ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

Судьба гения зла Германа Геринга

Алексей Филиппов, portal-kultura.ru   
20 Октября 2021 г.
Изменить размер шрифта

Герман Геринг был создателем и руководителем гестапо, он подписал документ об «окончательном решении еврейского вопроса». Если бы он не принял яд в тюремной камере, его бы повесили, и это стало бы лишь тенью справедливого воздаяния. Геринг — классический злодей, и в этом качестве он не слишком занимателен — тут все абсолютно ясно. Куда интереснее его путь во зло, история грехопадения.

Судьба гения зла Германа Геринга

У великого мультипликатора Хаяо Миядзаки есть фильм «Порко Россо». Его — герой блестящий летчик, красавец, участник Первой мировой, превратившийся в свинью. Порко Россо — положительный герой, в фильме он говорит: «Лучше я буду свиньей, чем фашистом!»

Трудно отделаться от мысли, что здесь Миядзаки вывернул наизнанку подлинную историю Германа Геринга. Тот был красавцем, блестящим летчиком, асом Первой мировой, а затем стал фашистом и превратился в свинью, в том числе и внешне.

Судьба Геринга отражает психологическую, духовную историю Германии первой половины ХХ века, в известном смысле это культурный феномен. Поэтому сегодня стоит вспомнить о том, что 15 октября 1946-го, 75 лет назад, он разгрыз ампулу с цианистым калием в одиночной камере нюрнбергской тюрьмы.

Родился Геринг в 1893-м, в семье юриста и дипломата, высокопоставленного чиновника, генерал-губернатора Немецкой Юго-Западной Африки, нынешней Намибии. Германской империи тогда было всего 22 года, и она находилась на пике своего могущества: страна стремительно развивалась, у ее была первая в мире армия, вскоре появится и второй в мире флот.

Немецкая промышленность была эффективнее промышленности недавней «мастерской мира», Британии, и вытесняла ее с мировых рынков. В то время Германия была самым социальным государством на свете: рабочие получали медицинские пособия и пособия по безработице. За два года до рождения Геринга в Германской империи, впервые в мире, начали платить государственные пенсии по старости. В Великобритании это произойдет только через 20 лет, в США лишь в 30-е годы ХХ века. Германии было чем гордиться, вот она и гордилась собой. Тем более что возникновение II Рейха из множества государств завершило многовековое унижение, когда свою волю немецкой нации диктовали то Франция, то Россия.

Казалось, что Германии принадлежит будущее. Она была так сильна, сплочена и эффективна, что едва не выиграла Первую мировую войну. Затем было унизительное поражение, территориальные потери, огромные репарации, военное бессилие. В такой ситуации свой шанс всегда получают экстремисты, люди крайних взглядов и крайне жестоких методов. Одним из них стал Геринг, и это тоже было типичным: он отражал настроения и волю основной массы среднего офицерства, выходцев из дворянских и буржуазных семей. Все остальное в его жизни оказалось делом внутренней культуры и зыбкого, но часто играющего решающую роль чувства порядочности. Точнее говоря, его отсутствия.

В написанной в 1943-м пьесе Евгения Шварца «Дракон» есть примечательный диалог.

Бургомистр:

— Меня так учили.

Ланцелот:

— Всех учили. Но зачем же ты оказался первым учеником, скотина этакая?

Сформулировано грубовато, но по сути верно. Крайне националистических взглядов придерживался и один из виднейших мыслителей Германии, крупный писатель Эрнст Юнгер, тоже герой войны, как и Геринг, получивший самую престижную немецкую военную награду: орден Pour le Mérite, Голубой Крест.

Но Юнгер фашистом не стал, отказался от встречи с Гитлером, а после победы нацистов ушел во внутреннюю оппозицию и был причастен к «Заговору генералов», попытке военного переворота. Это, помимо прочего, стало делом вкуса. У Юнгера он был превосходным, а у Геринга — отвратительным.

Эстетика нацизма многое взяла у немецкого романтизма, переработав это на свой лад. Экстатические речи Гитлера, факельные шествия, многолюдные церемониалы, идеи «крови и почвы», мечты о мировом господстве у думающих и тонко организованных людей вызывали отвращение. А Геринг, с его тягой к власти и роскоши и мощной волей к победе, чувствовал себя в этой стихии как рыба в воде.

