ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2024-03-21-05-29-01
Александр Вертинский родился 21 марта 1889 года в Киеве. Он был вторым ребенком Николая Вертинского и Евгении Скалацкой. Его отец работал частным поверенным и журналистом. В семье был еще один ребенок – сестра Надежда, которая была старше брата на пять лет. Дети рано лишились родителей. Когда младшему...
2024-03-14-09-56-10
Выдающийся актер России, сыгравший и в театре, и в кино много замечательных и запоминающихся образов Виктор Павлов. Его нет с нами уже 18 лет. Зрителю он запомнился ролью студента, пришедшего сдавать экзамен со скрытой рацией в фильме «Операция „Ы“ и другие приключения...
2024-03-29-03-08-37
16 марта исполнилось 140 лет со дня рождения русского писателя-фантаста Александра Беляева (1884–1942).
2024-03-29-04-19-10
В ушедшем году все мы отметили юбилейную дату: 30-ю годовщину образования государства Российская Федерация. Было создано государство с новым общественно-политическим строем, название которому «капитализм». Что это за...
2024-04-12-01-26-10
Раз в четырехлетие в феврале прибавляется 29-е число, а с високосным годом связано множество примет – как правило, запретных, предостерегающих: нельзя, не рекомендуется, лучше перенести на другой...

Ночь слагает сонеты...

Изменить размер шрифта

Постоянные читатели газеты знакомы с творчеством Ирины Лебедевой и, наверное, многие запомнили это имя. Ей не чужда тонкая ирония, но, в основном, можно отметить гармоничное сочетание любовной и философской лирики, порой по принципу «два в одном».

Ночь слагает сонеты...

Стихи в данной подборке – из книги под названием «Вполоборота». Если кому-то захочется расширить знакомство с автором – в Интернете легко найти видеоролики, где Ирина читает и даже поёт свои произведения.

В доме

Серый дождик в резиновых ботах

В очень скучном немодном пальто

Нудно пел незатейливо что-то

В ритме капель – да всё не про то…

Серым краем на землю ложится

Туча в лохмах, как старенький пёс

Или словно промокшая птица,

Заболевшая гриппом всерьёз.

Ей хотелось в уютные стены,

Где в камине – живое тепло;

Там, где в чайнике терпкий оттенок,

А от люстры рожковой светло.

Только в дом не пускают ненастье,

В этом доме не нужен чужой…

Разозлённая туча на части

Разрывается яркой грозой!

Остров

«Колыхание призрачных далей» –

Как погода в туманном апреле.

И нетвёрдое «нет» ли иль «да» ли –

Всё неясно, туманно, непрочно…

Разум чуткому сердцу не внемлет.

Так вода по трубе водосточной

Утекает к невиданным землям.

Разобраться в себе так непросто,

Как в мирах совместиться с мечтою…

Жизнь моя – перевёрнутый остров,

Где не встретимся больше с тобою.

Реку вспять повернуть невозможно.

К счастью ржавые гвозди забиты

Остриём на меня. Осторожно

Утекают года через сито.

Хоровод недодуманных мыслей

Обрывается в самом начале.

А над островом зыбко повисло

Колыхание призрачных далей…

Ожидание

Обесточенный день

В белоснежном мундире –

Бесприютен везде

В пропадающем мире.

Он безбрежно застыл,

От ветров притомился,

Стал не дорог, не мил

Без любви и без смысла.

Отутюженный снег,

Как тончайший пергамент,

Появился извне

На осенний орнамент…

Я истёртую грань

Отдаю на закланье.

Рву ажурную ткань

На груди ожиданья…

* * *

Расцветает стремительно день,

Опадает осенняя ложь…

Потеплее позёмку надень,

Только вьюгу не надо, не трожь…

Пусть дорога в отчаянье дня

Всхлипнет грязью от плача дождя.

Ускользает луна от меня,

Лужу мокрым лучом бороздя.

Тощий луч вяло спорит с дождём –

Он не хочет господства сейчас…

Ночь слагает сонеты о нём

В нежном сумраке ветреных фраз.

* * *

Как жаль, что я – марионетка Бога,

Как жаль, что мне дано совсем немного.

Я б чудеса творила, как могла,

Вот улыбнулась – и исчезла мгла.

И думала о том, что говорила,

А вещи за их значимость ценила.

И непременно меньше бы спала –

Хочу не пропустить того тепла,

Что утреннее солнце подарило;

Я б каждый в жизни миг боготворила,

Поверила б в людей и не лгала –

Пока одни стоят, я б к свету шла

И солнцу отдавала тело, кожу,

Свои мечты, стремленья, душу тоже…

Всю ненависть я напишу на льду –

И пусть растает лёд. Я подожду.

* * *

Зачем меня вернул из небытья,

Из призрачного счастья и покоя?

Теперь я знаю, что это такое:

Любить сквозь годы одного тебя.

Ты воскресил умершую любовь.

Но быть счастливой больше не сумею.

Живу сама, как знаю, как умею.

Боюсь дотронуться до раны вновь.

Да, ты подаришь мне чуть-чуть тепла

И к сердцу прикоснёшься осторожно.

А дальше что? А дальше всё возможно.

Спалишь ты сердце нежное дотла.

Уж не горит, а тлеет огонёк

Несбыточной, погубленной надежды.

Я прячусь в равнодушия одежды,

Чтоб чувства ты мои узнать не мог.

Зачем меня вернул из небытья?

