ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

Искатели подземных кладов

Н. М. МОЖАРОВСКИЙ, Иркутск   
04 Апреля 2021 г.
Изменить размер шрифта

0204 20 1

Прошло уже более шестидесяти лет со дня открытия ленинградским геологом Ларисой Анатольевной Попугаевой первого коренного месторождения алмазов на Сибирской платформе.

Лариса Анатольевна Попугаева. Лариса Попугаева и Наталья Сарсадских

Лариса Анатольевна Попугаева. Лариса Попугаева и Наталья Сарсадских

С давних времен была думка у русских людей пойти и попытать удачи за «Большим камнем», так величали наши предки Уральские горы. Свершиться этому событию помогло обращение семьи купцов-соледобытчиков Строгановых к казачьему атаману Ермаку Тимофеевичу, промышлявшему разбоем на Волге-реке. Самого славного атамана и его сотоварищей за сии дела в Москве, по указу царя Иоанна Грозного, давно дожидалась плаха с топором…

Ермак принял предложение купцов. В 1581 году он со своим отрядом перешел Урал и напал на ставку татарского хана Кучума. Нанеся несколько поражений татарской орде, в одной из схваток атаман Ермак погиб. Но дело было сделано, и Русский Мир хлынул в Азию. В течение нескольких десятков лет казаки добрались до Камчатки, занимались освоением земель на Амуре. В 1661 году был заложен Иркутский острог, а до этого уже были основаны главные города Сибири: Тобольск, Тюмень, Омск, Томск, Красноярск. Вот выдержка из книги Валерия Шамбарова «Казачество»: «Первыми сибирскими геологами были казаки-землепроходцы. В XVII веке ими были открыты залежи слюды в Западной Сибири, Енисейске, Прибайкалье, «цветное узорочное камнье» в Верхотурском, Тобольском, Якутском уездах, медь под Невьянском, железная руда на Туре, Тоболе, Исети в Якутии, Прибайкалье, селитра на Олёкме, свинец на Аргуни, нерчинское серебро. Возникали первые заводы, домницы. На некоторых месторождениях делались ещё только пробные шурфы и плавки, но они уже были открыты, хотя позже заслугу себе присвоили другие. Авторитетные исследователи Сибири С. В. Бахрушин и С. А. Токарев однозначно установили «Изыскания академиков XVIII века базировались на предшествующих поисках и опыте служилых людей XVII столетия».

В 1632 году отрядом казаков под руководством Ивана Галкина на левом берегу реки Лена закладывается нынешняя столица республики Саха-Якутия – город Якутск. В шестистах километрах от Якутска ниже по течению в Лену впадает один из главных ее левых притоков – река Вилюй. В бассейне этого притока с 1 января 1947 года и развернулась на многие годы, если можно так сказать, советская «алмазная лихорадка». Со всеми муками и трудностями геологической работы в зоне вечной мерзлоты и заболоченной лесотундры, в клубах беспощадного гнуса. Порой геологические отряды голодали из-за потери баркасов с продуктами и снаряжением на порогах бурных рек. В полевых партиях, наряду с мужчинами, тяжёлую лямку поисков алмазов несли и наши русские женщины. Среди них была и мать моей жены – Зоя Григорьевна Ищенко. Женщина хрупкого телосложения, имеющая 35-й размер обуви. Но наши русские женщины не только работу делали, но и успевали детей рожать. Правда росли и воспитывались дети, в основном, у бабушек и дедушек.

Прошло уже более шестидесяти лет со дня открытия ленинградским геологом Ларисой Анатольевной Попугаевой первого коренного месторождения алмазов на Сибирской платформе.

Лариса Анатольевна Попугаева (в девичестве Гринцевич) родилась в Калуге 3 сентября 1923 года. До 1937 года семья жила в Одессе. В этот год, по стандартным тогда обвинениям, её отец Анатолий Гринцевич, работавший секретарём Пригородного райкома партии, был объявлен врагом народа и расстрелян. После гибели мужа мать Ларисы Ольга Гринцевич увезла её и младшую дочь Ирину в Ленинград.

