ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

Кладбище в Судве, где покоятся советские военнопленные: пустые ряды, похожие на землю для газонов…

Елена Скворцова, sobesednik.ru   
05 Июня 2020 г.
Изменить размер шрифта

Около 50 тысяч советских солдат и младших офицеров похоронены в братской могиле у польской деревни Судва.

Кладбище в Судве, где покоятся советские военнопленные: пустые ряды, похожие на землю для газонов…

Это жертвы одного из страшных немецких концлагерей – Шталаг-IВ... А 75 лет назад здесь был не только лагерь, но и мрачно-величественный монумент фашистов – мемориал Танненберг, в котором находилась могила особо чтимого в гитлеровской Германии рейхспрезидента Пауля фон Гинденбурга. Со стен башен мемориала можно было наблюдать за печальной жизнью заключенных.

Кладбище в Судве, где покоятся советские военнопленные: пустые ряды, похожие на землю для газонов…

Иван Иванович нашелся

Несколько лет назад, пытаясь отыскать могилу деда, пропавшего без вести в мясорубке боев за Ленинград осенью 1941-го, случайно обнаружила в базе obd-memorial.ru документ о том, что некий Иван Иванович Журлупов 1917-го года рождения был рядовым в 224-м артиллерийском полку, попал в плен в Эстонии в августе 1941-го, а в январе 1942-го умер в лагере Шталаг-1В и похоронен в Хоенштайне, в братской могиле. Адрес на лагерной карточке был... моей прабабушки, ниже написано, что она – мать Ивана Ивановича...

Искала деда, а нашла еще одного родственника.

Ничего об этом человеке я не знала. Вспомнила, правда, что бабушка говорила: были у нее еще братья (кроме тех, кто вернулся с войны), но кто-то умер в голодные послереволюционные годы, младенцем, а кто-то потом... И вот оказалось, что «потом» – это в немецком концлагере...

Среди старых семейных фотографий обнаружилась и единственная карточка Ивана Ивановича, довоенная еще. Был и еще один след – в письмах моего деда с войны. Их было всего пять. Призван дед был в самый первый ее день, 22 июня, новобранцев отправили сначала в Кострому, где он был до начала июля. В одном из его писем была малопонятная мне фраза: «Иван Иванович, наверное, уже на фронте. Их довезли только до Ростова [Великого], переодели и обратно. Но все-таки пропишите, если он что-нибудь писал...». Было непонятно, почему мою бабушку должно было интересовать это сообщение. Теперь стало ясно, о каком Иван Ивановиче писал дед: речь шла о младшем брате его жены, моей бабушки.

Окружение и плен

Из карточки немецкого лагеря узнала, что Иван Журлупов служил рядовым в 224-м артполку (АП) 16 стрелковой дивизии (СД, Ульяновская Краснознаменная им. В.И. Киквидзе).

О боевом пути рядовых сведений можно найти до обидного мало, особенно если речь идет о начале войны. Да и судьбы целых полков в эти первые месяцы порой весьма обрывочны: слишком ожесточенны были первые бои, слишком много жизней они унесли... Поэтому короткий боевой путь брата бабушки пришлось изучать по более общим документам – дивизии.

На начало войны она дислоцировалась в Таллине и находилась в составе 8 армии, 23 июня должна была быть переброшена в Литву, но не было эшелонов и дивизия осталась в Эстонии. Уже 13 июля вступила в серьезный бой с фашистами, прорвавшимися к Таллину, бойцы сумели отбросить их на 30 км. Примерно в это время Иван Иванович, как я понимаю, и попал в 224 АП.

Дивизия в это время дислоцировалась в городе Рапла и с июля по август вела жестокие бои, несла большие потери. В какой-то момент немцам удалось прорвать фронт, разрезав силы дивизии пополам. Несколько полков частично попали в окружение, пытались прорваться к своим. Удалось это далеко не всем... Видимо, так и оказался Иван Иванович в плену.

Кладбище в Судве

В начале февраля этого года у меня была командировка в Гданьск (Польша). По дороге из Варшавы в Гданьск (во время войны эта часть Польши принадлежала немцам и город назывался Данцигом) всего несколько километров в сторону, и можно добраться до кладбища, где немцы хоронили узников Шталага-IB.

