НА КАЛЕНДАРЕ

Вячеслав Зайцев: Я не могу жить без моды

Борис Славинский, sobesednik.com   
24 Июня 2022 г.

Вячеслав Зайцев – законодатель моды в нашей стране на протяжении многих лет. Несмотря на обилие красавиц в своем окружении, модельер был женат лишь однажды.

Вячеслав Зайцев: Я не могу жить без моды

Самые красивые советские актрисы одевались в его наряды, он создал  коллекцию одежды для сборной СССР на Олимпийских играх в 1980-ом году, его талант восхвалял Пьер Карден.

Сегодняшний разговор с дизайнером – о высоком искусстве, любви к женщинам и о чем больше всего сожалеет великий кутюрье.

Сын врага народа

- Как вы угадываете желания женщин?

- Опыт огромный – 60 с лишним лет я в индустрии моды. Практика колоссальная. И каждый день работаю, поэтому еще удивительно, что желание работать возникает. Иногда мне кажется, что хватит, сколько же можно небо коптить, но все равно я не могу жить без моды, работа – это моя жизнь.

- Как вы нашли свое дело? С чего все начиналось?

- В Иваново я окончил 7 классов школы, потом пошел в техникум химико-технологический, потому что меня не принимали ни в какие другие вузы. У меня не было никакой возможности! Дело в том, что мой отец во время Великой Отечественной войны попал в плен, после освобождения его отправили в тюрьму на 10 лет по 58-ой статье (по сути, признали врагом народа - Авт). Поэтому меня не принимали ни в какие вузы. Так я попал в техникум, там стал заниматься тканями, делать рисунки для них. Так все началось, хотя мечтал стать артистом, мне нравилось петь, танцевать, стихи декларировать. У нас в городе была чудесная оперетта, я любил туда ходить. Чуть позже думал летчиком стать, но нигде меня не принимали. Заниматься в техникуме прикладным искусством мне вначале не нравилось, я был неусидчивым парнем, потому что надо же было заставить себя эти маленькие цветочки, картиночки, узоры вырисовывать. Со временем привык, да и педагог у меня был прекрасный, он заставлял меня так смородинку акварелью нарисовать, чтоб внутри нее были даже зернышки видны, адская, конечно, работа, но эти навыки мне привили прочно.

Сотрудники глумились надо мной

- Свои первые платья вы помните?

- Практику я проходил в доме моделей на Кузнецком мосту, тогда это было единственное подобное учреждение в нашей стране, действительно очень популярное место. Я учился хорошо, старался, чтоб получать стипендию, но декан был не расположен ко мне. Он всегда очень ревновал меня к успеху. Когда закончил учебу и получил диплом художника текстильного рисунка, меня самого последнего распределили на работу. Я должен был либо ехать во Владивосток, либо шить рабочую одежду на фабрике в Москве. Попал я на швейную фабрику Моснархоза, занимался спецовками. Я сделал первые аппликации на такую одежду. Тогда ничего подобного не было. Я стал делать телогрейки из цветного ситца, цветные валенки, яркие юбки. Валенки раскрасил гуашью. Вот сделал такую коллекцию, мне хотелось людям цветом радость принести. Ну думаю, что же вечное бесцветие в одежде! Руководство сказало, что нечего над людьми смеяться. Было заседание в Крыльях Советов, женщина, которая занималась массовой продукцией, меня здорово обложила.

Тогда на этом заседании был и француз, он высказал свое мнение и заинтересовался моей коллекцией. В этом комиссии был и Юрий, фотограф, фамилию уже не помню, попросил разрешения побывать у меня дома. Я жил в коммунальной квартире вместе с женой Мариной и маленьким сыном Егором. У нас была одна маленькая комната. И вот фотограф стал снимать перспективу, у него это не получилось в таком маленьком помещении. Вот он залез на холодильник и оттуда снимал.

Первая статья обо мне появилась в 1961 году «Отныне Москва – место большого художника», затем «Он диктует моду Москве». Материалы наделали много шума, вызвали огромный, так сказать, нежелательный интерес ко мне. Статью обо мне еще в Америке напечатали, американцы прислали предложение о работе, но я остался в Москве.

