ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2014-04-11-02-30-08
Как только вы заметите, что действуете неосознанно — остановитесь! Не будьте роботом. Выпейте чашку чая, проснитесь — затем действуйте осознанно.
2015-06-16-08-13-42
Учитель взял в руки яблоко.
2015-04-30-02-39-37
Царь попросил своего управляющего обойти замки и земли и созвать на Рождество как можно больше своих друзей.
2015-06-24-08-25-06
Один буддийский мастер прочёл ученикам прекрасный текст, который растрогал всех. Ученики сразу же спросили:
2015-07-03-04-34-13
Женился Бадай и задумался: «На что же будет жить его семья?».

МультиВход
 

Девяностые. Начало (10)

Игорь ШИРОБОКОВ   
27 Июня 2021 г.
Изменить размер шрифта

Главы из книги Игоря Широбокова «С Ельциным и без него, или Политическая шизофрения».

Девяностые. Начало

Предыдущие публикации:

ВЕСТИ ИЗ ИРКУТСКА

...Я имею совершенно точные сведения, что агрессивно-послушное большинство съезда постоянно обрабатывается психотронным оружием направленного действия. Причем сами руководители, партсекретари, генералы и красные директора от его воздействия ограждены специальной обработкой, которую проходят на Старой площади. Предупредите Бориса Николаевича – заговорщики имеют планы облучить всех демократов съезда. Мы, Всевышний и супруга моя Одигитрия, постараемся не допустить этого, но и вам всем, народным избранникам, надо быть начеку!

В Иркутске коммуно-сионисты начали перекрашиваться в коммуно-патриотов, чему может служить примером председатель горисполкома Говорин. После мессы в синагоге он надевает форму казачьего есаула и отправляется сеять смуту в винных очередях. Имею точные сведения, что наши заговорщики во главе с Говориным и Титаренко облучают заразными изотопами продуктовые талоны. Я не пью и не курю, но приходится пользоваться талонами на мыло, сахар и пр. Неужели и от них отказаться? Решаем этот вопрос с Одигитрией. Я пытался убедить мужиков в очереди за водкой выбросить эти зараженные бумажки, но был не понят и побит. Вы, как Генерал-Стратег, догадываетесь, чьи это происки? Ничего, Бог их накажет.

Не смею приказывать, но даю наказ: Вы там побыстрее переводите страну на рыночную экономику, покончите, наконец, с унизительной и заразной талонно-распределительной системой. Уберите очереди, спецпайки, пусть во всех магазинах будет изобилие дешевых товаров и продуктов. Все ведь должны понять, что только демократия и свобода слова могут покончить с нищетой и спекуляцией. Вам выпала великая миссия, и Мы, Всевышний, вас не оставим и не забудем...

Цели наши совпадали – избавиться от талонной системы, идеологизированной затратной экономики и еще много от чего, но средства были иными. Во всяком случае, психотронные излучатели мы не искали, хотя и возле Кремля толпилось немало единомышленников «Всевышнего» с транспарантами соответствующего содержания.

Съезд начался и продолжался в атмосфере жесткого, остервенелого противостояния. Депутаты поделились на непримиримых коммунистов и демократов, а все вместе мы могли неожиданно объединиться против союзных властей за российскую державность.

СЪЕЗД – КОГО ХОЧЕШЬ СЪЕСТ

Итак, 16 мая 1990 года. Съезд открывает и ведет председатель Центральной избирательной комиссии Василий Иванович Казаков. Надо отдать должное, в этот раз не было затяжных здравиц в честь руководства КПСС, время пришло другое, и составители речи это учли. Я, как старательный ученик, законспектировал основные тезисы выступления. Вот они.

«...Товарищи депутаты! В общих выборах 4 марта приняли участие 77 процентов избирателей. Это очень высокая активность, если учесть, что впервые не выдавались удостоверения для голосования, не были организованы избирательные участки в аэропортах, на вокзалах, в больницах, санаториях, да и понуждения к голосованию фактически не было.

Выборы проходили в условиях социально-политической и экономической напряженности в стране, недовольства избирателей нарушением основополагающего принципа социализма – каждому по труду, снижением жизненного уровня значительных слоев населения, необоснованным ростом доходов других.

В многочисленной почте, поступившей в избирательную комиссию, отмечалась медленная отдача от проводимых экономических преобразований, слабое прогнозирование их последствий, медлительность в признании и устранении уже выявленных ошибок. При одобрении стратегических решений отмечаются недостатки в тактике их реализации, что вызвало недовольство или отчуждение части общества, а также бюджетные трудности. Это относится к борьбе с пьянством, развитию кооперативного движения, проведению некоторых этапов экономической реформы, излишнему ослаблению монополии внешней торговли...

Товарищи депутаты! По состоянию на сегодня избрано 1059 депутатов, свободными остаются пока 9 мандатов. А в целом депутатский корпус, к сожалению, не отражает социального состава нашего общества. Так, избрано женщин только 5,3 процента, рабочих – 5,6 процента, рядовых колхозников – 6 человек, 1 студент. Лишь 16 депутатов старше 60 лет!