...Деревня Судва. На ее окраине и находится кладбище. Пусто, только вороны на деревьях... У входа – бетонная плита и табличка с информацией, что кладбище прошло реновацию на деньги поляков. И правда аккуратные ряды безымянных крестов и лампадок выглядят ухоженными – это могилы поляков (их тоже держали в этом лагере).

А дальше – пустые ряды, похожие на подготовленную для газонов землю. Это – братские могилы советских военнопленных. На одном из деревьев висит фотография с именем. Еще одна лежит на земле, в другом ряду стоит вкопанная в землю табличка... Еще несколько стоят у обелиска, который был установлен еще в 1970-х.

– Советские могилы тоже пройдут реновацию, – рассказывает мне местный краевед Славомир Нецецкий. – Россия выделила на это средства.

Кладбище в Судве, где покоятся советские военнопленные: пустые ряды, похожие на землю для газонов…

Славомир Нецецкий

Неподалеку от обелиска сложены плиты со звездами. Ими и оформят последнее место упокоения наших солдат. А откуда таблички с именами?

– Это привозят или присылают родственники, которые узнали, что их родные похоронены здесь, – объясняет Славомир. – Некоторые передавали их мне. Я положил туда, где мне показалось правильным.

В центре кладбища стоит информационный стенд. Из него узнаю, что в этих безымянных рядах покоится около 50 тысяч советских солдат. А под крестами лежат порядка 5 тысяч поляков.

Возможно, многие видели хронику 17 июля 1944-го – о том, как 57 тысяч пленных фашистов провели колонной по центру Москвы. Казалось, что их – несметное количество. Между тем пленных было 57 тысяч – чуть больше, чем тех, кто покоится сегодня в Судве. А сколько еще таких лагерных кладбищ разбросано по всей Европе, да и по нашей стране?

Были в Судве захоронения и французов, и бельгийцев, и итальянцев. После войны тела бельгийцев и французов были эксгумированы и отправлены на родину, а прах итальянских солдат перезахоронили в Варшаве. Здесь остались только могилы поляков и советских солдат.

... Я пожалела, что не догадалась сделать табличку с именем Ивана-Ивановича и привезти в это место.

Кладбище в Судве, где покоятся советские военнопленные: пустые ряды, похожие на землю для газонов…

Шталаг-IB

У немцев было много концлагерей Шталаг. Они были под номерами и разбросаны по разным районам нынешней Польши и Калининградской области (тогда Восточная Пруссия). Буквы обозначали контингент – кого там содержали. Были концлагеря для пленных летчиков, моряков, офицеров и т.д.). В Шталаге-IB содержались только рядовые и младшие офицеры разных стран.

Правильное название лагеря Шталаг-IB Гогенштайн. Так назывался у немцев город Ольштынек, на окраине которого, собственно, и был создан лагерь в Круликово. По прямой от деревни Судва до лагеря – полкилометра. А по дороге на машине – 2 км.

В Круликово было так же пусто, как и на кладбище. Всего несколько домов. Но людей не видно.

– Вот тут было что-то вроде приемного дома, – показывает Славомир на симпатичный белый домик. – Пленные выходили отсюда уже под номерами. А вон там (показывает на чистое ровное поле) – собственно, и был сам лагерь. Колючую проволоку и забор до конца разобрали лишь недавно.

Между домиками стоит памятный камень с грустными строками, посвященными погибшим. Славомир говорит, что его поставила в 1970-х польская молодежь. На поле, где раньше располагался лагерь, сейчас пастбище, похоже, что люди начинают обживать это место. Но мне рассказали, что земледельцы жалуются: слишком тяжело обрабатывать эту измученную землю. Видно, потому что слишком много крови было тут пролито.

– Мы хотим создать здесь мемориальную гору – из 55000 камней, по числу погибших в лагере, – на самом верху которой поставим монумент, – делится планами Славомир.

