ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2014-04-11-02-30-08
Как только вы заметите, что действуете неосознанно — остановитесь! Не будьте роботом. Выпейте чашку чая, проснитесь — затем действуйте осознанно.
2015-06-16-08-13-42
Учитель взял в руки яблоко.
2015-04-30-02-39-37
Царь попросил своего управляющего обойти замки и земли и созвать на Рождество как можно больше своих друзей.
2015-06-24-08-25-06
Один буддийский мастер прочёл ученикам прекрасный текст, который растрогал всех. Ученики сразу же спросили:
2015-07-03-04-34-13
Женился Бадай и задумался: «На что же будет жить его семья?».

МультиВход
 

Судьба инвалидов-фронтовиков в СССР: страшная ложь и неприятная правда

Сергей КОРБУТ   
11 Августа 2021 г.
Изменить размер шрифта

Накануне 22 июня у нас с тёщей затеялся разговор на тему войны. Не обошлось, конечно, и без упоминания репрессий – от «дела военных» до «дела врачей».

Страшная ложь

Я высказал осторожное предположение, что одной из причин последнего мог стать и статистический анализ результатов методики работы медиков в военных госпиталях, ведь уже могло стать известным, что ни в одной другой воевавшей стране не было такой повальной «эпидемии» ампутаций конечностей и, следовательно, такого огромного количества инвалидов, как в СССР… Разъяснить это предположение я не успел, поскольку моя собеседница тут же вспомнила про фильм, в котором рассказывается история, как по приказу Сталина в конце 40-х были расстреляны все инвалиды, портившие вид городов своими перемещениями на костылях и тележках. «Я так плакала, так плакала…» – закончила она свой рассказ.

Куда исчезли «самовары»?

Названия фильма она не помнила, и вечером я отправился на поиски в интернет. Фильм назывался «Бунт палачей», снят в 1998 году, демонстрировался на российских телеканалах в 1999-м. Именно тогда он и произвёл неизгладимое впечатление на мою родственницу.

Сегодня десятки, если не сотни сайтов предлагают этот фильм с однотипной информацией о нём: «В 1949 году, перед празднованием 70-летнего юбилея Сталина, в бывшем СССР были расстреляны фронтовики – инвалиды ВОВ. Государство не могло обеспечить им даже элементарного существования и просто уничтожило их. Часть их расстреляли, часть увезли на далекие острова Севера и в глухие углы Сибири. Фильм воспроизводит возможную историю подобного уничтожения солдат-калек в одном из сталинских лагерей. Боевой командир Алексей находит своего старого военного друга, которого тоже должны расстрелять. Начинается самый настоящий бунт...» Как ещё не догадались провести аналогию с нацисткой Германией, где были планомерно уничтожены путём эвтаназии сотни тысяч инвалидов, хронических и душевнобольных, включая «неполноценных» детей?!

Сразу скажу, что в своём анализе я не буду касаться темы «инвалидов-заговорщиков» (есть и такая), расстрелянных и отправленных якобы на продолжительные сроки в лагеря; вполне можно предположить, что насмотревшихся на «ухоженную Европу» и потому недовольных уровнем жизни в Советском Союзе было немало, как и после Отечественной войны 1812 года в Российской империи. Пропущу «мимо ушей» и подленькие подтасовки, привязывающие «уничтожение» инвалидов то к празднованию юбилея Сталина, то к первому послевоенному съезду КПСС, то ещё к каким-то знаковым событиям того времени. Для антисоветчиков это совсем не ново.

Когда появилась «страшная сказка» о массовых расстрелах инвалидов, выяснить, наверное, не удастся. Скорее всего, в годы завиральных хрущёвских разоблачений «культа личности», ну, а быстрое исчезновение с улиц «танкистов» (так называли в народе безногих на тележках с колёсиками) и «самоваров» (безрукие и безногие) очень даже ложилось в лживую канву.