Как я жила? Да разве в этом дело!

Я возвращаюсь в небытьё несмело,

Любимая тобой, но не твоя.

Математика счастья

На оси, где проживает счастье,

Пики появляются так редко.

В чётких линиях моих напастей

Счастье бьётся тоненькою веткой.

Диаграмма горя и печали

С осью времени пересекалась.

Если бы решать всё в интеграле,

Счастья совершенно б не осталось.

Каждым утром я встаю с постели

И надеюсь я на пики счастья,

Чтоб глаза светились, пело в теле,

Чтоб была я целой, а не частью,

Чтобы синусоида разлуки

В жизни у меня к нулю стремилась,

График меланхолии и скуки

Был пунктиром. И чтоб я… влюбилась.

Пробуждение

Здесь с нами тишина,

Расчерченная тенью.

Безликая луна

Дрожит от дуновенья

Любого ветерка

И по своей дорожке

Сбегает к берегам

Строптивой рыжей кошкой.

Мой потревожит сон

Серебряная птица,

Что видится с окон,

Возможно, просто снится.

Польётся сладкий звук

То трепетно, то смело.

И мой астральный дух

Опять вернётся в тело.

У костра

Нарублены дрова, и разведён костёр.

И никуда не надо торопиться.

А под тобой трава, а небо – как шатёр.

Луна, как лампа, ласково лучится.

Присядь поближе, друг, погрейся у огня.

Как весело трещат в костре лучины.

Когда-то в этот круг позвали и меня.

И вот теперь мы вместе – круг единый.

Звени, гитара, пой, ты сможешь рассказать

О том, что повидала в этом мире.

И голос звонкий твой ни ветром не унять,

Ни вьюгой, лишь умолкнет он в квартире.

Квадрат ненужных стен, к чему всё это мне,

Когда росой холодной умываюсь?

Встречая новый день, стою я на заре

И солнцу, словно другу, улыбаюсь.

Густая тишь дубрав, о, сколько здесь чудес!

И что меня влечёт сюда я знаю:

Душистый запах трав

и ты, смолистый лес,

И вас я ни на что не променяю!

Свобода

Бессмысленная свобода

Бездушной мелькнёт зарницей,

Как факел, несёт мне кто-то

Премудрости дня крупицу.

Расколется жизнь однажды

На до и что будет после.

И станет совсем неважно,

Когда наступает осень.

Израненный мрамор сердца.

В судьбе не отыщешь брода.

Ты станешь мне иноверцем.

Зачем мне тогда свобода?

Гроза в горах

Она пришла к нам, затаилась.

Всё тьма. Ни верха нет, ни низа.

Лишь молния-зигзаг змеилась,

Как позолота старой ризы.

Мгновенно сосны ослеплялись

И в чёрной бездне исчезали.

Вершины гор то появлялись,

То снова в сумрак пропадали.

Мы ждали грома голос зычный,

А он о скалы вдруг разбился,

Разрушив вмиг покой привычный,

Стократно эхом отразился.

И мы, как капли в океане,

В потоках ливня растворились,

Простые божие созданья

С природой воедино слились.

И это было – как начало,

Как хрупкой жизни зарожденье.

Рождалась властно, величаво

Картина миросотворенья.

Июль

Июль пришёл с грибами и жарою,

С ночами голубыми, как мечта.

Но мёртвой тишиной, не голубою,

Заполнилась ночная пустота.

Ни счастья нет, ни горя, ни печали.

И в жизни у меня нет берегов.

Смотреть в ночную тьму глаза устали,

А уши слышать тихий шум шагов.

А как хотелось ласки и участья,

С любимым разделить свою мечту!

Я весь июнь ждала любви и счастья.

Ну что ж, ещё в июле подожду!

* * *

Погас костёр, и небо выше.

И звёзды мелки, холодны.

Алмазы искр коснулись крыши,

Погасли, стали чуть видны.

А за звездою шлейф тянулся

Чужих созвездий, неродных.

Лазурный месяц усмехнулся,

И тьма коснулась дум моих.

Как трудно быть мне вне заката,

Где зренье, слух обнажены.

И сердце плачет, ведь когда-то

Мы были вместе, влюблены.

Дышали мы без дуновенья,

Шептали о любви без слов.

И эти краткие мгновенья

Мозаикой слились в любовь.

Мелькают в памяти виденья.

Но смысл открыть их не могу,

Ведь быть в известном обольщеньи

Так трудно мельком, на бегу.

* * *

Ночь – словно разум у мудреца.

И не понять её – не постичь.

Луна понурая без лица

Не спит, не дремлет – небесный сыч.

Мне надоело давно считать

Слонов классических и овец.

А ночь ворует мой сон, как тать,

И прячет в сказочный свой ларец.

Устал, замучен чугунный мозг.

Ведь утром брошу я всё на кон,

Сорву я призрачный шик и лоск,

И побеждён будет мой дракон.

Что мною движет: обида? боль?

Легко ли вынуть из сердца нож?

И в каплях слёз высыхает соль.

И бьёт по стеклам бездушный дождь.

Слёзы

После слёз такое облегченье,

Жизнь переоцениваешь вновь.

Слёзы – вы души моей лечение,

А болезнь – несчастная любовь.

Я в циклон попала непогоды.

Счастье – где? В какой ты стороне?

Может быть, когда-то через годы

Улыбнётся солнышко и мне.

  • Расскажите об этом своим друзьям!