НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2024-06-20-10-25-45
…Толпа заполнила Театральную площадь, перелилась через дорогу к зданию Большого. От ЦУМа – дальше, по Петровке. А люди все шли и шли. И у каждого в руках – цветы. Январский снег падал на яркие бутоны, превращая их в пушистые снежные шарики. Над площадью тихо плывет траурная живая музыка. Играет Камерный...
23-135-
Яркая, талантливая, самобытная, неповторимая. Именно такими словами хочется охарактеризовать поэта (она терпеть не могла слово «поэтесса») Анну Ахматову. Она пережила две революции и две мировых войны, узнала на себе, что такое сталинские репрессии и смерть самых дорогих людей. Она выходила замуж три...
2024-06-27-07-22-39
В конце минувшей недели, уже ночью, случайно наткнулся на канале «Культура» на передачу о жизни и творчестве Юрия Визбора, популярнейшего в дни нашей молодости барда-шестидесятника. Посмотрел ее на одном дыхании до конца, а потом еще долго не мог заснуть – настолько сильно эмоционально эта передача...
2024-06-27-17-45-31
О трагедии 22 июня 1941года издано немало литературы военного и политического характера. Однако о событиях, предшествующих этой дате, на самом деле известно очень мало, а та информация, которая доступна, весьма противоречива, фрагментарна и...
2024-06-27-18-05-36
Юрий Визбор – бард, поэт, актер, журналист, художник, сценарист. В его творческом наследии свыше трех сотен песен. Всё, за что он брался, получалось ярко и...

«А я сяду в кабриолет...»

04 Августа 2011 г.

alt

 

(Окончание. Начало в № 30).

Лесные ведьмы

Круглый год Мостопоезд 131 перевозил отряд в районы, где особая нужда была. Так, в 1944 г. отправили девчат на Селенгу, в Улан-Удэ. Лес баграми из реки вытаскивали, раскладывали строго по размерам, сортировали. Когда машины подгоняли, ставили на них стояки, прокладки делали, клинья отбивали, чтоб, не дай бог, шевеления не было. Память у меня до сих пор осталась от этих клиньев. Так долбанул кто-то ломом, что палец чуть не отвалился. До сих пор смотри, какой кривой!

От нашего внешнего вида деревенских страх брал. Видок ещё тот был! Представляешь, все в грязных прожжённых телогрейках, в ватных штанах, вшивые, немытые, голодные. Детей боялись подпускать. Лесными ведьмами нас прозвали. Командир наш, Солнцев Василий Иванович, как-то пробовал договориться в одной деревеньке помыться нам в бане, но местные жители не согласились.

… Однажды повезло крепко. Участок строили около какого-то посёлка. В местную столовую пригнали несколько сотен овец. Забой шёл для фронта. А у нас в кои-то веки заминка вышла – шпалы не подвезли. Столовские попросили у нашего начальства помощи – с голов овечьих шерсть ободрать, а шкурки нам отдали. Я шестьдесят шкурок заработала. Вот похлебку тогда и сварили знатную.

Иногда нам очистки из столовых отдавали (хорошо, если бензином они не пахли) – листья капустные зелёные или от картошки отходы. Саранки копали, коли переедали – дело до рвоты доходило.

Бывало, на участке и воды не было. Тут Мишка татарчёнок выручал – привозил флягу. Помню, как мы его ждали – ложились на рельсы, ухом звуки ловили – едет – не едет? Тарахтит ли его тележка?

Что за зверь такой – мыло?

Однажды балласт разгружали с платформы, шпалы надо было отсыпать. И всю голову мне песком засыпали (волосы у меня длинные были, а расстаться с ними никак не могла). Побежала с котелком к речушке, благо что рядом с бараком петляла, с горем пополам отмыла.

– Катя, а мыло было? – спрашиваю.

– Какое мыло! Забыли мы, что за зверь такой – мыло! Тряпицей кое-как протерла волосы у костра. Чуть-чуть просушила и в барак, а через час подъём – вертушка подошла. С мокрой головой пришлось вылететь, но это не страшно. Хуже было, когда крюки, которыми платформы крепятся, отлетели и прямым попаданием мне по голове. С сотрясением мозга увезли в Иркутск. В больнице пролежала три месяца и снова в Мостопоезд, и снова на деляны.

