ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2014-04-11-02-30-08
Как только вы заметите, что действуете неосознанно — остановитесь! Не будьте роботом. Выпейте чашку чая, проснитесь — затем действуйте осознанно.
2015-06-16-08-13-42
Учитель взял в руки яблоко.
2015-04-30-02-39-37
Царь попросил своего управляющего обойти замки и земли и созвать на Рождество как можно больше своих друзей.
2015-06-24-08-25-06
Один буддийский мастер прочёл ученикам прекрасный текст, который растрогал всех. Ученики сразу же спросили:
2015-07-03-04-34-13
Женился Бадай и задумался: «На что же будет жить его семья?».

МультиВход
 

Девяностые. Начало (11)

Игорь ШИРОБОКОВ   
04 Июля 2021 г.
Изменить размер шрифта

Главы из книги Игоря Широбокова «С Ельциным и без него, или Политическая шизофрения».

Девяностые. Начало (11)

Предыдущие публикации:

Устроители съезда рассчитывали провести его за три дня. А длился он... без малого полтора месяца – с 16 мая по 22 июня.

Предстояло избрать Председателя Верховного Совета, Председателя Совета министров, принять Декларацию о суверенитете России, внести поправки в Конституцию. На фоне этих масштабных задач вопрос о Чикине казался мелким, незначительным эпизодом. Основная интрига закручивалась вокруг выборов председателя Верховного Совета РСФСР. Здесь наметились три основных претендента: лидер ортодоксальных коммунистов И. К. Полозков, Председатель Совета Министров РСФСР А. В. Власов и, конечно, Б. Н. Ельцин.

Полозков даже внешне не вызывал симпатий, а его большевизм не мог не отторгаться умеренными депутатами. Сложнее было с Власовым. Несомненно, он представлял партноменклатуру, но как хозяйственник и умеренный политик вполне мог перетянуть к себе большинство голосов депутатов. Поэтому было важно заставить правительство отчитаться: в условиях разрухи и полной бесправности России в рамках СССР глава исполнительной власти выглядел бы достаточно жалко. Этот сценарий «Демократическая Россия» проводила настойчиво и упорно, сделав ставку на Ельцина.

И тут сценаристы со Старой площади (где располагался ЦК КПСС) в очередной раз просчитались. Они решили предотвратить принятие Декларации о суверенитете республики и дебаты по отчету правительства, поставив в повестку дня доклад « О социально-экономическом положении РСФСР. О суверенитете РСФСР» – как программу вновь избранного правительства. Но известно: кто за двумя зайцами погонится... Российским коммунистам нужна была трибуна для критики не только Власова (чтобы расчистить дорогу Полозкову), но и ненавистного им Горбачева. А Декларацией о суверенитете необходимо было заявить о праве создать свою, российскую коммунистическую партию, КГБ, многие другие атрибуты государственности и власти. Так невольно объединили коммунистов и демократов.

Обращаюсь еще раз к стенограмме съезда.

Председательствующий: Товарищи! Я напоминаю, что в той повестке дня, которую мы обсуждали и которая предложена президиуму совещанием, стоял вариант доклада «О социально-экономическом положении РСФСР, о суверенитете РСФСР». Имелось в виду, что не будут по каждым направлениям отдельные доклады. (Шум в зале.)

Морозов К. А., секретарь парткома госплемзавода «Пролетарий» Вязниковского района: Я предлагаю, как и другие депутаты, включить вопрос о суверенитете России и о новом Союзном договоре. В обсуждении этого вопроса выработать Декларацию о суверенитете России, а не доклад. И включить в повестку дня еще один вопрос – о механизме народовластия в РСФСР. (Аплодисменты.)

Председательствующий: Товарищи! Я еще раз говорю, что мы имели в виду один доклад «О социально-экономическом положении РСФСР. О суверенитете РСФСР». Почему возникают новые варианты?

Депутат (Не представился.): Товарищи, председательствующий никак не хочет нас понимать! Мы не настаиваем на докладе о суверенитете. Мы настаиваем на том, чтобы принять Декларацию о суверенитете Российской федерации. (Аплодисменты.)

Председательствующий: Если мы примем предложения, которые были внесены, у нас будет семь докладов. (Шум в зале.) Не можем мы так работать. Поэтому я предлагаю сейчас дать слово товарищу Грачеву для объявлений, минут на 10, затем у нас по регламенту перерыв с 14 до 16 часов, и после перерыва вернемся к этим вопросам. Согласны? (Шум в зале.)