С 1965 года стал работать в Доме моделей на Кузнецком мосту, ушел с фабрики, потому что там невозможно было оставаться, меня травили как могли! А я на фабрике был художественным руководителем к тому времени, но, несмотря ни на что, послали куда подальше. А я старался не отказываться ни от какой работы, брал даже неликвид, потому что уверен, что нет плохих тканей, есть плохие художники. В тот момент на фабрике я остался совсем один, даже те, кто учился со мной, ополчились против, помню, как сотрудники отдела кадров глумились надо мной. А тогда еще на фабрику стали приезжать журналисты из Америки, Англии, чтоб со мной пообщаться. КГБ тут же забрало меня. Неприятно все это вспоминать, честное слово!

«Мы нашли твоей жене другого мужа»

- А супруга в этот тяжелый период поддерживала вас? Как вы познакомились?

- Да, конечно! Мы познакомились в институте, она была лучшая художница, полюбил ее за работы, за невероятное мастерство. Мы в то время делали студенческий театр моды. Я помню, на мне были рейтузы сине-розовые и халат стертый такой, авоська была в руках, вот я на сцене нашего театра и распахивал халат, все хохотали. Потом мы с Мариной вместе участвовали в Молодежном фестивале в Москве. Помню, мы с ней вместе готовили номер и танцевали на сцене. Я был девушкой в платье 19-го века, а она была таким маленьким мужиком.

- А когда у вас Егор родился, вы уже расстались с Мариной?

- Мне было 24 года, когда я отцом стал. Мы с Мариной сохранили прекрасные отношения. Я по натуре очень спокойный человек, не люблю все эти конфликты. Я в то время шил костюмы для советско-венгерского фильма «Держись за облака», ездил в Венгрию, вернулся оттуда такой счастливый. Приехал домой и теща мне говорит, мол, убирайся, ты не подходишь для нашей дочки, мы нашли ей другого мужа и тебе тут нечего оставаться. Меня выставили из дома, идти было некуда. Я тогда какое-то время жил у друга, потом снял комнату в коммуналке, я там убирал, полы мыл, лестницы. Все это конечно, было очень тяжело, но я сохранил отношения с Маришкой.

Она всегда ко мне на день рождения приходит, я к ней. Она талантливейший человек и удивительная женщина. Марина выставляет свои работы, я был у нее на выставке.

Потом я недолго жил с женщиной в незарегистрированном браке. Когда попал в 1971-ом году в аварию, сотрясение мозга получил, меня автогеном вырезали из машины. Перед тем как попасть в аварию, мы с ней разговаривали, я сказал, что хочу жениться, но придется подождать, потому что у меня еще тогда были сложные отношения с сыном Егором. В общем, она, значит, послала мне могильный навет и я попал в аварию. После аварии, когда пришел в себя, она была первая возле меня.

После того как выписался из больницы, пригласил ее к себе домой. Мне как раз в то время министр культуры СССР Екатерина Алексеевна Фурцева дала квартиру в Москве. Мне в этом помог режиссер Элен Климов и его жена Лариса, они были дружны с Фурцевой и похлопотали обо мне. У меня впервые прописка появилась, представляете. Я ведь, когда женат был на Марине, она меня боялась прописать, все считала, что я с ней из-за квартиры, а мне она до фени. Квартиру дали в районе Новогиреево, это очень далеко от центра Москвы, я помню, как на костылях, после выписки из больницы, ездил на автобусе до метро, потом еще до Кузнецкого моста добирался.

Сделал друзьям и подругам красиво

- Вы сделали многих женщин счастливыми и красивыми. Наверное, среди них были и те, кто хотел быть с вами рядом, дружить, например. Кого вспомните?

- Валентина Терешкова! Я до сих пор с ней дружу, кстати, вот недавно тоже для нее делал костюмы. Помню, она ездила на Кубу и хотела перед Фиделем Кастро появиться в изысканном наряде. Я сшил ей костюм темно-синий с белым горохом. Одевал и Екатерину Фурцеву, и Майю Плисецкую, Алису Фрейндлих, Марину Неелову, Сашу Ширвиндта, Наталью Селезневу – она тоже моя чудесная подруга. Галину Волчек – мой прекрасный друг, к сожалению, сейчас она очень больна.

- Несмотря на то, что вы давно в шоу-бизнесе, со многими дружите, вам никогда не приписывали какие-то романы, не было вокруг вас скандалов...