– Почему у вас в военизированном отряде прибавок к военному пайку не было (всего-то 600 г хлеба и 300 г пшена). Ведь ещё в июле 1941 года вышло постановление НКПС «Об организации обучения женщин и подростков и вовлечении их на транспорте». Установлены были и нормы снабжения продовольственными товарами. На одного работающего железнодорожника дневная норма хлеба составляло 800 г, месячная норма сахара – 800 г.

– Послушай, а мы, наверное, не были настоящими железнодорожницами. А так, голь перекатная. Нас эти постановления не помню, чтоб коснулись. Мы про них и не знали. Ни газет, ни радио не было.

(Нормы продовольственные менялись. В мае 1942 года было введено дополнительное снабжение для перевыполнявших нормы выработки. Введено горячее питание. Состояло оно из 500 г мяса или рыбы, 50 г крупы, 10 г жира и ещё 100 г хлеба).

– Припоминаю, что ближе к концу войны нам стали выдавать сахара – 300 г и хлеба, правда, к пайку ещё прибавили 100 г и суп начали возить с капустным зелёным листом. Что за праздник сегодня, Иваныч?//подзаг.//

– Катя, а как вы узнали, что война закончилась?

– До сих пор помню этот день. К нам на деляну мотовозка давно не приезжала. Так бывало, если она ломалась. А мы в этот день далеко в лес углубились, пилили листвяк. Чуть ниже по склончику дорога шла. По ней на телегах инструмент или хлеб иногда подвозили в таких аварийных случаях. И вдруг видим, что блестит что-то на дороге. Едет кто-то. Топоры, пилы побросали и бегом вниз по склону. Что за чудо? Смотрим – катят лошади две телеги, по верху брезент накинут. А вся сбруя на лошадях блестит. Это конюхи то ли песком, то ли золой её так выдраили.

Окружили обоз: – Что за праздник нонче, Иваныч? Что разнарядил свои «паровозы»? А он кричит:

– Девки, кончай работу! Войне конец! Подарки вам привезли. Аж по одной буханке хлеба на двоих.

Мы разом все в рёв. Плакали долго и вдруг запели. Откуда-то и песни вспомнились первый раз за все эти годы. Хлеб, конечно, за милу душу смолотили – за пять минут. На деляну больше не вышли. Вот таким счастливым день окончания войны нам выпал. И хотя командир отделения, Солнцев Василий Иванович, у нас не появился в этот день, утром мы все, как одна, в 6:00 уже были на деляне.

Мостопоезд 131 МПС

Закончилась война! Как ждали этого праздника девчата! Как выжили они в таких чудовищных условиях, которые не под силу иному стожильному мужику?

Бригаду расформировали. И по домам, в родные деревни, кинулись повзрослевшие девчонки отмываться, личную жизнь обустраивать. Пора пришла семьи заводить.

Жестокая правда! Екатерине Горбуновой – бессменному бригадиру военизированного строительного отряда путейцев – некуда было приткнуться. Не было у неё никаких родственников (в 1946 году пришло письмо из Бирюлек. Наверное, из поссовета кто-то обеспокоился и дал знать девчонке, что бабушка её умерла и никого из родных в деревне у неё не осталось).

Ни дома, ни улицы не было у Катерины. Зато адрес остался: Военизированный Мостопоезд 131 МПС. И не гнал её никто из теплушки. Здесь она осталась ещё надолго. Работа продолжалась, её был нескончаемый край.

Однажды только смилостивилась судьба к Катерине, повернулась к ней светлым ликом. Видать, наградила её за все тяжёлые годы (как оказалось, это лишь отдушина была).

В 1946 году на участок назначили прорабом Дмитрия Орлова. Несколько месяцев присматривался парень к бойкой девчонке с роскошной русой косой, но подступить боялся. Спуску Катерина никому не давала, язык – бритва. Не решался сделать парень предложение: – Отошьёт. Как пить дать, отошьёт! – мучился Дмитрий.

И всё-таки решился. Когда бригада вот-вот с делянки должна была вернуться, Дмитрий схулиганил. Без ведома хозяйки собрал её немудрящие пожитки, котелок, кружку и в свой вагончик перенёс. Встретил девушку за бараком, за руку взял, решился и сделал предложение. Метнулась было Катерина, да руки у Дмитрия крепкими оказались и словам – «люба ты мне» поверила.