Слово представляется товарищу Грачеву. (Шум в зале.) Товарищи, у нас есть регламент, и мы должны им руководствоваться. Я прошу депутатов сесть на места. (Шум в зале.) Пожалуйста, товарищ Грачев.

Грачев: Товарищи! (Шум в зале, продолжительное захлопывание.)

Председательствующий: Товарищи, что будем делать? Предложите – что вы хотите? (Шум, продолжительное захлопывание.)

Блохин А. В., главный энергетик Щелковского государственного биокомбината: Товарищи! В конце-концов я категорически призываю товарища председательствующего уважать зал и немедленно реализовать принцип «кончай болтать – начинай работать» и до перерыва проголосовать две вещи. Включить в повестку дня вопрос о суверенитете России и о новом Союзном договоре. И второй вопрос, который неоднократно не ставят на голосование, – это о том, чтобы в зале после перерыва был флаг РСФСР. (Шум в зале, бурные аплодисменты.)

Председательствующий: Товарищи, прошу присесть. (Шум в зале, выкрики.) Я не понимаю, почему вы шумите. (Шум в зале, выкрики.) У нас есть в повестке дня этот пункт. Если вы хотите, чтобы мы его переставили местами, так и скажите. (Шум в зале, выкрики.) Я вам его еще раз прочитаю, прошу послушать (Шум в зале, выкрики.)

Товарищи, я еще раз предлагаю послушать. (Шум в зале, выкрики.)

Депутат (Не представился.): Уважаемый председательствующий! Сколько вы будете испытывать наше терпение и терпение миллионов наших избирателей! Немедленно нужно ставить вопрос о голосовании либо я предлагаю немедленно ставить вопрос о снятии председательствующего. (Бурные аплодисменты.)

Председательствующий: Товарищи, я еще раз прошу минуту внимания. (Шум в зале.)

У нас этот пункт есть. Если вы хотите, чтобы мы сейчас его включили, давайте ставьте.

В той повестке, которая представлена, этот пункт идет следующим. Вы хотите, чтобы мы их переставили?

Из зала: Да!

Председательствующий: Так и давайте говорить. Зачем же накалять страсти? Пожалуйста.

Депутат (Не представился.): Есть предложение провести это голосование в режиме «поименное».

Председательствующий: Хорошо. Значит, я ставлю вопрос так, что пункт о суверенитете РСФСР и новом Союзном договоре, который стоял под № 11, будет идти сразу после избрания Председателя Совмина. Так?

Из зала: Нет!

Председательствующий: Как «нет»?..

Сказка про белого бычка повторяется... И так до бесконечности. По каждому вопросу, по каждому пункту, по каждой запятой... При этом надо иметь в виду, что стенографические отрывки, которые я привел, отражали еще не сам съезд, а только прелюдию к нему: на этом этапе лишь формировались комиссии и комитеты, повестка дня и регламент. Результаты хорошо известны: решения съезда опубликованы, самые ожесточенные дебаты транслировались по телевидению, я же ставил задачу показать те незаметные «мелочи», которые составляли причину будущих последствий.

Была своя предыстория и у главной интриги съезда – выборов Председателя.

Уже в конце марта девяностого, когда определился основной список депутатов, нам из Новосибирска пришли телеграммы с приглашением приехать и обсудить результаты выборов, определиться с платформой только что объявившегося движения «Демократическая Россия». По сообщениям в центральной печати было ясно, что движение зародилось в Межрегиональной депутатской группе Союзного съезда и оно будет развивать демократические, реформаторские начинания. На собрании нашей иркутской группы мы с Геннадием Алексеевым объявили, что едем в Новосибирск и пригласили коллег поехать с нами. Коллеги отказались, не рискнули. Поехать в Новосибирск означало не просто поездку, мы уезжали из КПСС в другой лагерь.

На той демократической тусовке отметились Сергей Бабурин, Владимир Исправников, Сергей Носовец, Анатолий Манохин, остальных не помню. Разногласий у нас не было, все решили войти в «Демократическую Россию» и, конечно, поддерживать Ельцина (позже Бабурин станет видным лидером парламентской оппозиции Ельцину, Исправников станет заместителем Хасбулатова и его верным соратником, нас с Манохиным назначат представителями Президента, а Носовец войдет в правительство).