Современные апологеты этого вранья любят ссылаться на… Впрочем, лучше сначала цитата, растиражированная в интернете в тысячах экземпляров: «А в 1948 году с нищими «орденоносцами» власти решили бороться. Был принят указ «О выселении в отдалённые районы лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве и ведущих антиобщественный паразитический образ жизни». И стали выселять инвалидов – героев войны из крупных городов…»

Достаточно просто выделить в этом тексте два фрагмента: «лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве» и «стали выселять инвалидов – героев войны из крупных городов», чтобы понять абсурдность обвинительного «утверждения» и перестать верить распространяемой лжи. Полную версию указа в сети найти вряд ли удастся, в доступном извлечении, естественно, нет ни слова про инвалидов (совершенно другая тема), но, поверьте, если бы каким-то странным образом на какой-нибудь последней странице самым мелким шрифтом было вставлено: «а заодно и всех инвалидов, портящих вид наших замечательных городов, расстрелять и отправить в лагеря», – наши разоблачители обязательно растиражировали бы такой пункт с точнейшей ссылкой на источник.

Да, но куда же в действительности за короткое время исчезли с глаз «танкисты» и «самовары»? И по той ли причине, что они портили вид наших славных городов?

Нечеловеческий фактор

А давайте подойдём к этому вопросу просто, по-человечески. Налицо неприглядная ситуация: беспомощные, бесприютные, часто психически надломленные, а потому ведущие себя неадекватно, заливающие свою трагедию водкой люди, пострадавшие при защите Отечества люди (слова «герои» и «орденоносцы», которые так любят употреблять всуе разоблачители, мы здесь применять не будем: герой – это тот, кто совершил подвиг, а попасть, например, по дороге на фронт под бомбёжку – не героизм), не должны были без внимания этого Отечества оставаться. А что можно было сделать ещё, кроме как организовать для них специальные дома-интернаты, где можно обеспечить трёхразовым питанием, бытовым и медицинским уходом. Нельзя не коснуться здесь темы «домашних» инвалидов, которых якобы насильно отрывали от семей и отправляли в те же интернаты, где «условия содержания были хуже, чем в лагере» (данного постулата мы ещё коснёмся). А вы как думаете: разве не тяготились безногие и безрукие своей беспомощностью в семьях, где бедная жена и так надрывалась, стараясь прокормить, одеть и обуть детей? Поневоле «сбежишь», если появится такая возможность, чтобы не быть дополнительной обузой. Не говоря уже о том, что многие женщины сами не выдерживали и, забрав детей, уходили к здоровым мужикам. Жизнь есть жизнь, а не сочинение на «больную» тему.

8 2

Если бы очернители Сталина взяли на себя тяжёлую психологическую задачу – попытаться представить, как жилось людям без рук и без ног, которые не имели возможности самостоятельно справлять даже самые элементарные насущные потребности, может, тогда у них язык не повернулся бы использовать их трагедию для очередного разоблачения «кровавого тирана»? При этом многие из них – таковых «обрубков» были молодыми парнями, у которых кровь играла, несмотря ни на что, и деваться ей, кроме как в половую систему, было некуда. Давайте вспомним, как нас порой терзали в молодости подобные «приливы», но на крайний случай у нас руки действовали, чтобы избавиться от психофизиологической перегрузки. А им-то как? От одного этого с ума сойти можно было, не говоря уже обо всём остальном. Что творилось в их душах, что бродило в их мыслях? Но разве это интересует подонков, промышляющих ложью?!

А ведь горе инвалидное не ручейком по стране текло – морем разлилось.

  • По официальной информации, в Великой Отечественной войне было ранено 46 миллионов 250 тысяч человек (при общей численности населения СССР в 1941 году около 200 миллионов – это больше, чем каждый пятый!). Из них, по данным Военно-медицинского музея Санкт-Петербурга, около 10 миллионов (это две Москвы по данным 1959 года!) вернулись с фронта с различными формами инвалидности, в частности: 775 тысяч с ранениями в область головы, 155 тысяч с одним глазом, 54 тысячи полностью ослепших, три миллиона одноруких, один миллион сто тысяч без обеих рук и более 20 тысяч лишившихся рук и ног. Если учесть, что, по данным Госплана СССР, на 1 июля 1945 года численность гражданского населения составляла чуть более 150 миллионов человек, то получается, что каждый пятнадцатый в стране был военным инвалидом, а ведь были ещё инвалиды труда, инвалиды детства и прочие категории, которых при необходимости помещали в те же самые инвалидные дома. Дальше мы выясним, что эти «богодельни» были далеко не такого «закрытого типа под охраной МВД», как для большего ажиотажа добавляют самые рьяные завиральщики. Причём документального подтверждения своим фантазиям они, как правило, даже и не ищут. А может, просто не могут найти?

