ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

В режиме божьих птах

Зоя ГОРЕНКО, журналист   
26 Июля 2019 г.
Изменить размер шрифта

В регионе прошел пятый фестиваль колокольного звона «Байкальский благовест», посвященный памяти святителя Софрония, третьего епископа Иркутского, всея Сибири чудотворца. Завершился этот ежегодный праздник Крестным ходом-сплавом по Иркуту и Ангаре от села Шаманка до Успенского храма в Иркутске. Своими впечатлениями и размышлениями после оного делится журналист Зоя Горенко.

В регионе прошел пятый фестиваль колокольного звона «Байкальский благовест», посвященный памяти святителя Софрония, третьего епископа Иркутского, всея Сибири чудотворца.

На старте

«Софрониевский сплав» старше самого фестиваля, его придумала Светлана Николаевна Гладкова еще в 2012 году. Но долго мне не удавалось по разным причинам поучаствовать в нем. Нынче получилось, во второй раз!

В Шаманку мы приехали 17 июля, в день памяти святых царственных страстотерпцев. Позади у звонарей была уже целая фестивальная неделя. Они звонили на колокольнях церквей Шелехова, Иркутска, Слюдянки, Култука, передвижная звонница оглашала площади городов и селений. Они знакомились с новыми материалами о колоколах, о стилях и манерах, спорили, делились опытом. А кроме того – приводили в порядок звонницы на местах, развешивали колокола, давали консультации. И, невзирая на душевный подъем, физически уже подустали. Особенно организаторы, из которых первый – руководитель Школы церковных звонарей «Благовестник» при Спасском храме Иркутска Александр Ипполитов, в прошлом наш брат-журналист. Но назвался груздем – полезай в кузов, назвался звонарем – лезь на колокольню. Хотя, нет, «лезь» – это не про них. Они же птицы. Так Саша сказал, вещая позже с колокольни в Мамонах: «Во звоне мы свободны, как птицы. И мы всегда в полете!». Вот и сейчас, отряхнув крылышки, они уже взлетают на деревянную колоколенку, самозабвенно предаваясь любимому делу. Нынче их на фестиваль приехало 29, меньше, конечно, чем в прошлом году. Но ведь то был год юбилея святителя Софрония, и был президентский грант на проведение фестиваля. А нынче всё своими силами и средствами. На сплав попали не все. Но главное – восточные гости были тут!

Миссия выполнима!

– Мы изначально задумывали этот фестиваль с целью продвижения культуры колокольного звона на восток, – рассказывал Александр Геннадьевич. – В западных областях нашей страны, понятное дело, с этим легче: сохранились какие-то традиции, более доступны научные исследования, консультанты. Да просто-напросто там больше храмов, монастырей, колоколен, людей, в конце концов. И это даже вплоть до Новосибирска и Красноярска. А вот уже нам в Иркутске пришлось начинать всё с нуля... А дальше – пуще, даже в больших городах в лучшем случае работают звонари-самоучки. Хотя часто это очень самобытные, талантливые мастера. И в первый год нам удалось заполучить таковых аж из Петропавловска-Камчатского! Но все же больше нас посещали гости с запада – из Москвы, даже Минска, из западных сибирских центров. И только вот сейчас добились приезда представителя из соседнего Улан-Удэ. Это юный совсем звонарь, 14-летний отрок Виталий Русинов, познававший наше искусство по интернету.

А еще, паче чаянья, только Божьим благоволением, к нам прибыли двое настоящих «восточных» гостей: Ольга Кудряшова из Хабаровска и иерей Роман Пичуев из Нерчинска. Оле удалось достать какой-то удивительно дешевый молодежный билет на самолет, а отец Роман ехал сюда с семьей на отдых и оказался по совместительству звонарем!

Казак, священник, звонарь

Отца Романа я заприметила на бульваре Гагарина у памятника царю Александру III, когда там проходило одно из мероприятий фестиваля. Да и трудно было его не заметить и не отличить. Священник в «цивильной» рясе и в шляпе, в чертах лица и разрезе глаз – явная «азиатчинка». «Буддист, что ли?» – даже предположила подруга. О, эти слова бы на ум ей не пришли, увидь она нерчинского гостя во время сплава! Здесь он был явлен в камуфляже и казачьей папахе, с которой его смуглое лицо находилось в несомненной гармонии. И надо было видеть его радость, когда в Баклашах на берегу нас встретил атаман местной станицы Владимир Андреевич Каминский. Возле поклонного креста в память раскулаченным крестьянам после молебна отец Роман произнес короткую, но прочувствованную проповедь о связи поколений, о нашей ответственности за историю современности, о необходимости христианского общения. А в разговоре со мной признался, что вначале с некоторым недоверием и даже скептицизмом отнесся к приглашению поучаствовать в фестивале.

– В колокольном деле я, как и многие, самоучка. Совершаю положенные звоны, но не более. И думал: ну, что я там особенно нового узнаю? А потом-то, когда познакомился со всеми, когда увидел, услышал их, не только мнение, но и состояние мое кардинально изменилось. У каждого звонаря – своя энергетика, своя внутренняя сила, свой неповторимый рисунок, свой дух. И ты понимаешь, слушая их, как можно звонить, как можно жить! А кроме того, здесь, в Иркутске, я смог по-новому взглянуть на личность святителя Софрония, который являлся ведь епископом не только Иркутским, но и Нерчинским. К сожалению, у нас в Забайкалье такого почитания и внимания, какое оказывается святителю в Иркутске, нет. Но теперь, я надеюсь, будет...