Перед съездом и во время его работы собирались в высотке на Калининском проспекте, где обосновались союзные «межрегионалы». Послушав неистовых ораторов, я, помню, подумал тогда: еще немного, и накал борьбы переместится от демократов и коммунистов к противостоянию москвичей и ленинградцев... Амбициозность, жажда власти, стремление первенствовать – всего в них было в избытке, с перебором. Провинциалам в этом столичном котле неутоленных страстей было не очень уютно. Но что делать – идея превыше всего, приходилось терпеть. Одним из первых встал вопрос о Председателе Верховного Совета. Назывались известные имена: Николай Травкин, Михаил Бочаров, Александр Собчак, Татьяна Корягина... (Последняя была на слуху многочисленными публикациями по радикальной экономической реформе.) Однако заглавной фигурой был Борис Николаевич, который стал для всего народа символом борьбы с партократией, этаким бесстрашным и благородным Робин Гудом в российском исполнении. Да, – пеняли ему, – надо избавляться от обкомовских замашек, быть живее, учиться грамотно выступать перед аудиторией... Претензий к Ельцину могло быть много, но совершенно немыслимо было бы упрекнуть его в нерешительности, неспособности драться и наступать. (Мне казалось, что Бориса Николаевича надо иногда как раз сдерживать.) Однако ультрареволюционерам так не казалось. Татьяна Корягина, едва не порвав юбку широченными шагами, взошла на сцену и заявила Ельцину, срываясь на крик: «Я снимаю свою кандидатуру. Но если аы, предупреждаю, не свернете голову Горбачеву, я сама вот этими вот руками сверну шею вам!..» Хрупкая, невысокая женщина... Потом мы обедали в буфете, и я с ужасом наблюдал, как она самозабвенно, с наслаждением садиста, терзает и рвет несчастную сосиску – сразу поверилось, что так она растерзает любого, кто встанет на пути. Такими, наверное, и были бомбистки – революционерки прошлого века, рвавшие в клочья царей и «прислужников престола»...

Справедливости ради надо заметить, что таких оголтелых радикалов в «Демократической России» было не больше и не меньше, чем в других фракциях, просто они всегда заметнее – как хулиган в автобусе. Демороссы отстаивали общечеловеческие ценности, рыночную модель экономики, интеграцию в мировое сообщество, но при этом сознавали, что политика – это искусство возможного, и не лезли напролом. Порой даже, на мой взгляд, перестраховывались. Как-то мне с группой коллег поручили редактировать одно из первых обращений «ДемРоссии» к съезду. Олег Попцов, Николай Травкин и Сергей Филатов настояли (а я оказался в меньшинстве), чтобы из текста были убраны такие термины, как предпринимательство, рыночная экономика, президент, парламент, – дабы не отпугивать депутатов... Это опасение не было беспочвенным, во всяком случае, народные избранники в «Демократическую Россию» не ломились. Группа «ДР» насчитывала на съезде всего 66 человек, в то время как «Коммунисты России» объединяли 355 депутатов. Меня тоже не все устраивало в этой фракции, но, как говорится, назвался груздем – полезай в кузов и не скачи по разным лукошкам...

В пору выборов председателя атмосфера противостояния накалилась до предела. И не только в зале заседаний. Сразу возле гостиницы и на всем пути до Кремля депутаты шли сквозь строй разгоряченных пикетчиков. «Только Ельцин спасет Россию!», «Власова – в президенты Якутии!», «Полозков – надежда трудового народа!» – плакаты не только держали в руках, ими еще и норовили лупить по головам. А так как у тебя на лбу не написана политическая принадлежность, то коммунист мог пострадать от бесноватых бабушек с кумачовыми лозунгами, а демократ – от яростных ельцинистов...

Итак: Ельцин, Власов, Полозков. Власов перед первым голосованием неожиданно снимает свою кандидатуру – коммунисты делают ставку на Полозкова. Никто не набирает большинства. Повторные выборы. Полозков набирает 458 голосов, Ельцин – 503. Требуемого большинства нет. Третья попытка. На этот раз берет самоотвод Полозков и в борьбу вступает Власов. И вот наконец 29 мая на утреннем заседании председатель счетной комиссии объявляет результаты: Власов Александр Владимирович – «за» – 467, «против» – 570; Ельцин Борис Николаевич – «за» – 535, «против» – 502... Дочитать не дают. Буря ликования. Как следует из стенограммы, «Бурные, продолжительные аплодисменты. Депутаты стоя приветствуют избрание Председателя Верховного Совета РСФСР». Хотя, если вдуматься, победа весьма относительная, Ельцина поддержала чуть больше половины съезда, а значит, и депутатский корпус, и страна продолжают оставаться в расколотом состоянии. И это – на долгие годы...