Расписывая, как плохо жилось обитателям инвалидных домов, многие авторы ссылаются на «Валаамскую тетрадь» бывшего экскурсовода Евгения Кузнецова, выбирая оттуда самые «убойные» фрагменты. Нам будет достаточно обратить здесь внимание на запальный «экскурсоводческий» тон текста: «Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой – из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого «позора»! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях…»

Простите, но на каких это «островах» находятся районный центр Вологодской области Кириллов и входящие в тот же район Горицы или Старая Слобода с Александро-Свирским монастырём (Ленинградская область)?! Как в этих населённых пунктах можно было «упрятать» инвалидов, чтобы «с глаз долой – из сердца вон»?

Ну, а почему инвалидные дома организовывали часто в пустовавших монастырях, надеюсь, понятно: в полуразрушенной войной стране с помещениями было туговато, а при монастырях к тому же всегда было развитое подсобное хозяйство, которое после немногих лет, прошедших после их закрытия, достаточно легко было восстановить.

«Обеспечиваемые»

Конечно, сочинители «кошмаров» стараются не замечать другие источники – положительного содержания. А они есть, в том числе и документальные, извлечённые добросовестными исследователями из тех же Валаамских и других архивов. Кстати, существование инвалидных домов никто никогда и не скрывал: материалы о жизни их обитателей, или «обеспечиваемых» (так официально назывались пациенты), конечно, сугубо положительные, регулярно публиковались в советской прессе. Я же убеждать кого-то, что всё и во всех местах было просто замечательно, просто не имею права. Во-первых, откуда мне знать. Во-вторых, многое всегда зависит от человеческого фактора: каков начальник – такова и жизнь в заведении, каков персонал – такое и обслуживание. Наверняка всякое бывало, но не так же, как истерично описывает упомянутый выше Евгений Кузнецов: «Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью…» и «Скажу только, что обворовывали их все кому не лень, и даже те, кому было лень. Дело доходило до того, что на обед в столовую многие ходили с пол-литровыми стеклянными банками (для супа). Мисок алюминиевых не хватало! Я видел это своими глазами…»

Что ж, и глаза бывают разные. Юрий Нагибин, антисталинист между прочим, в рассказе «Терпение» никаких ужасов инвалидного бытия не описывает. Ох, и досталось ему от «правдивого» Кузнецова: «С глубоким уважением относясь к творчеству Юрия Нагибина, хочу заметить о его рассказе «Терпение», написанном под впечатлением однодневной поездки на Валаам в каюте «люкс» на комфортабельном теплоходе. Сюжет банален. Для такого писателя, как Нагибин, – грех…» Крут Евгений, что тут ещё скажешь.

Есть и другие литературные источники документального характера. Так, Эдуард Кочергин в «Рассказах питерских островов» описал отъезд в инвалидный дом Васи Петроградского, бывшего матроса Балтийского флота, потерявшего на фронте обе ноги. На обычный пассажирский пароход сажали его собесовские чиновники и толпа друзей-бомжей. Пароход отчалил в Горицы под игру подаренного на прощание Василию баяна. Далее цитата: «Самое потрясающее и самое неожиданное, что по прибытии в Горицы наш Василий Иванович не только не потерялся, а даже наоборот – окончательно проявился. В бывший женский монастырь со всего Северо-Запада свезены были полные обрубки войны, то есть люди, лишённые абсолютно рук и ног, называемые в народе «самоварами». Так вот, он со своей певческой страстью и способностями из этих остатков людей создал хор – хор «самоваров» – и в этом обрёл свой смысл жизни… Летом дважды в день здоровые вологодские бабы выносили на зелёно-бурых одеялах своих подопечных на «прогулку» за стены монастыря, раскладывая их среди заросшей травою и кустами грудине круто спускавшегося к Шексне берега… Самым верхним клали запевалу – Пузырька, затем – высокие голоса, ниже – баритон, а ближе к реке – басы. На утренних «гуляниях» происходили репетиции… Вечером, когда у пристани внизу пришвартовывались и отчаливали московские, череповецкие, питерские и другие трёхпалубные пароходы с пассажирами на борту, «самовары» под руководством Василия Петроградского давали концерт. После громогласно-сиплого «Полундра! Начинай, братва!» над вологодскими угорьями, над стенами старого монастыря, возвышавшегося на крутизне, над пристанью с пароходами внизу раздавался звонкий голос Пузыря, а за ним страстно-охочими голосами мощный мужской хор подхватывал и вёл вверх по течению реки Шексны морскую песню…»