В согласии, в любви прожили Орловы 28 лет, двух детей родили. Новый участок строили вместе – обводную дорогу, которая начиналось от бывшей деревни Титово (ныне станция Академическая) и заканчивалась у Слюдянки, т. е. у места «слияния» со старой Кругобайкальской железной дорогой. Прежняя старая ветка мешала ложу уже выстроенного Иркутского водохранилища, поэтому и возникла необходимость в строительстве новой, которая должна была пройти от станции Кая вдоль долины реки Олхи.

На целинные земли

…Мостопоезд вновь набирает скорость. Мчится в новом направлении – Алтай, Барнаул. Орловы – Дмитрий и Екатерина в своём вагончике (дали им на две семьи) едут на новые места. На целинные земли. В Казахстане бригада строит железные дороги, соединяя раскинувшиеся по бескрайней степи посёлки.

Но почему судьба так сурова к Кате? Почему? Знать бы?

Неизлечимый недуг «скрутил» Дмитрия, вырвал его из семьи. Медицина не помогла. Осталась она с двумя детьми. Это было время, когда она ни о чём и думать не могла. И только спустя какое то время пришла здравая мысль – изменить надо кардинально свою жизнь. Сколько же можно по теплушкам обитаться? Сколько? Отдала железной дороге, одной организации – Мостопоезду 131 МПС, 22 года – с 1942 по 1964 гг.

***

Уехала Екатерина Иннокентьевна в Кутулик, устроилась в детский сад дворником. Хотя можно было и не работать, стажа рабочего у нее было уже 40 лет. Квартиру сняла в доме у местной жительницы. Всё её утраивало, но несчастный случай опять всё перевернул. Пожар! Дом загорелся. Огонь всё спалил – все пожитки, все документы. От стресса сын, семнадцатилетний Сашенька (эпилепсию у него врачи признали), умер. В пятнадцать лет дочка Галочка менингитом заболела. Не спасла медицина. И это стало для неё самым страшным, непоправимым.

В сердце тоска горючая поселилась и унять её никакими силами невозможно. Как избавиться? В слезах ли утопить? Заговорами придушить? Сил ни на что не хватало. Руки опустила. Безысходная, как горе горькое тоска её захлестнула, обволокла, душила. А тут ещё и второй глаз, правый, слепнуть стал.

Покой ей только снился

В 1997 году социальные службы дали направление Е. И. Орловой в Саянский дом- интернат, а затем по её просьбе – в Иркутский.

Четырнадцать лет тому назад интернат на улице Ярославского, 260 стал для Кати родным домом.

В коллектив она вошла легко, будто всю жизнь в нём и провела. Запела… В ансамбле доморощенном «Ивушка» с превеликим удовольствием приняли новую солистку с проникновенным, приятным голосом. Побывала с концертными выступлениями в некоторых городах области.

Тихая, размеренная жизнь Катю не устраивала. Вот уж несколько лет она член совета ветеранов, двенадцать лет избирали её старостой одного из отделений интерната. Сейчас дежурит в кухне, чистит овощи, в огороде присматривает за грядками с овощами.

О прошлом этой героической женщины напоминают юбилейные медали, вручённые правительством РФ в честь 50-, 60- и 65-летия Победы в Великой Отечественной войне. Особо гордится Екатерина Иннокентьевна медалью «За доблестный труд в ВОВ 1941– 1945 гг» и медалью «За освоение целинных земель».

В 1995 г. 3 ноября ветерану ВОВ Орловой Е. И. за самоотверженный труд и безупречную воинскую службу в тылу в годы Великой Отечественной Войны вручено бессрочное удостоверение на льготы и преимущества, действительное на всей территории Российской Федерации.

И наконец, с 2002 года, когда Министерство путей сообщения составило списки ветеранов железной дороги со стажем работы не менее пяти лет (у Орловой 22 года стажа в Мостопоезде 131), Екатерине Иннокентьевне ежемесячно стали вручать материальную помощь. Железная дорога помогла восстановить зрение, был поставлен хрусталик в правый глаз.

«А я сяду в кабриолет…»

– А мне бы сейчас сесть в самую обычную, не скоростную электричку, примоститься на деревянной лавке у окошечка, – размечталась Катя, – и проехать от станции Академическая (отсюда начиналось строительство последней ветки) и дальше до Слюдянки.

