ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

Он открывал окно в мир…

По материалам zen.yandex.ru, ru.wikipedia.org   
15 Сентября 2021 г.
Изменить размер шрифта

24 1a

Автор знаменитых книг о Японии, известный на весь мир наш журналист-международник Всеволод Овчинников умер 30 августа на 95-м году жизни. На протяжении почти сорока лет он был корреспондентом и политическим обозревателем газеты «Правда», затем обозревателем «Российской газеты». Лауреат Государственной премии СССР в области литературы, искусства и архитектуры и премии правительства РФ в области печатных средств массовой информации. Заслуженный работник культуры РСФСР, заслуженный журналист Российской Федерации.

Автор знаменитых книг о Японии, известный на весь мир наш журналист-международник Всеволод Овчинников

Детство и юность

Родился Всеволод 17 ноября 1926 года в семье архитектора Владимира Фёдоровича Овчинникова – ученика Леонтия Бенуа. Семья жила на Фонтанке в большой квартире, где и прошло детство будущего журналиста. Благодаря работе отца Владимир отлично знал родной город и его окрестности. Он поступил в 264-ю неполную среднюю школу, но окончить её так и не удалось: «Война началась ровно через три дня после выпускного вечера в нашем седьмом «А».

Вместе с родителями и младшим братом Всеволод пережил блокаду Ленинграда с осени 1941-го по осень 1942 года. Осенью 1942 года семья была эвакуирована в Омскую область. Там 16-летний Всеволод работал счетоводом колхоза «Трудовик», получая оплату продуктами, и заочно окончил 8 и 9 класс.

В самый разгар войны, в 1943 году, Овчинникова призвали в армию. После окончания полковой школы он поступил в Ленинградское военно-морское училище, экстерном сдал экзамен на школьный аттестат. Но моряком ему стать не довелось – у юноши обнаружили близорукость. Его хотели отчислить, но Всеволод добился направления в Москву, на морской факультет Военного института иностранных языков. Попасть в такое престижное учебное заведение будущему журналисту помогла готовность изучать самый сложный язык – китайский.

Овчинников был одним из немногих, кто смог овладеть этим трудным языком и не перевелся на другое отделение.

Китай

Овчинников начал изучать китайский язык в 1947 году, а через два года к власти в Поднебесной пришёл Мао Цзедун. Вскоре образовалось и новое государство – Китайская народная республика, взявшее курс на социалистическое строительство. Вместе с установлением дружбы между СССР и Китаем стал очень востребованным и китайский язык. Дипломную работу Овчинникова «Советская литература в Китае» напечатал журнал «Новый мир».

В 1951 году Всеволода прикрепили в качестве переводчика к китайской делегации, посетившей редакцию газеты «Правда». Он так блестяще справился с задачей, что главный редактор предложил Овчинникову остаться. В «Правде» Всеволод Овчинников проработал 40 лет, покинул газету незадолго до путча в 1991 году. Семь лет Овчинников был собкором издания в Китае, семь лет в Японии и пять лет – в Англии.

В 1952 году Всеволод Овчинников женился на студентке музыкального училища с очень подходящим ей именем – Муза. Ради семьи она отказалась от карьеры, ездила с мужем за рубеж и там преподавала русский язык детям.

В 1953 году корреспондент главной газеты СССР Овчинников уже в Китае. Ему 26 лет, он самый молодой зарубежный собкор. В то время знание китайского языка у журналистов встречалось чрезвычайно редко и давало огромное преимущество. Всеволод Владимирович вспоминал, что стоило только при каком-либо китайце сказать что-то на его родном языке, как тот расцветал и с готовностью начинал общаться.

На глазах Овчинникова вершилась история нового государства, проходили события первой пятилетки. Материалы собкора занимали первые полосы, он освещал съезды и другие важные политические события молодой страны. Их читал Мао Дзэдун и лично благодарил собкора Овчинникова за хорошую работу.