Вот тебе и «с глаз долой – под охрану МВД».

Если слову веры нет – посетите интернет

Для тех, кто не верит на слово, приведу несколько цитат из выложенных в интернете документов.

Генеалог Виталий Семёнов нашёл в Вологде и Череповце списки обитателей Горицкого дома инвалидов, в том числе и выбывших в разное время по разным причинам. Фрагмент этих списков приводит в своей статье «Как Сталин инвалидов после войны расстрелял» Михаил Сизов: «Ратушняк Сергей Сильвестрович – (амп. культ. правого бедра) 1922 ИОВ 01.10.1946 – по собственному желанию в Винницкую область. Ригорин Сергей Васильевич – рабочий 1914 ИОВ 17.06.1944 – на трудоустройство. Рогозин Кирилл Гаврилович – 1906 ИОВ 21.06.1948 – переведён на 3 группу. Романов Пётр Петрович – 1923 ИОВ 23.06.1946 – по собственному желанию в г. Томск. Савинов Василий Максимович – рядовой (остеопар. пр. бедра) 1903 ИОВ 02.07.1947 – исключён за длительную самовольную отлучку…»

Самовольные отлучки тех, кто мог передвигаться самостоятельно, редкостью в инвалидных домах не были, о чём лучше всего свидетельствуют также выложенные в интернете фотокопии заявлений и объяснительных записок «обеспечиваемых».

Вот заявление: «1952 г. Валаамский инвалидный дом. От инвалида войны Качалова В. Н. Заявление. Так как я ездил в город Петрозаводск, и случилось несчастье, во время припадка раздели тужурку и летние брюки, то прошу вас дать мне фуфайку и брюки. В чём прошу Вас не отказать. В Петрозаводске заявил министру, то она велела вам написать заявление. К сему: Качалов 25/IX–52 года».

На данное заявление была наложена резолюция следующего содержания: «Тов. Качалову. Во время инвентаризации у Вас установлена продажа следующих вещей: простыней 1 шт., рубаха верх. 1 шт., брюки х/б 1 шт., фуфайка 1 шт., пиджак 1 шт. Ваши доводы на покражу пиджака и брюк не обоснованы. Никакой выдачи вещевого довольствия Вам не будет до тех пор, пока Вы не изыщете все вещи, проданные Вами ранее и утерянные в Петрозаводске. 24/IX-52».

Обратите внимание: директор письменно обращается к «обеспечиваемому» на «Вы» да ещё и с большой буквы. Это, конечно, деталь, но далеко не мелкая по значению.

А вот и покаянная реакция на эту резолюцию разгульно скатавшегося с острова в областной центр самовольщика: «Директору дома инвалидов тов. Титову от инвалида войны II гр. Качалова В. Н. Объяснение. Объясняю в том, что продано у меня 8 вещей: брюки 2 х/б, простынь 1 х/б, тужурка 1 х/б, фуфайка х/б. Пинжак х/б один. Рубашка 1 х/б, носки 1 х/б. За это всё прошу вас меня простить и в дальнейшем прошу простить. Даю инспектору по трудоустройству слово в письменном виде, что больше этого не допущу, и прошу вас выдать мне костюм шерстяной, как выдавали инвалидам войны. К сему: Качалов. 3/X–1952». Заметили, как провинившийся чистосердечно пополнил список проданного им казённого имущества? Ну, совершенно «лагерные» взаимоотношения, не правда ли?