Увидеть хочу отвалы песчаника на Синюшиной горе, промчаться мимо известняковых Олхинских склонов, нависающих над рекой. И пускай электричка еле-еле ползёт, а я в окна всматриваться буду, может, узнаю те склоны и сопки, которые взрывали, где лес пилили, балласт отсыпали, шпалы укладывали.

Названий сколько у станций и полустанков появилась! Мне они ничего не говорят. Их не было в те времена. Скалы дикие хочется увидеть в «Орлёнке». И дальше, дальше! Миновать Адриановскую и, наконец, остановиться. Здесь был вбит последний костыль в рельсы.

Вот тут я сойду на платформу станции Слюдянка. Увижу, наконец, беломраморный вокзал, говорят, что он единственный такой в России. Пройду несколько метров налево, а там – Байкал! Озеро, которое я никогда не видела.

P. S. 7 августа в профессиональный День железнодорожника от всей души и вполне заслуженно поздравляем Екатерину Иннокентьевну Орлову с праздником.

  • Расскажите об этом своим друзьям!

  • Поклон «Одессе-маме»
    130 лет назад родился Исаак Бабель
  • Сказание о Муравьеве-Амурском
    В 2019 году наша газета сообщала о выходе в свет исторического романа Александра Ведрова "Муравьев-Амурский, преобразователь Востока". За прошедшее время книга не затерялась на полках читателей, напротив, её статус и популярность неуклонно возрастают.
  • Возвращение индексации
    Ну наконец-то, свершилось! На днях принят закон, согласно которому с 1 февраля 2025 года возвращается индексация пенсий работающим пенсионерам. Ее власти отменили еще в 2016 году.
  • Цезарю и не снилось. Древний мир и современная эпоха
    История никогда не повторяется один в один. И время чуть иное, и персонажи изменились, и антураж, интерьер, макияж… И все же определенные, порой очень важные параллели можно найти. А раз так, то и поразмыслить, как сделать, чтобы повторить прежние успехи (пусть и в новом варианте) или, наоборот, избежать уже допущенных ошибок. Ну, или точнее, оценить нынешнюю ситуацию и спрогнозировать будущее.
  • Солнце светит всем
    Анатолий Александрович родился в 1941 г. в Иркутске. В 1965 г. окончил биолого-почвенный факультет ИГУ. Организатор и лидер неформального общественного объединения «Движение в защиту Байкала» (1987 г.). В 1991 г. избран почётным членом Фонда Байкала вместе с Галазием и Распутиным. В 2021 г. награждён Российской академией естественных наук медалью академика Моисеева за вклад в дело ликвидации БЦБК... Ну и так далее. Личность хорошо известная как минимум в Иркутской области, а тем более читателям газеты «Мои года», где он преимущественно печатается. Живёт в Иркутске.
  • «Жизнь на исходе – чудо!»
    Игорь Аброскин родился в 1958 г. в Баку. Окончил Днепропетровский университет. Служил в армии. Работал в организации «Оргхим» при строительстве «Саянскхимпрома». Один из создателей «Литературного кафе» в Саянске в 80­е годы. Первый из тех, кто сколачивал неформальное литературное объединение «Помост» на рубеже 80­х–90­х. Автор большой подборки в солидном иркутском альманахе «Стихи по кругу» (1990 г.). Один из авторов юбилейных городских альманахов «Серебряный Саянск», «Саянск 2000», «Ковчег». Не однократно печатался в альманахах поэзии «Иркутское время». Первая книга «Все?..» вышла в 1998 г., вторая – «Самостоянье» в 2023­м. Стихи из неё – в этом выпуске.
  • На музыкальном Олимпе: 210 лет со дня рождения Кристофа Глюка
    Кристоф Глюк – австрийский композитор XVIII века, представитель классической оперной школы. Известен как объединитель французских и итальянских традиций, музыкальный новатор. Рыцарь ордена Золотой шпоры.
  • Кирзовые сапоги
    Владимир Васильевич родился в 1951 г. в посёлке Курагино Красноярского края. В 1972 г. окончил физико-математический факультет в Красноярске, преподавал физику в школах и самостоятельно изучал психологию. После аспирантуры в Москве получил учёную степень по психологии. Пишет картины, короткие рассказы и короткие же стихи. С его литературными произведениями мы уже знакомили наших читателей, а эти «эссе» – из новых сочинений автора.