Покровитель звонарей

И еще об одном госте хочется сказать отдельно. Еще два года назад это был просто звонарь из Новокузнецка – Виталий Выдриганов, один из первых участников фестиваля, откликнувшийся на приглашение иркутян. Он, подобно нашему Александру Ипполитову, семь лет назад в Кемерово организовал свою школу, вернее курсы – «Кузнецкая звонница».

– У нас в епархии тогда действовало около 100 храмов, – рассказывал он. – И почти половина – вообще без колоколов, а другие молчали, потому что на них некому было звонить.

И когда он услышал об иркутских коллегах, которые также решили сначала просто ликвидировать проблему, а потом и заняться развитием колокольного звона как искусства, тут же откликнулся.

А в прошлом году диакон Виталий принял монашество. Новое имя, которое ему дали при пострижении (естественно, без всяких предложений и пожеланий со стороны постригаемого), – Софроний. Да, в честь святителя Софрония, которого впору уже называть покровителем звонарей.

На ясный огонь, моя радость...

Крестный ход-сплав начался, как всегда, с молебна в храме, освящения наших плавсредств на берегу и стартового фотографирования.

Изначально в путь отправились 78 человек! Впереди – руководитель сплава – протоиерей Павел Телегин, с крестоходным фонарем на лодочке. Вот за ним мы и должны были следовать неуклонно. Мы – это экипаж нового большого рафта, на который в разное время набивалось от 10 до 14 человек, так что он походил порой на Ноев ковчег. А за нами строй мелких судов, и в конце – наша гордость и краса – катамаран с новеньким мотором и чудесной двухлетней звонницей! На нем, в основном, как раз звонари, по очереди оглашающие речной простор и сухопутные окрестности звоном, звоном, звоном! Заслышав его, люди на берегах замирают, приставляют ладонь-козырек ко лбу, высматривают источник чудных звуков, а потом машут, машут руками. Мы причаливаем к ним – в Мотах, Введенщине, Баклашах. Идем крестным ходом к поклонным крестам, а во Введенщине и к часовне у кладбища, проводим молебны. В Мотах отец Павел вручает местной библиотеке только что вышедшие книги о святителе Софронии «Горящий к Богу огнем любви неугасимыя...»

К сожалению, к вечеру этого дня состав флотилии резко уменьшился. Но не потому, что кто-то не выдержал тягот (их не было), а просто деловые люди разъехались по делам. Огромное им спасибо, что все же один день не пожалели на молитвенный ход.

Китой и Ангара

По сравнению с прошлым годом экипаж рафта обновился на 90 процентов. Большинство – люди уже имеющие опыт сплава. А главное – нам дали капитана. Так и не знаю его фамилии. Брат Александр. Благодаря его умелому командованию мы не кружились на виражах и не застревали на корягах. И восхитительно точно заходили в «гавани» под хоровой невольный победный крик «Ура!».

Самый ответственный отрезок пути – вход в Ангару и дальнейшее следование по ней. Эх, думаю, недаром красавица-Ангара отвергла Иркута, предложенного ей в женихи батюшкой-Байкалом. – И правду сказать, по сравнению с ней – это просто шаловливый мальчишка. На Ангаре сразу меняется воздух, ногу с лодки уже не спустишь – вмиг замерзнет. Осознание ледяной глубины под резиновым днищем тоже быстро охлаждает недавнее оживление при выходе на простор, при звуках приветственных звонов с колоколен Спасского и Богоявленского храмов. Здесь надо быть предельно внимательными и послушными воле командира. И мы целых полчаса были чуть ли не образцами смирения. Хотя и с комментариями...

Кирпичики

Напоследок скажу о самом длительном пешем крестном ходе, который мы совершили в Мамонах, от берега к храмам. Их там два – один в стареньком приспособленном помещении и второй – строящийся, кирпичный. Он очень заметно поднялся над землей по сравнению с прошлым годом. Там, среди незавершенных стен, под прикрытием пленки перед иконой святителя Софрония, доставленной из Знаменского монастыря, батюшки отслужили молебен. После все тихонько удивляются и хвалят отца Григория Гудина, который, надо же, в такое время где-то добывает средства на строительство. И все сходятся во мнении: «Святитель Софроний помогает». Конечно, без спонсоров в таком деле трудно обойтись, и они, наверняка, есть. Но и народная денежка тоже не последнюю роль играет. И мы видим уже уложенные в стены «именные кирпичики» с именами людей, их приобретших. Кстати, цена на такой кирпичик – «сколько сможете», хоть тысячу, хоть 50 рублей. А имя ваше будет увековечено не только материально, но и в молитвах. Пока стоит на земле этот храм, будут молиться люди, а если вдруг он разрушится, это будут делать ангелы, которые никогда не покидают алтарь. Ведь жизнь не ограничена материальными рамками. И об этом тоже рассказал нам колокольный звон, которым радостно делились наши птицы – звонари!

РS: Кстати, в природе действительно есть порода птиц, именуемых звонарями. Но куда им до наших!

  • Расскажите об этом своим друзьям!