Тибет

Овчинникову выпала уникальная возможность стать первым советским человеком, оказавшимся в Тибете. Всеволод Владимирович вспоминал, что четыре с половиной месяца, проведённые там, заставили его почувствовать себя первооткрывателем вроде Марко Поло. Только одна дорога в легендарную горную страну отпугивала многих: нужно было преодолеть 13 горных перевалов на высоте более 5000 метров. Сумевший же добраться до Тибета попадал в самое настоящее средневековье с феодалами и крепостными. Момент, в который писатель оказался в Тибете, был уникальным. Этой командировке была впоследствии посвящена одна из интереснейших книг Всеволода Овчинникова «Вознесение в Шамбалу».

Япония

Еще одним интереснейшим периодом в жизни журналиста была его командировка в Японию.

Как вспоминал Всеволод Владимирович, по сути, он поехал в страну, практически не зная языка. Помогло полное погружение в культуру жителей Страны восходящего солнца. За время своих путешествий он выработал принцип – стараться оказаться как можно ближе к обычной жизни простых людей.

Результатом пребывания в Японии стала книга «Ветка сакуры». Первый раз повесть была опубликована в журнале «Новый мир» в 1970 году. Она сразу же стала литературной сенсацией и принесла автору настоящую известность. Константин Симонов: «Для нашего общества она («Ветка сакуры». – Прим. ред.) такой же глоток свежего воздуха, как песни Окуджавы».

В Японии книга выходит сразу в трёх разных переводах и становится бестселлером. «Ветку сакуры» признали одной из трех лучших книг о Японии, написанных иностранцем.

Англия

После долгой работы в Китае и Японии мечтой Всеволода Владимировича было отправиться в США. Но попасть туда могли далеко не все журналисты. В любом случае для этого нужно было быть профессиональным американистом. И тогда ему предложили отправиться в Англию. Англия стала ещё одним этапом в журналистской и писательской карьере Всеволода Владимировича, и впоследствии он никогда не жалел о пяти проведённых там годах. В этой стране Овчинников вплотную изучал истоки европейской системы ценностей: как она складывалась и на чём основывается в современности.

Итогом осмысления английского периода стала ещё одна замечательная книга Всеволода Владимировича – «Корни дуба».

Кроме того, знаменитый журналист бывал в кратковременных командировках в США, Никарагуа, Мексике, Индонезии, Индии. Репортажи из этих стран были объединены в книгу «Стихия гонки».

С 1979 по 1992 год Всеволод Овчинников занимал пост ведущего «Международной панорамы», которая, благодаря ему, стала настоящим окном в мир для советских людей. Всеволод Владимирович разговаривал со зрителем живым языком без идеологических штампов.

После Чернобыльской катастрофы Всеволод Владимирович провел 11 дней в зоне отчуждения, чтобы потом написать об этом.

Настоящий журналист

«Меня всегда спрашивали, а вот как вы справлялись с советской цензурой? Я всегда отвечал: не будь дураком, пиши умные вещи – и всё будет проходить. Когда ты что-то интересное раскопал, интересно написал, никто этого не затормозит. Я никогда не лез на рожон и хорошо понимал, что в советских условиях возможно, а что нереально. Я старался максимально донести читателю, что я думаю, где-то обходя какие-то невидимые барьеры советской системы».

Когда уже после развала страны готовилось переиздание нескольких книг Овчинникова, редактор обратился к нему с такими словами: «Всеволод Владимирович, книги выходили первый раз при СССР. Наверняка, спустя столько лет вы захотите внести в них правки, что-то убрать».

Овчинников, как требовательный к себе журналист и писатель, сел и с карандашом в руках просмотрел все тексты. К своему удивлению, он понял, что менять ничего не хочет, потому что всё, написанное в те годы, написано честно. «Не стыдно ни за одну строчку, написанную в Советском Союзе. Я не танцевал под дудку агитпропа», – так оценил Овчинников свою 40-летнюю работу в газете «Правда».

Читайте также о других интересных людях на нашем портале:

  • Расскажите об этом своим друзьям!