- Для меня главное – работа, я посвятил ей себя целиком. Сейчас меня радует сын и моя внучка Маруся, она будет мне помогать делать детскую одежду. Она уже окончила лабораторию моды и сделала три своих коллекции, они прекрасные получились! Она на какое-то время уходила в мир киноискусства, снимать хотела, купили ей видеокамеру. Ну потом она решила вернуться ко мне и правильно – она прекрасный художник.

- О чем вы больше всего жалеете?

- Как-то не вовремя я заболел (с 2016 года модельер страдает болезнью Паркинсона – прим. автора). Я главное – такой опыт накопил, сейчас бы работать и работать, а сил и энергии, как раньше, уже нет. Поэтому единственное, о чем сожалею - не смогу до конца реализовать талант, который получил от Бога. Все остальное я уже сделал!

На нашем сайте читайте также:

Sobesednik.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

  • Поклон «Одессе-маме»
    130 лет назад родился Исаак Бабель
  • Сказание о Муравьеве-Амурском
    В 2019 году наша газета сообщала о выходе в свет исторического романа Александра Ведрова "Муравьев-Амурский, преобразователь Востока". За прошедшее время книга не затерялась на полках читателей, напротив, её статус и популярность неуклонно возрастают.
  • Возвращение индексации
    Ну наконец-то, свершилось! На днях принят закон, согласно которому с 1 февраля 2025 года возвращается индексация пенсий работающим пенсионерам. Ее власти отменили еще в 2016 году.
  • Цезарю и не снилось. Древний мир и современная эпоха
    История никогда не повторяется один в один. И время чуть иное, и персонажи изменились, и антураж, интерьер, макияж… И все же определенные, порой очень важные параллели можно найти. А раз так, то и поразмыслить, как сделать, чтобы повторить прежние успехи (пусть и в новом варианте) или, наоборот, избежать уже допущенных ошибок. Ну, или точнее, оценить нынешнюю ситуацию и спрогнозировать будущее.
  • Солнце светит всем
    Анатолий Александрович родился в 1941 г. в Иркутске. В 1965 г. окончил биолого-почвенный факультет ИГУ. Организатор и лидер неформального общественного объединения «Движение в защиту Байкала» (1987 г.). В 1991 г. избран почётным членом Фонда Байкала вместе с Галазием и Распутиным. В 2021 г. награждён Российской академией естественных наук медалью академика Моисеева за вклад в дело ликвидации БЦБК... Ну и так далее. Личность хорошо известная как минимум в Иркутской области, а тем более читателям газеты «Мои года», где он преимущественно печатается. Живёт в Иркутске.
  • «Жизнь на исходе – чудо!»
    Игорь Аброскин родился в 1958 г. в Баку. Окончил Днепропетровский университет. Служил в армии. Работал в организации «Оргхим» при строительстве «Саянскхимпрома». Один из создателей «Литературного кафе» в Саянске в 80­е годы. Первый из тех, кто сколачивал неформальное литературное объединение «Помост» на рубеже 80­х–90­х. Автор большой подборки в солидном иркутском альманахе «Стихи по кругу» (1990 г.). Один из авторов юбилейных городских альманахов «Серебряный Саянск», «Саянск 2000», «Ковчег». Не однократно печатался в альманахах поэзии «Иркутское время». Первая книга «Все?..» вышла в 1998 г., вторая – «Самостоянье» в 2023­м. Стихи из неё – в этом выпуске.
  • На музыкальном Олимпе: 210 лет со дня рождения Кристофа Глюка
    Кристоф Глюк – австрийский композитор XVIII века, представитель классической оперной школы. Известен как объединитель французских и итальянских традиций, музыкальный новатор. Рыцарь ордена Золотой шпоры.
  • Кирзовые сапоги
    Владимир Васильевич родился в 1951 г. в посёлке Курагино Красноярского края. В 1972 г. окончил физико-математический факультет в Красноярске, преподавал физику в школах и самостоятельно изучал психологию. После аспирантуры в Москве получил учёную степень по психологии. Пишет картины, короткие рассказы и короткие же стихи. С его литературными произведениями мы уже знакомили наших читателей, а эти «эссе» – из новых сочинений автора.
