ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

«Нюрнберг»: идут съемки фильма о самом главном судебном процессе XX века

Сусанна Альперина, rg.ru   
27 Июня 2021 г.
Изменить размер шрифта

Фильм «Нюрнберг» уже сам требует своего биографа. Это видно, как только попадаешь на съемочную площадку. Как и знаменитый процесс, о котором в нем идет речь. Съемки картины режиссера Николая Лебедева по роману Александра Звягинцева «На веки вечные» проходят в эти дни на «Мосфильме». Часть уже проведена в Чехии. Далее будут снимать в Германии и Бельгии. А пока в одном из павильонов «Мосфильма» выстроена точная копия легендарного «Зала 600» нюрнбергского Дворца правосудия, где проходили заседания Международного военного трибунала в 1945–1946 годах.

«Нюрнберг»: идут съемки фильма о самом главном судебном процессе XX века

На площадке — Вавилон, в том плане, что происходит «смешение языков и народов». Кажется, что само изваяние Медузы Горгоны над массивными дверьми застыло от удивления. Это кино нового поколения. Режиссер Николай Лебедев общается, переходя с русского на английский и обратно, с легкостью гида. Невольно думаешь, наблюдая за его работой, что у нас после долгого перерыва вновь появились режиссеры, способные управлять крупными международными проектами, работать с командой, в которой собраны представители многих стран. А конкретно в фильме «Нюрнберг» заняты актеры из США, Великобритании, Германии, Чехии, Франции, Бельгии, Австрии, Дании... Россию представляют Евгений Миронов, Алексей Бардуков, Игорь Петренко и другие.

Сергей Безруков играет роль Романа Руденко, который был главным обвинителем на процессе от СССР: «Роль у меня значительная, судя по личности Романа Руденко, потому что он, выступая главным обвинителем, представлял Советский Союз. И в том, что нацистские преступники были справедливо наказаны — огромнейшая заслуга Руденко, его эрудиция, ораторский талант, сыграли свою роль. Поскольку у меня воспитание советское, то тема Великой Отечественной Войны, „обыкновенного фашизма“ — у меня в крови. Столько фильмов пересмотрел: от советских художественных картин до знаменитого документального сериала „Великая Отечественная“ с озвучкой Василия Ланового. Почему День Победы для меня святой праздник? Потому что я деда помню! Я вырос с моим дедулей Мишей, и он мне все рассказывал. Дедули нет уже в живых. Но я — то самое поколение, которое помнит. И самое главное для меня, когда играю Романа Руденко, чтобы эмоции не захлестывали. Николай Лебедев, с которым мы работаем не впервые, говорил мне: „Сдерживай эмоцию!“. И это очень сложно — у меня эмоции настолько близко! Особенно когда вещественное доказательство предъявляешь — кожу, из которой делали сумочки... Тебя начинает трясти в этот момент. Ты просишь сказать „Стоп!“, прервать съемку. Потому что холодный рассудок обвинителя, жесткость с которой он докладывал, сыграть сложно. Холодок по спине должен пробегать от его слов. Обвинительная речь — не просто отношение к преступникам, ненависть к фашистам и их злодеяниям, она должна идти от сердца, тогда голос будет звенеть. Тогда вся атмосфера вокруг перевоплощается».

... Снимается сцена допроса Геринга. В роли нациста — Карстен Норгаард, известный по проектам «C.S. I. Место преступления», «Чужой против Хищника», «Обитель зла: последняя глава», «Гримм» и другим. Он интервью не дает — ему нужно сконцентрироваться на роли. Да слова, в принципе и не нужны. Снимается сцена, где он не говорит, а только выражает противоречивые эмоции, которые обуревают Геринга во время Нюрнбергского процесса. Титаническая мощь игры. Предельная концентрация. Высокий уровень. Еще одна сцена. Идет процесс — Геринг говорит по-немецки. В роли его обвинителя — Жорж Девдариани («Красная река», «Григорий Р.», «Мата Хари», «Екатерина. Взлет» и другие проекты). Он говорит по-английски. Все — как было в реальности. В перерыве между съемками Жорж рассказывает, что это — не просто американский английский, а именно тот, на котором говорили в середине прошлого века. Он специально работал над языком. Произношением. И опять понимаешь какой огромный механизм — будущий фильм «Нюрнберг».

Сами продюсеры признаются, что запустить международный проект во времена пандемии — испытание не из легких. Вот, например, в этот день на площадке 400 человек только массовки. Сфотографировать на память хочется каждого — видна талантливая скрупулезная работа кастинг-директоров. Если бы эти люди не были в масках (снимают только, когда работает камера) и не доставали иногда в перерывах мобильные телефоны, полное ощущение что каждый из них — представитель другой эпохи. Тщательно пошитые костюмы, свет... Труд стольких специалистов. Как режиссер управляет всей этой махиной?