Мрачная тень Танненберга

Земля здесь и впрямь вся пропитана кровью. На месте лагеря Шталаг-IB в начале XV в. бурлило Грюнвальдское сражение, одно из самых крупных в Великой войне. Тогда поляки победили тевтонских рыцарей. Спустя 500 лет, в августе 1914-го, немцы победили здесь русских.

Они назвали это Танненбергской битвой. В российской истории событие названо «самсоновской катастрофой». Произошло это в начале Первой мировой войны, тогда русские войска наступали, а основные силы немцев были устремлены к Парижу. Но ошибки российского командования привели к тому, что наступление обернулось поражением. Правда, немцы тоже сильно пострадали – 40 тысяч убитых и раненых. А вот с российской стороны потери были 55 тысяч убитых и пленных. Словно заколдованная цифра для этого места...

Танненбергской битвой руководил Пауль фон Гинденбург. Через 13 лет, в 1927-м, здесь был построен огромный мрачноватый, но весьма величественный монументальный комплекс. А еще через 7 лет, в 1934-м, в одной из башен Танненберга был похоронен президент рейха Поль Гинденбург...

У стен мрачных башен монумента в 1939-м расположился лагерь Шталаг-IB...

Кладбище в Судве, где покоятся советские военнопленные: пустые ряды, похожие на землю для газонов…

Перед тем как в январе 1945-го в Ольштынек вошли советские войска, немцы взорвали Танненберг, а прах Гинденбурга вывезли в Западную Германию.

От былого монумента остались лишь пара львов. Теперь они сторожат вход в городскую администрацию. На одном из этажей этого здания разместился небольшой музей, где представлена история концлагеря.

Хуже всего обращались с советскими

– Свозить сюда пленных начали в 1939-м, – рассказывает Славомир Нецецкий, борясь с непокорным электронным табло музея. – Поначалу здесь были только поляки – и военнопленные, и мирные жители... Весной 1941-го сюда стали свозить французских, бельгийских и других солдат. За переход в зону другой национальности – расстрел. Если заключенный подходил к колючей проволоке, его могли застрелить без предупреждения. Когда в 1950-х разбирали лагерные строения, нашли склад, где штабелями лежала форма военнопленных, пуговицы, нанизанные на огромные мотки проволоки. По некоторым подсчетам, через этот лагерь прошли 250–300 тысяч человек...

Кладбище в Судве, где покоятся советские военнопленные: пустые ряды, похожие на землю для газонов…

Так жили советские военнопленные в лагере

В музее мало подлинных вещей. Мотки колючей проволоки, ржавая посуда, пузырьки с лекарствами, изношенная обувь... И поверх этого – бегущая строка из лагерных номеров.

– С лета 1941-го начали поступать советские солдаты, – продолжает Славомир. – Они составляли самую большую группу в лагере. Им приходилось хуже всех. Они поступали крайне изможденные – людей гнали сотни километров пешком, чаще всего без еды и воды. Многие умирали в пути. Держали их в переполненных бараках, иногда и на открытом воздухе. Рацион у советских был урезан, а отправляли их на самые тяжелые работы...

...Так оно и было. По данным лагерной карточки, в плен Иван Журлупов попал 20 сентября 1941-го, 28 октября он оказался в Шталаге-IB, а через три месяца, 26 января 1942-го, умер там. Ему было 24,5 года.

Вернуть погибшим имена

6 мая 2020 планировалось торжественное открытие обновленного кладбища. Должны были приехать не только высшие чины из Италии, Бельгии, Франции, но и родственники покоящихся здесь советских солдат – те, кто уже знает, что их близкие погибли здесь. Не случилось из-за карантина.

  • Всмотритесь в лица на этих снимках. Вдруг узнаете в них тех близких, чья судьба вам до сих пор неизвестна...

Коронавирус многое изменил, и даже волнительный и так сильно ожидаемый многими Парад Победы пришлось из-за него отложить. Вот и реновацию советских могил на кладбище в Судве пока не удалось провести. Надеемся, что в скором времени можно будет осуществить запланированные ранее мероприятия. И память о наших предках, отдавших жизни за мир без войны, будет в этом месте сохраняться достойно.

Еще в связи с поднятой темой читайте также:

Sobesednik.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...