Остановлюсь только еще на двух моментах. В составе депутатов РСФСР подавляющее большинство – 93,9 процента избраны впервые, что потребует, видимо, некоторого времени для овладения ими практикой депутатской деятельности. Членов КПСС и кандидатов в члены КПСС избрано 86,3 процента. Конечно, в условиях развития политических взглядов эта цифра еще не говорит о безоговорочной поддержке линии партии. Но интересен тот факт, что 75 процентов баллотировавшихся первых секретарей обкомов КПСС и председателей облисполкомов получили доверие избирателей. И это в условиях беспрецедентной агитации против аппарата. Как видите, лица, подчеркивающие верность коммунистическим идеалам, пользуются поддержкой избирателей.

...Партия, вся страна, готовятся к историческому XXVIII съезду КПСС, который определит стратегию движения к гуманному, демократическому социализму. Партия открыла прямую дорогу Советам по установлению подлинного народовластия...»

Об экономическом кризисе и недовольстве народа председательствующий мог бы не говорить – депутаты о положении в стране знали лучше. Продовольственные, мыльные и прочие талоны, давно и крепко обжившие матушку-Россию, докатились, наконец, до Москвы, мгновенно превратив ее из красавицы-столицы в неопрятную и зловонную старуху. Магазины зияли пустыми полками, тротуары и газоны закупорены уличными торговцами и нищими. Мусор не убирается. На Лубянке, под окнами КГБ, среди бела дня я наблюдал такую картинку: из «четверки» с откинутой дверцей багажника лупят из автомата по настигающей «девятке». Прохожие даже не останавливаются – привыкли к таким мелочам жизни...

Социальный состав съезда, о чем сетовал Казаков, не был слепком общества, но, думается мне, отражал его чаяния, надежды и заблуждения. Избиратели на этот раз посылали своих представителей не для дружного «одобрямса», но принимать законы и сражаться за их интересы. Вот почему оказалось мало рабочих и колхозников, женщин и пожилых людей. Делалась ставка на бойцов. Научных сотрудников и преподавателей вузов оказалось небывало много – 20 процентов. Они умели профессионально «держать» большую аудиторию, аргументированно отстаивать свою (или чужую) точку зрения. По-прежнему самой монолитной и многочисленной казалась армия партийно-советских работников, четверть от всех депутатов. Но они, как правило, не умели выступать без бумажки, а их «верность коммунистическим идеалам» была лишь мифом. Стоило стране шагнуть в рынок, как они моментально стали президентами компаний, представителями крупнейших фирм – самыми настоящими «акулами капитализма». Да и что далеко ходить: наш Юрий Абрамович Ножиков, председатель облисполкома и член бюро обкома КПСС, формально числясь в партийной элите, на предвыборных собраниях так долбал коммунистический режим, что у меня, «демократа», уши в трубочку сворачивались!

Все было неоднозначно и неустойчиво.

Тем не менее работа съезда проходила между двумя полюсами сильнейшего идеологического напряжения – демократами и коммунистами. Первая сшибка произошла по кандидатуре Чикина, знаковой фигуре ортодоксальных коммунистов. Вот как это происходило (согласно стенограмме съезда).

Депутат (не представился): По избранию председателя Редакционной комиссии. С учетом предъявляемых к этому товарищу требований мы от имени депутации Читинской области вносим предложение избрать председателем этой комиссии Чикина Валентина Васильевича, хорошо известного всем главного редактора газеты «Советская Россия». Председательствующий: Ваше предложение я записал.

Муравьев И. В., аспирант Воронежского политехнического института: ...Мы в перерыве рассмотрели список кандидатов в Редакционную комиссию и считаем, что в такую важную комиссию должны входить люди, которые отличаются непредвзятостью взглядов, могут найти компромисс и отразить в материалах съезда различные точки зрения. В связи с этим мы считаем, что Чикин Валентин Васильевич, главный редактор газеты «Советская Россия», не должен входить в эту комиссию, потому что эта газета отличается тенденциозностью и односторонностью своих взглядов. Не следует забывать, что именно в этой газете появился известный теперь во всем мире манифест антиперестроечных сил. Я имею в виду письмо Нины Андреевой. (Аплодисменты.)

Председательствующий: Товарищи, я просил не аплодировать.

Муравьев И. В.: Поэтому мы от имени депутатской группы «Смена» вносим на голосование вопрос об исключении Чикина из списков Редакционной комиссии.

Кибирев Б. Г., второй секретарь Краснодарского крайкома КПСС: ...Пользуясь случаем, хочу поддержать кандидатуру Чикина, главного редактора газеты «Советская Россия», в состав Редакционной комиссии и порекомендовать членам Редакционной комиссии избрать его председателем.

Председательствующий: ...поступил отвод кандидатуры товарища Чикина. Прежде чем продолжать, надо решить этот вопрос. Первое предложение было включить товарища Чикина в состав комиссии. Я ставлю на голосование. (Оживление в зале.)

Вы считаете – неправильно? (Оживление в зале.)