... Во время пандемии я слушала мастер-класс Николая Лебедева — молодым людям он рассказывал об азах профессии по Zoom. Запомнились его слова о том, как готовиться к каждому фильму. Раскадровки, рисунки, файлы. Придя на площадку, Лебедев держит уже весь фильм в голове. В ответ на вопрос об этом — полез под режиссерский стол. Там в простой матерчатой сумочке — три, нет, даже четыре толстенных тетради, расписанные вручную. И в них — весь «Нюрнберг».

«Нюрнберг»: идут съемки фильма о самом главном судебном процессе XX века

Задаю вопрос, а вдруг кто-то это украдет? Смотрю в глаза Лебедеву и понимаю — он по памяти восстановит все. Но Николай отвечает и на этот вопрос — открывает свой ноутбук и показывает множество файлов — также расписан весь фильм. Более того, предыдущий фильм, над которым он трудился, по роману Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», также проработан Николаем Лебедевым весь целиком. Этот проект так и остался нереализованным, и сейчас над экранизацией «Мастера и Маргариты» работает другая команда во главе с другим режиссером Михаилом Локшиным. И это — полностью другой проект, и отдельный разговор.

... Нюрнберг дался Лебедеву нелегко. Сценарий он писал почти два года. «Нюрнберг» сложный и потому, что международный проект, и историческое кино, много линий, актеров, персонажей, событий. Но мы еще попали в кризисное время. Первый съемочный день был назначен на 18 марта 2020 года. А 16 марта в Чехии и везде в мире объявили карантин. Когда его сняли, все пришлось готовить заново. Но как только съемки возобновились, я заболел ковидом — к счастью, единственный из группы. Три недели был изолирован, в удаленном доступе, так и работал с группой», — рассказывает Николай Лебедев. После чего он вышел на площадку с воспалением легких...

Значительную часть интервью Лебедев рассказывает о группе и благодарит всех и каждого. Действительно, каждый на площадке изо всех сил старается быть нужным. Есть ощущение, что делается большое общее дело. Наверняка, это бросалось в глаза и высоким чинам, которые приходили на съемки «Нюрнберга». А был уже, например, Сергей Нарышкин, глава РИО. Картина делается при поддержке Министерства культуры РФ.

Николай, каким будет фильм? Действие ведь не будет происходить только в зале суда? Где еще?

Николай Лебедев: В лесах, квартирах и подземельях (смеется). И, конечно же, на улицах, причем не только Нюрнберга, но и Берлина. У нас будут большие приключения, через которые проходит герой. Как рассказать о процессе так, чтобы фильм смотрели сегодняшние зрители? Стенли Крамер снимал в своем знаменитом фильме «Нюрнбергский процесс» судебную драму, но она сама по себе не может быть в центре истории. У Крамера это была нравственная, человеческая драма. И, кстати говоря, рассказывала она не о большом процессе над нацистскими преступниками. В той картине действие разворачивается вокруг так называемого малого процесса «судей над судьями». У нас же в центре внимания — тот самый большой Нюрнбергский процесс, но при этом наше кино тоже — про человеческие отношения. А ​​​​​​​Нюрнбергский процесс, он катализирует историю, по своему комментирует ее и показывает, как общечеловеческие катастрофы и нравственные тенденции отражаются на судьбах героев, и как судьбы героев влияют на ход истории.

Но, тем не менее, Нюрнбергский процесс — основная линия фильма. Почему важно восстанавливать справедливость?

Николай Лебедев: Я думаю, что про это рассказывает вся человеческая история. Мы так часто сталкиваемся с несправедливостью, со злобой, которая отравляет жизнь не только человеку, но и целым странам, что важно знать: все равно все приходит к правильным нравственным ориентирам. Что бы ни говорили, в людях торжествует не звериное, а человеческое. Нюрнбергский процесс показал — люди стремятся объединяться не для того, чтобы покарать кого-то, а для того, чтобы вместе выработать новые нравственные устои.

Николай, а вы понимаете, что творите историю сейчас? Историю кино, в частности.

Николай Лебедев: Любой проект, он о человеке. Амбиции, безусловно, хороши. Но глупо надувать щеки, когда проект еще не сделан. Когда Эльдар Александрович Рязанов снимал «Иронию судьбы...», никому в голову не могло прийти, что эта картина впечатается в память сотен миллионов зрителей. Скромная история...

«Нюрнберг» — это не скромная история. Это изначально амбициозный проект.

Николай Лебедев: Важно чтобы получилось живое, сильное, яркое кино. А об остальном поговорим после.

Из Википедии: Нюрнбергский процесс – первый и ключевой из серии судебных процессов, проходивших во Дворце юстиции города Нюрнберг после окончания Второй мировой войны. В ходе процесса, открывшегося 20 ноября 1945 года, перед Международным военным трибуналом (МВТ) из восьми судей, представлявших четыре страны Антигитлеровской коалиции, группе бывших руководителей Третьего рейха были предъявлены обвинения в военных преступлениях. Обвинительное заключение, подготовленное командами прокуроров из США, Великобритании, СССР и Франции, содержало четыре пункта: преступления против мира, преступления против человечности, нарушение законов войны и заговор с целью совершения данных преступных действий.

На нашем сайте читайте также:

По инф. rg.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!