Энтузиасты-исследователи находятся и среди подрастающего поколения. Школьница из села Никольское Ирина Капитонова в 2012 году восстановила 29 фамилий из пациентов дома инвалидов и записала воспоминания людей, там работавших. Отрывки из них опубликовал тот же Михаил Сизов: «Рядом с кельями на улице был обстроен навес на свежем воздухе. Неходячих инвалидов в благоприятные дни на раскладушках выносили на свежий воздух... Ежедневно в 8 часов утра медицинские работники делали обход инвалидов по палатам. Часты были и ночные вызовы… Кормили три раза и ещё выдавали полдник ежедневно... При доме инвалидов содержали большое подсобное хозяйство, где охотно помогали инвалиды… На территории была своя библиотека. Привозили для инвалидов фильмы. Те, кто мог, ходили на рыбалку, за грибами и ягодами. Вся добытая продукция шла к общему столу… Многим инвалидам удалось обрести семью. Молодые женщины Зелёного берега и из близлежащих деревень, потерявшие своих женихов на войне, соединяли свою судьбу с инвалидами из Зелёного берега… Просуществовал дом инвалидов до 1974 года. Инвалиды расставались с Зелёным берегом и друг с другом тяжело, со слезами. Это свидетельствует о том, что здесь им было комфортно».

На странице документов из архивов инвалидных домов можно найти много интересных копий, свидетельствующих о лживости экскурсовода Кузнецова и его последователей.

Вот бланк направления в Валаамский дом инвалидов, заполненный на имя инвалида войны Савельева Михаила Матвеевича; называлось это направление «Путёвка на полное государственное обеспечение». Вот экспертное заключение ВТЭК при освидетельствовании инвалида войны третьей группы: «Может быть приспособлен к работе сапожника»…

А вот любопытный акт, датированный 1946 годом, то есть показывающий, что ещё до 1948 года проявлялось внимание государства к инвалидам Великой Отечественной:

«Акт. 1946 г. Октября 18-го дня. Мы, нижеподписавшиеся, директор Лечебно-Трудового Интерната И.О.В. «Ламберо» Объедков Михаил Егорович, гл. бух. Нурми С. М. и вновь прибывший обеспечиваемый Смирнов Виктор Александрович, составили акт о нижеследующем. На основании отношения Олонецкого райсобеса от 16.Х/46 г. принят на обеспечение в Интернат тов. Смирнов Виктор Александрович, который прибыл без всяких документов, и зачислен на продовольственное снабжение с 18 октября 1946 г. На что и составлен настоящий акт. Подписи».

Если кому-то ещё интересны эти документальные свидетельства, даю ссылку: http://russianmemory.gallery.ru/watch?a=bcaV-exc0<. p="">

За волной волна

Анализируя противоречивые источники, можно предположить, что первая волна выселения с улиц коснулась всё-таки, в основном, только самых беспомощных («самых портящих вид») инвалидов. Да и не могла, наверное, обескровленная, обессиленная страна решить всю проблему разом. Вторая волна прошла после того, как Совмин СССР и Президиум Верховного Совета СССР в 1951 году приняли указы «О борьбе с нищенством и антиобщественными паразитическими элементами». Тексты этих указов найти мне тоже не удалось, поэтому, честно скажу, не знаю, были там какие-то особые пункты, касающиеся инвалидов, или нет. Могу только предположить, что афишировать заботу о них в указе под столь неблаговидным названием вряд ли кто додумался. А с другой стороны, какая, собственно, разница – инвалид нищенствует и «паразитирует» или не инвалид? Ну, а указная борьба в Советском Союзе разворачивалась всегда масштабно.

8 3

Сам я официальной статистики не видел, поэтому снова приведу цитату из интернета: «Согласно официальной статистике МВД СССР, во втором полугодии 1951 года в крупных промышленных городах за нищенство было задержано 107 766 человек. Из них инвалиды войны и труда составляли свыше 70 %. Уже в следующем году министр МВД отрапортовал о задержании 156 817 человек, занимавшихся нищенством, в 1953 году за «паразитический образ жизни» было задержано 182 342 человека. Всех задержанных инвалидов войны было приказано расселить в специальных домах-интернатах, которые создавались при каждом областном центре». Не в лагерях, слава богу.