  • Вот что нужно повторить
    Вслед 80-летию открытия Второго фронта
  • Если завтра война…
    О трагедии 22 июня 1941года издано немало литературы военного и политического характера. Однако о событиях, предшествующих этой дате, на самом деле известно очень мало, а та информация, которая доступна, весьма противоречива, фрагментарна и сумбурна.
  • Исполнилось 90 лет со дня рождения Юрия Визбора
    Юрий Визбор – бард, поэт, актер, журналист, художник, сценарист. В его творческом наследии свыше трех сотен песен. Всё, за что он брался, получалось ярко и талантливо.
  • «Не верь, разлукам, старина…»: вспоминая Юрия Визбора
    В конце минувшей недели, уже ночью, случайно наткнулся на канале «Культура» на передачу о жизни и творчестве Юрия Визбора, популярнейшего в дни нашей молодости барда-шестидесятника. Посмотрел ее на одном дыхании до конца, а потом еще долго не мог заснуть – настолько сильно эмоционально эта передача взбудоражила, настолько всколыхнула память и чувства…
  • 135 лет со дня рождения Анны Ахматовой
    Яркая, талантливая, самобытная, неповторимая. Именно такими словами хочется охарактеризовать поэта (она терпеть не могла слово «поэтесса») Анну Ахматову. Она пережила две революции и две мировых войны, узнала на себе, что такое сталинские репрессии и смерть самых дорогих людей. Она выходила замуж три раза, но ни один из браков не принес ей настоящего женского счастья. Ее сын тоже подвергся политическим репрессиям и до последнего считал, что для матери важнее ее творчество, а не он. Долгие годы ее стихи были под запретом, некоторые увидели свет спустя два десятилетия после ее смерти.
  • Сцена – выше жизни: вспоминая Юрия Соломина
    …Толпа заполнила Театральную площадь, перелилась через дорогу к зданию Большого. От ЦУМа – дальше, по Петровке. А люди все шли и шли. И у каждого в руках – цветы. Январский снег падал на яркие бутоны, превращая их в пушистые снежные шарики. Над площадью тихо плывет траурная живая музыка. Играет Камерный оркестр, за пультом – Башмет. Зрителей, учеников, чиновников всех рангов, дипломатов многих стран – всех собрал в этот зимний день Юрий Соломин. Люди пришли поклониться его памяти. Кто-то из учеников вспомнил, как совсем недавно на его юбилее они желали ему много… много… и долго… долго… А он, улыбаясь, спокойно сказал: «Ничего, скоро вы проводите меня в другую труппу. А труппа там подобралась очень даже хорошая». И вот – провожают.
  • Вчерашние новости
    Дело в том, что все новости, в принципе, вчерашние или даже позавчерашние, так или иначе случились, произошли. И журналист ловит лишь их отзвуки…Вот и я решил заострить внимание читателей на двух новостях, оставивших в душе моей эти отзвуки, отклики.
  • А что если Трамп?
    Казалось бы, тоже мне проблема – где мы, а где Америка. Хотя бы в географическом смысле. Но сейчас причины и следствия событий, касающихся чуть ли не каждого из нас, уходят, в том числе и туда, за океан. Вот и, наверное, не самая дружественная, но расхожая прибаутка гласит: «Какая в России национальная идея? Победа Трампа на выборах в США!». А как известно, в каждой шутке есть лишь доля шутки.
  • Несравненные «олимпийцы»
    Быстрее. Выше. Сильнее. Олимпийский девиз
  • Над Полесьем, над тихим жнивьем…
    19 июня Василю Быкову исполнилось бы сто лет. Это человек, который не только прошел всю Великую Отечественную, но и оставил после себя бесценное литературное наследие.
  • Странная жизнь Анатолия Солоницына
    11 июня в Москве 42 года назад скончался актер Анатолий Солоницын, вошедший в историю мирового кино ролью преподобного Андрея Рублева в великом фильме Андрея Тарковского.
  • «Хотел как лучше, но не успел…»: вспоминая Юрия Андропова
    15 июня исполняется 110 лет со дня рождения Юрия Андропова – генерального секретаря ЦК КПСС в 1982–1984 годах. Оценка его деятельности, вынесенная в заголовок, не будучи глубокой, тем не менее весьма популярна до сих пор.