информация об авариях и вынужденных посадках хоть и рассекречена, но требует долгого времени на архивное изучение (оставляю эту миссию молодым поисковикам).

И если выяснится, что где-то в окрестностях Киренска лежат обломки еще одной «кобры», то можно с большой долей вероятности предположить: эту машину также пилотировал лейтенант Иванов...

(Печатается в сокращении, полностью очерк опубликован в книге «Летящие».)

  • По вопросу приобретения книги можно звонить автору: 8-950-05-06-572.

  • Расскажите об этом своим друзьям!