В 1941 году Лариса Гринцевич с отличием окончила школу. В первые дни войны Лариса оказалась в Москве, куда её с группой школьников-отличников привезли на экскурсию на ВДНХ. В Ленинград она уже не попала, в сентябре она выехала в город Молотов (Пермь), куда были эвакуированы её мать с сестрёнкой. Здесь поступила на первый курс геолого-почвенного факультета Молотовского университета. В 1942-м записалась добровольцем на фронт и попала в войска ПВО, защищавшие небо Москвы. Войну закончила командиром зенитного орудия в звании сержанта. В армии её приняли в комсомол, а затем и в ряды ВКП(б). За самоотверженную службу она была награждена в 1943 году знаком «Отличник артиллерист», а в 1945-м – медалью «За победу над Германией». После войны она продолжила учёбу и работу в геологии.

В 1953 году Попугаева устраивается минералогом в Центральную экспедицию Главного геологического управления в Ленинграде в шлиховую партию, начальником которой была геолог Наталья Николаевна Сарсадских, уже имевшая немалый опыт работ по поиску алмазов на Урале.

Полевой сезон 1953 года Наталья Николаевна и Лариса Анатольевна провели за составлением шлиховой карты верхних истоков реки Мархи. Последние маршруты они провели по речке Далдын и ручью Дьяха. Выбравшись в посёлок Шелогонцы и готовясь к возвращению в Ленинград, занимались камеральной обработкой этих последних проб. Рассматривая пробы, женщины были явно расстроены – в них опять было много гранатов. Попугаева повернулась к подруге и сказала: «Наташа, ты посмотри какие они красивые, словно рубины!» – Сарсадских только отмахнулась.

На тот момент ни они, ни минералоги и геологи Амакинской экспедиции, ни «отец» сибирских алмазов М. Одинцов не считали эту группу гранатов пиропами – самыми верными спутниками алмазов.

По приезде в Ленинград Сарсадских показала несколько шлиховых проб своему мужу – доктору геолого-минералогическому наук Александру Александровичу Кухаренко. Чуть позднее к нему же обратилась минералог Гусева из Института геологии Арктики. Она занималась просмотром шлиховых проб, привезённых нашими героинями с реки Далдын. Александр Александрович вообще слыл докой в геологии алмазных месторождений Южной Африки. Он, Шестопалов и Гусева отправились в минералогический музей, где был образец кимберлитовой породы из Африки, вышелушили из образца несколько пиропов и сравнили их с принесёнными Гусевой. Они оказались близнецами! И ещё поняли наши исследователи, что округлая форма пиропов, отсутствие граней – не что иное, как результат воздействия раскалённой магмы. До этого геологи думали, что гранаты обкатаны при переносе гальки речными потоками. Отсюда следовал единственный вывод, что Наталья Николаевна и Лариса Анатольевна отбирали пробы, находясь совсем рядом с коренным месторождением алмазов.

Сарсадских и Попугаева до мая разработали свою методику поисков алмазоносных трубок по пиропам. Гениальность шлихового метода поисков месторождений заключается в том, что чем ближе к рудному телу берутся пробы, тем в больше шлихах обнаруживается искомые минералы. Потом среди геологов прижилась фраза «иду к алмазам по пироповой дорожке».

Быстро приближалось время начала полевого сезона. Надо было заверять свою методику поисков. Но Наталья Сарсадских ехать «в поле» не могла – у нее только что родился ребёнок. Сарсадских стала уговаривать Ларису ехать на поиски одну. Условия для проведения работы были самые жёсткие, она могла взять с собой только одного рабочего. Сама Лариса Анатольевна к тому времени тоже была замужем за преподавателем ЛИСИ Виктором Попугаевым, и они воспитывали малолетнюю дочь. К тому же Лариса находилась на ранней стадии беременности, а потому долго не соглашалась на поездку. Но, в конце концов, ради общего дела, она решается на отчаянный шаг – прерывает беременность и через две недели вылетает в Нюрбу.

Попугаевой дали всего лишь одного помощника – Федора Алексеевича Беликова. Он являлся одновременно рабочим и телохранителем. Всё оборудование, которое было в их распоряжении – это ведро, лопата, кирка, ручной лоток для промывания шлиха, лупа. Но метод работал!

Однако потребовалось около двух месяцев упорного труда, прежде чем они вышли на трубку. Приходилось работать в ледяной воде, мириться с тучами комаров и мошек. Это было настоящее испытание. Палатки, продукты и прочее – все приходилось тащить на себе. Компанию геологам составила бездомная белая лайка.