  • Вот что нужно повторить
    Вслед 80-летию открытия Второго фронта
  • Если завтра война…
    О трагедии 22 июня 1941года издано немало литературы военного и политического характера. Однако о событиях, предшествующих этой дате, на самом деле известно очень мало, а та информация, которая доступна, весьма противоречива, фрагментарна и сумбурна.
  • Исполнилось 90 лет со дня рождения Юрия Визбора
    Юрий Визбор – бард, поэт, актер, журналист, художник, сценарист. В его творческом наследии свыше трех сотен песен. Всё, за что он брался, получалось ярко и талантливо.
  • «Не верь, разлукам, старина…»: вспоминая Юрия Визбора
    В конце минувшей недели, уже ночью, случайно наткнулся на канале «Культура» на передачу о жизни и творчестве Юрия Визбора, популярнейшего в дни нашей молодости барда-шестидесятника. Посмотрел ее на одном дыхании до конца, а потом еще долго не мог заснуть – настолько сильно эмоционально эта передача взбудоражила, настолько всколыхнула память и чувства…
  • 135 лет со дня рождения Анны Ахматовой
    Яркая, талантливая, самобытная, неповторимая. Именно такими словами хочется охарактеризовать поэта (она терпеть не могла слово «поэтесса») Анну Ахматову. Она пережила две революции и две мировых войны, узнала на себе, что такое сталинские репрессии и смерть самых дорогих людей. Она выходила замуж три раза, но ни один из браков не принес ей настоящего женского счастья. Ее сын тоже подвергся политическим репрессиям и до последнего считал, что для матери важнее ее творчество, а не он. Долгие годы ее стихи были под запретом, некоторые увидели свет спустя два десятилетия после ее смерти.
  • Сцена – выше жизни: вспоминая Юрия Соломина
    …Толпа заполнила Театральную площадь, перелилась через дорогу к зданию Большого. От ЦУМа – дальше, по Петровке. А люди все шли и шли. И у каждого в руках – цветы. Январский снег падал на яркие бутоны, превращая их в пушистые снежные шарики. Над площадью тихо плывет траурная живая музыка. Играет Камерный оркестр, за пультом – Башмет. Зрителей, учеников, чиновников всех рангов, дипломатов многих стран – всех собрал в этот зимний день Юрий Соломин. Люди пришли поклониться его памяти. Кто-то из учеников вспомнил, как совсем недавно на его юбилее они желали ему много… много… и долго… долго… А он, улыбаясь, спокойно сказал: «Ничего, скоро вы проводите меня в другую труппу. А труппа там подобралась очень даже хорошая». И вот – провожают.
  • Вчерашние новости
    Дело в том, что все новости, в принципе, вчерашние или даже позавчерашние, так или иначе случились, произошли. И журналист ловит лишь их отзвуки…Вот и я решил заострить внимание читателей на двух новостях, оставивших в душе моей эти отзвуки, отклики.
  • А что если Трамп?
    Казалось бы, тоже мне проблема – где мы, а где Америка. Хотя бы в географическом смысле. Но сейчас причины и следствия событий, касающихся чуть ли не каждого из нас, уходят, в том числе и туда, за океан. Вот и, наверное, не самая дружественная, но расхожая прибаутка гласит: «Какая в России национальная идея? Победа Трампа на выборах в США!». А как известно, в каждой шутке есть лишь доля шутки.
  • Несравненные «олимпийцы»
    Быстрее. Выше. Сильнее. Олимпийский девиз
  • Над Полесьем, над тихим жнивьем…
    19 июня Василю Быкову исполнилось бы сто лет. Это человек, который не только прошел всю Великую Отечественную, но и оставил после себя бесценное литературное наследие.
  • Странная жизнь Анатолия Солоницына
    11 июня в Москве 42 года назад скончался актер Анатолий Солоницын, вошедший в историю мирового кино ролью преподобного Андрея Рублева в великом фильме Андрея Тарковского.
  • «Хотел как лучше, но не успел…»: вспоминая Юрия Андропова
    15 июня исполняется 110 лет со дня рождения Юрия Андропова – генерального секретаря ЦК КПСС в 1982–1984 годах. Оценка его деятельности, вынесенная в заголовок, не будучи глубокой, тем не менее весьма популярна до сих пор.