Судя по сохранившимся документам, инвалидов лечили, насколько это уж было возможно, причём, что немаловажно, среди медицинского персонала присутствовали неврологи, часть из них обучали соответствующей уровню инвалидности профессии и выпускали «на волю», трудоустраивая.

Враньём оказались и ничем не подтверждаемые вопли об ужасающе высокой смертности в таких интернатах. На том же Валааме в течение 34 лет проживало от 900 до 1500 инвалидов. Когда в 2011 году здесь открывали мемориал памяти воинов Великой Отечественной войны, проживавших и умерших на острове в доме-интернате для инвалидов, на гранитных плитах было высечено 54 фамилии. Но даже если принять во внимание предположение, что это не полный список и якобы «на кладбище должно было быть похоронено около 200 инвалидов», убыль, особенно среди людей искалеченных, больных, получается никак не высокой, кто-то даже подсчитал, что она была здесь ниже средней смертности по стране.

Думаю, всего вышесказанного достаточно, чтобы миф о сталинских репрессиях против инвалидов-орденоносцев вызвал, по меньшей мере, сомнения в его достоверности.

А кто же «музыку» заказывал?

Вопрос, как появился и почему именно в 1999 году вышел на телевизионные экраны фильм «Бунт палачей» представляет не меньший интерес. Режиссёр и сценарист Геннадий Фрицевич Земель к тому времени уже прославился своей антисоветской позицией в фильмах «Латыши?!.» и «Людоед». Отметим, что первый из названных был снят на Рижской киностудии в 1990 году, то есть ещё до развала страны, а его содержание можно охарактеризовать как рассказ о том, какими нехорошими людьми стали отдельные латыши при советской власти (изначально, видимо, все латыши – люди замечательные). А вышла на экраны эта картина ни раньше ни позже – накануне референдума о сохранении Союза Советских Социалистических Республик, который состоялся 17 марта 1991 года. И хотя большинство советских людей высказалось за сохранение СССР, процесс распада начался именно с признания независимости трёх прибалтийских республик – Латвии, Литвы и Эстонии.

А что же важного происходило в России в 1999-м, когда нам показали «Бунт палачей»? Ни больше ни меньше – выборы в Государственную думу! Отношение к Ельцину и поддерживающим его партиям становилось всё более негативным, в мае 1999 года оппозиционная по отношению к Ельцину Госдума (депутатов от КПРФ в ней было 139 против 65-ти от партии «Наш дом – Россия»; однако правительство оставалось почти полностью проельцинским) неудачно попыталась отрешить его от должности. Да и на выборах президента за три года до этого Ельцин очевидно проиграл Зюганову, но за закрытыми дверями под угрозой начала гражданской войны результаты были перетасованы. Насколько серьёзной была угроза? А ведь олигархи, открыто заявлявшие, что награбленное не отдадут, финансировали создание хорошо вооружённых боевых групп под видом охранных подразделений и служб безопасности, в то время как российская армия выдерживалась различными способами практически в небоеспособном состоянии. Сам Ельцин создал мощную Службу безопасности президента, предполагалось, что на его стороне беспрекословно выступят внутренние войска и силовые органы. Крови было бы пролито много. Обо всём этом к 1999 году просочилось в массы немало информации, и представительство в Госдуме демократов, ведущих страну к пропасти, могло стать критическим настолько, что следующую попытку импичмента остановить бы уже не удалось.