Давайте по-другому: кто за то, чтобы не включать кандидатуру товарища Чикина в состав комиссии? Прошу голосовать за отвод. (Оживление в зале.)

Теперь не согласна вторая сторона. Так я понял?

Товарищи правильно говорят: ставить вопросы на голосование надо в порядке поступления. Первым было предложение включить его кандидатуру в список. Давайте голосовать за это предложение, а потом проголосуем, кто против.

Результаты голосования

Кворум для принятия решения....................535

Проголосовало «за».......................................521

Проголосовало «против»...............................397

Воздержалось.................................................19

Решение не принято.

Но чтобы не было споров – кто за второе предложение: чтобы отвести его кандидатуру? Часть товарищей настаивает.

Депутат (не представился): У меня просьба к председателю: как можно четче формулировать вопрос, за который голосуем, иначе не ясно, когда мы голосуем «за», а когда – «против».

Председательствующий: Я сказал четко: за то, чтобы оставить товарища Чикина в списке.

Если не возражаете, проголосуем за отвод товарища Чикина. Не хотите? Нет.

Тогда решение принято: товарищ Чикин остается в списке.

Депутат (не представился): Вы нас запутали. Мы, сидящие в зале, решили, что товарищ Чикин включен в состав Редакционной комиссии. Поэтому я прошу поставить вопрос на повторное голосование.

Председательствующий: Давайте поставим, я не возражаю, если кто-то не понял. У нас два варианта: первый – оставить товарища Чикина в составе комиссии и второй – мы его выводим. Ставится первый вариант. Кто за то, чтобы товарищ Чикин входил в состав комиссии, прошу еще раз проголосовать.

Результаты голосования

Кворум для принятия решения...........................535

Проголосовало «за»...............................................524

Проголосовало «против».....................................422

Воздержалось.......................................................14

Председательствующий: По действующему законодательству, мы обязаны принимать решения большинством от полного состава съезда народных депутатов. Вы два раза поставили на голосование этот вопрос, и два раза зал вынес свой вердикт.

Председательствующий: Хорошо. Я поставлю сейчас на голосование вопрос об отводе кандидатуры Чикина, и что вы скажете на это?

Я хотел еще пояснить, что у нас регламент пока не утвержден. Товарищи начинают считать большинство от 1068 депутатов, но зарегистрировано только 1057. Нужно обсудить эту проблему?

Воротников В. И., Председатель Президиума Верховного Совета РСФСР: Электроника работает очень четко и правильно. Решение не принято. Поэтому съезд вправе требовать, чтобы вы прекратили обсуждение этого вопроса и исключили товарища Чикина из состава редакционной комиссии. (Аплодисменты.)

Председательствующий: Кто настаивает на другом решении?

Лучинский Ю. М., заведующий юридической консультацией молодежного центра «Альфа», г. Ленинград:

Тут представители и правого крыла и левого крыла призывают к эффективной работе. Но разве можно работать вопреки Конституции, с таким председательствующим? Товарищи, ведь это не работа, это посмешище для 150-миллионной страны. Я прошу поставить на голосование вопрос о выражении недоверия председательствующему и затем – вопрос об избрании рабочего президиума.

Председательствующий: Как поступим? Уже голосовали и назад возвращаться не будем. Хорошо. Я ставлю вопрос о том, насколько мы будем увеличивать число членов редакционной комиссии. Было 43 человека, теперь 42, предложено ввести еще 7 человек.

Рассказов В. П., доцент кафедры экономики и управления производством Северного высшего технического училища, г. Северодвинск: Товарищи депутаты, мы ведем совершенно беспредметный разговор: 524 умножить на 2 – это 1048, а зарегистрировано 1057 депутатов, следовательно, проголосовало «за» менее 50 процентов, и нечего тут обсуждать. Поэтому правильно на табло: решение не принято. Спасибо.

Председательствующий: Давайте все-таки определим основу...

Нет, уважаемый читатель, это не миниатюра Жванецкого, это все же стенограмма первого дня Первого Съезда народных депутатов РСФСР. Я ее привел, чтобы вы хоть отчасти представили атмосферу зала и накал страстей, не прекращающийся ни на минуту. При этом невинные ремарки – «оживление в зале» – означали крики, топот, свист, а иногда и мордобой. Все было не так смешно, как может показаться. Председательствующий временами выглядел беспомощным и даже слабоумным, но не надо обольщаться: он из последних сил выполнял установку, данную реакционной частью партийного руководства. Протащить Чикина – это проба сил, попытка реванша и возвращения утраченных позиций. Не удалось. Номенклатура поднаторела в казуистике формулировок, регламентных тонкостях и надеялась обкатанными приемами запутать, замотать съезд и добиться своих решений. Но горластые «демократы» намертво вцеплялись в хвост замысловатых формулировок и не отцеплялись до тех пор, пока подвох не становился очевиден даже для идиотов и не отваливался в результате голосования... Силы были примерно равные, надо было настраиваться на долгую, изнуряющую борьбу…

  • Расскажите об этом своим друзьям!