Крупинки граната увели экспедицию в сторону от Далдына по ручью Дьяха. Если в начале работы для отыскания пиропов требовалось до трех ведер песка, то теперь было достаточно двух-трех горстей. Постепенно ручей потерялся в болоте. В километре от ручья под слоем дёрна обнаружили землю необычного голубого цвета, усыпанную пиропами. Эта земля состояла из кимберлита, а саму кимберлитовую трубку Попугаева позже назвала «Зарница». Неподалёку находились следы стоянки иркутских геологов из Амакинской экспедиции: шалаш, кострище, консервные банки, но они ушли, не заметив одного из богатейших месторождений алмазов!

Попугаева и Беликов нанесли на карту контур кимберлитовой трубки, оказавшийся почти круглым, чуть больше пятисот метров в диаметре. Два человека сделали практически невозможное: нашли в безбрежном заболоченном крае под слоем земли, торфа и мха «пятачок» в полкилометра, под которым скрывалось коренное месторождение алмазов.

Завершив работу, Попугаева и Беликов сплавились до поселка Шелогонцы по реке Мархе, где находилась партия ленинградского НИИ геологии Арктики.

Лариса Попугаева, Федор Беликов и Пушок

Лариса Попугаева, Федор Беликов и Пушок

Но руководство Амакинской экспедиции, на которую государство тратило огромные деньги, не могло оставить всё как есть. Ведь кимберлитовая трубка не может быть открыта молодой женщиной, «заезжей гастролершей» из Ленинграда, да еще всего лишь за два месяца! И решено было пойти на обман – объявить, что кимберлиты найдены Амакинской экспедицией. Ведь расходы, связанные с транспортировкой отряда Попугаевой, были из их бюджета! Такая смелость и уверенность в своей безнаказанности объясняется просто: начальник Амакинской экспедиции М. Н. Бондаренко был родственником министра геологии П. Я. Антропова.

У Попугаевой под предлогом секретности уже забрали в спецчасть образцы, карты, дневники. А её саму задним числом зачислили в Амакинскую экспедицию. Естественно, всё это происходило не добровольно. Попугаевой не давали вылететь из Якутии, угрожали, что она разделит участь репрессированного отца и никогда больше не увидит дочь. Её фактически арестовали. Сталин умер всего полтора года назад, порядки были суровыми. Командировочное удостоверение и проездные документы подделали, проставив там удобные для Бондаренко даты ее прибытия в Иркутск и Нюрбу.

В 1957 году шесть геологов Амакинской экспедиции получили Ленинскую премию. Попугаевой в этом списке не было.

На следующий год испытанным методом уже другие геологи открыли ещё десять кимберлитовых трубок, в том числе богатейшую по алмазам – «Удачную». Сейчас в тех местах построен город Удачный.

Лариса Попугаева в том же 1956 году уволилась из Амакинской экспедиции. А по возвращении в Ленинград её обвинили в непорядочности, и она лишилась работы во ВСЕГЕИ.

Через полгода, в связи с 325-летием вхождения Якутии в состав России, Лариса Попугаева получила орден Ленина, её начальница во ВСЕГЕИ Наталья Сарсадских – орден Трудового Красного Знамени, но по сути это было принижение их заслуг. А Федор Беликов, помощник Попугаевой, в качестве оценки заслуг и вовсе получил всего-навсего два месячных оклада.

В 1959 году Лариса Анатольевна поступила работать в Центральную научно-исследовательскую лабораторию камней-самоцветов при Ленгорисполкоме, где занималась инвентаризацией всех алмазных месторождений в СССР, побывала почти на ста камнеобрабатывающих фабриках и заводах. Составила «Атлас самоцветов СССР». В шестидесятых пришло признание заслуг Л. А. Попугаевой как геолога. В 1970 году учёный совет Ленинградского горного института, заслушав её доклад о научной работе, единогласно проголосовал за присвоение ей степени кандидата геолого-минералогических наук. В этом же году Попугаева была награждена почётным дипломом и нагрудным знаком «Первооткрыватель месторождения».

В июле 2004 года в городе Удачном был открыт памятник Ларисе Попугаевой. Ещё один памятник девушке-геологу установлен в Норильске.

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...