Естественно, что предвыборная кампания на этом фоне выдалась чрезвычайно грязной: грязью обильно поливали не только КПРФ, но и КПСС, СССР, КГБ, лично Сталина, популярность которого вырастала год от года. Так случайно ли был снят и фильм «Бунт палачей»? Подходящий режиссёр был на слуху, к тому же удобно работал в Казахстане, а не в России, продюсера подобрали, скорее всего, подставного, во всяком случае, ни до, ни после ни в одном кинематографическом списке, нигде продюсер Сергей Какаулин больше не проявился; да, собственно, это вообще единственный фильм Геннадия Земеля, где присутствует продюсер. И попробуйте представить, сколько пожилых людей после просмотра фильма «со слезами на глазах» отправились на выборы голосовать за кого угодно, только не за коммунистов. Да и молодых тоже, только, вероятно, без слёз – другой менталитет. Нынче ведь, перефразируя Ленина, из всех искусств для обработки мозгов важнейшим является кино. Череда сериалов с мерзкими представителями советской власти, КГБ, СМЕРШа, вереницей пострадавших безвинно (это обязательно, будто виноватых вовсе не было) – каждый раз в разгар предвыборной кампании накатывает с новой силой; теперь, после введения единого дня выборов, это фиксировать стало проще. Подло, отвратительно, но что ещё могут власти противопоставить собственному безответственному отношению к народу, собственной ориентации на олигархию?

В этом году нас снова ждут выборы в Государственную думу. Рейтинг Путина и «Единой России» неуклонно снижается, так какие ещё разоблачения «преступной советской власти» нас ждут в ближайшее время?

Вместо послесловия

Осталось пояснить, что я имел в виду, упоминая в начале статьи советскую военную медицину времён Великой Отечественной войны. Дело в том, что в госпиталях для лечения ранений повально применялась мазь Вишневского. Её компоненты (берёзовый дёготь, ксероформ и касторовое масло), по мнению некоторых специалистов, при наличии плотной повязки без доступа воздуха, без учёта аэробного и анаэробного компонентов раневого процесса, создавали предпосылки для гнилостных явлений, что могло провоцировать и заражение крови, и гангрену, а значит, смерть или ампутацию. Даже в Википедии сказано, что эта мазь «раздражающего действия… широко использовалась в советской армии во время Второй мировой войны. В дальнейшем было показано, что длительное использование мази Вишневского для лечения хронических кожных язв, ран или ожогов можно связать с повышенным риском рака кожи, гематологических и других заболеваний... Побочные эффекты при длительном применении препарата: зуд кожи, высыпания, крапивница, отечность тканей…» А кандидат медицинских наук Л. А. Блатун, работающий, кстати, в Институте хирургии им. А. В. Вишневского РАМН, в своей статье на сайте «Лечащий врач» предупреждает, что мазь на жировой основе «нарушает отток раневого отделяемого, не обеспечивает достаточного высвобождения активного ингредиента из композиции, не способствует проникновению антибиотика в глубь тканей, где находятся микробы, что приводит к переходу острых воспалительных заболеваний в хронические».

В газете «Аиф. Здоровье» отношение к лечению мазями острых гнойных воспалений высказано категорически и эмоционально: «Может, и рассосется… Только для этого надо выбросить в помойное ведро мазь Вишневского, ихтиоловую мазь и прочие им подобные древности. Мазь Вишневского в наше время хороша только для смазывания телег, у кого они еще есть. Их основу составляют рыбий жир и деготь – идеальный инкубатор для бактерий».

Может, я и не поверил бы, что мазь Вишневского могла сыграть столь роковую роль в появлении в СССР такого огромного количества безруких и безногих, но мне лично в травмпунктах, пациентом которых, увы, становился не раз, тоже упорно внушали: никаких мазей, только промывание перекисью водорода, а при нагноении – соответствующими антисептиками.

По свидетельству «обвинителей» мази Вишневского (а есть и «адвокаты»), в иностранных госпиталях упор делали на дезинфицирующие средства и антисептики, на доступ воздуха к ранам, а потому и ампутации там были куда более редким явлением. В ФРГ, например, инвалидов всех категорий оказалось по численности в 20 раз меньше, чем в СССР: около 500 тысяч на 66 миллионов населения в 1945 году (то есть в пересчёте на соотношение – каждый 132-й; в сравнении с каждый 15-й в СССР – меньше в 8,8 раза).

Доведи информацию о таком соотношении до сведения десяти миллионов советских инвалидов, чем бы это обернулось для медиков? То-то и оно…

  • Расскажите об этом своим друзьям!