Он был храбрым человеком, во время мюнхенского «пивного путча» шел в первых рядах и получил две пули в пах. Боль Геринг снимал морфием и стал наркоманом — от этого его вылечили только в тюрьме. После этой раны у него нарушился обмен веществ, в результате он страшно растолстел. Но это лишь детали его биографии. Главным было то, что он стал одним из создателей репрессивной машины нацистов и создателем люфтваффе, едва ли не самого страшного оружия Гитлера.

Едва ли стоит искать в Геринге внутреннюю тонкость, но его деградация все же говорит о многом. Когда нацисты шли к власти и старались ее удержать, он был чудовищно эффективен. Затем гений зла начал превращаться в стяжателя, карикатурного бонвивана.

...Коллекции из награбленных и купленных по дешевке произведений искусства. Огромный замок. Оленьи охоты. Белый рейхсмаршальский мундир... Геринг ни в чем себе не отказывал, но при этом плохо управлял люфтваффе. Он провалил воздушное снабжение окруженной под Сталинградом немецкой группировки, а потом и вовсе стал посмешищем. Ему не посчастливилось сказать:

— Ни один вражеский бомбардировщик не достигнет Рура. Если это случится, меня зовут не Геринг. Можете называть меня Майер...

(Фамилия Майер считалась еврейской.)

Рур разбомбили, и немцы начали называть Геринга Майером.

Геринг обещал съесть ручку от метлы, если до Берлина долетит хоть один самолет союзников. Те основательно разбомбили столицу Рейха, но метлу Геринг так и не съел.

Во второй половине войны он, скорее, превратился в наблюдателя, тогда Геринг приносил Рейху больше вреда, чем пользы. Его детищем, в частности, были созданные из излишнего персонала ВВС авиаполевые дивизии: Геринг не хотел выпускать из рук своих людей, но в силу слабой пехотной подготовки от них было мало толка. Он считался преемником Гитлера, но тот в нем разочаровался, и мало-помалу Геринга оттеснили от реальной власти. Его странная апатичность могла быть связана с тем, что он очень рано засомневался в исходе Второй мировой. Еще в 1942-м Геринг неосторожно сказал при свидетеле, что будет большой удачей, если после этой войны Германии удастся сохранить хотя бы границы 1933 года.

Возможно, он махнул на все рукой и жил в свое удовольствие — а там хоть потоп... Какие-то иллюзии у него тем не менее оставались: 23 апреля 1945-го, когда все рушилось, Геринг обратился к Гитлеру по радио и просил объявить себя преемником фюрера. А если ответа не последует, он будет считать, что это произошло автоматически.

Эсэсовцы немедленно его арестовали, у нацистских ВВС появился новый командующий, но через несколько дней люфтваффе освободило своего бывшего шефа.

Искать главнокомандующего союзников Дуайта Эйзенхауэра Геринг отправился под наркотиками, чтобы поговорить с ним «как маршал с маршалом». К этому времени у него не осталось ничего, кроме автомобиля с женой, дочерью и набитым ампулами, шприцами и таблетками багажником. Через несколько дней Геринга показали журналистам. На пресс-конференции он уверял, что давно рассорился с Гитлером:

— Совершенно разошлись! Я прошу это отметить! Это важно!

О лагерях уничтожения он тоже ничего не знал:

— Будь мне известны такие мерзости, я бы протестовал, принял бы решительные меры!

Это, на свой лад, было не лишено интереса: давно расчеловечившееся существо, убийца миллионов, защищался, прибегая к риторическим уловкам, ссылаясь на нормы права. Геринг не чувствовал себя тем, во что он превратился, и совершенно не испытывал вины.

Судьба Геринга показывает, чем может стать тот, кто лишен совести и не знает сострадания. Эта история оказалась бы более правильной, если бы Геринга повесили — но бывший рейхсмаршал Великогерманского рейха загодя припас несколько ампул с ядом.

Ту, что он прятал под ободком стульчака, при тюремных обысках так и не нашли...

Судьба гения зла Германа Геринга

На нашем сайте читайте также:

По инф. portal-kultura.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!