НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2024-05-17-01-31-00
«А этот самый Александр Гайдай какое-то отношение к кинорежиссеру имеет?» – на днях спросил более опытный коллега. И тогда стало ясно, что хотя бы к 105-летию со дня рождения иркутянина, Гайдая-поэта, Гайдая-журналиста следует немного напомнить землякам об этом...
2024-05-23-02-38-44
Шарль Азнавур – гениальный французский музыкант армянского происхождения. Певец, поэт и актер прожил долгую творческую жизнь, за время которой создал более 1300 композиций и сыграл в 60...
2024-05-24-02-39-35
В связи с недавним празднованием Дня Победы над гитлеровской Германией и ее сателлитами хочу напомнить читателям, как Франция стала «победительницей» во Второй мировой войне, начавшейся 1 сентября 1939 года оккупацией...
-5-
Книг так много, что часто бывает сложно решить, какую из них выбрать. Десятки жанров, тысячи авторов, разные вкусы... Пока ищешь подходящую книгу, можно получить почти высшее образование, шутят иногда...
2024-05-30-12-53-12
Поэт всегда шел рядом с нами. С первого класса. Конечно, в школьной программе были десятки имен известных и талантливых поэтов и писателей: Кольцов, Плещеев, Фет, Тютчев,...

На уличных подмостках, или Отдельные недостатки советской действительности

18 Ноября 2023 г.

Новая книга Александра Ведрова «На уличных подмостках. Сатира, юмор, приключения» представляет собой сборник рассказов, основанных на реальных событиях, и охватывает период советской эпохи, начиная от предвоенных лет. Это уже четвертое произведение иркутского писателя, изданное в Москве, но оно перепечатано и в Иркутске и выставлено на продажу в книжной сети «Продалитъ».

Новая книга Александра Ведрова «На уличных подмостках

Это было бурное и драматическое время ломки дореволюционной государственной системы, поисков и утверждения новой морали и идеологических воззрений. Однако пороки советской общественно-политической системы и бытовая неустроенность людей привели в конечном счете к самоликвидации социализма и распаду тысячелетней державы. В основу представленной летописи великого коммунистического эксперимента положен жанр приключенческой прозы и сатирических очерков, с которыми тесно переплетаются картины юмора и иронической оценки событий.

Сатира, как острое обличение отрицательных явлений, относится к сложному и относительно редкому литературному жанру, в основе которого лежит комизм. Очерки и рассказы, изложенные в настоящем сборнике, имеют достоверную основу, они собирались автором на протяжении двадцати лет и далеки от очернительства и сарказма. Острые, ироничные и веселые истории вызывают улыбку, добродушие и сочувствие к героям произведений, оказавшимся в нелепой или в парадоксальной и сложной обстановке. Здесь обличаются не люди, а условия, в которых они оказались.

В картинах обличения «пережитков прошлого» превалируют мотивы иронии и юмора, целью которых тем не менее является защита позитива и мотивация духовного очищения человека. В сатире всегда есть место смеху, выступающему мощным средством социального воздействия. В иронии за внешней положительной формой развития событий кроется критический смысл, когда, по меткому выражению председателя правительства Российской Федерации В. Черномырдина, «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Советская действительность привлекала людей глубиной общественно-политических преобразований, построением такой формации, в которой «человек человеку – друг, товарищ и брат». Научный коммунизм признавал, что одним из источников его зарождения был утопический социализм, что и проявилось в возводимом коммунистическом обществе, в котором не удалось избежать утопических идей и всякого рода перекосов и перегибов. Довоенное общество раздиралось классовыми противоречиями, а послевоенное обанкротилось в экономическом соревновании с «загнивающим капитализмом». Под ударами губительной «перестройки» социализм рухнул как карточный домик. Приведенные в сборнике рассказы лишь подтверждают закономерность смены государственного устройства, не выдержавшего испытания временем.

В СССР не удалось избежать элементов тоталитаризма и репрессий. Трагедия героических защитников народных интересов, объявленных «врагами народа», хорошо известна из истории первого в мире рабоче-крестьянского государства. В сборнике приведена трагическая судьба основателя советской внешней разведки Михаила Трилиссера, очерк о котором можно отнести к героико-сатирическому жанру.

В рассказе под казахским названием «Барсакельмес» передана атмосфера страха и подавленности, царившая в Воронежском медицинском институте при проведении «чисти от неблагонадежных элементов». Читателя захватят психологические переживания и чудаковатые выходки Алексея Медведева (рассказ «Жертва репрессий»), надумавшего избежать горькой участи «врага народа» и выставлявшего себя никчемным и опустившимся человеком. Он и не заметил, как показное исполнение неприглядной роли чудака и сумасброда перевернуло сущность его натуры, обратив крупного руководителя в жалкого неудачника. В короткой подборке армейских историй доминируют каламбуры и розыгрыши, устраиваемые людьми в погонах и проникнутые иронией рассказчиков.

С завершением политики «диктатуры пролетариата» и по мере формирования «социализма с человеческим лицом» страна постепенно скатилась к экономическому застою. Политика жесткого идеологического контроля над личностью ослабла, а с ней и острота возникающих конфликтов. Однако одна напасть сменилась другой, и отсталость сельскохозяйственного производства привела страну к повсеместному дефициту продовольствия, потому и нелегка была председательская ноша в рассказе «Председатель колхоза».

Не лучше обстояли дела в промышленности, где показатели производительности труда в разы уступали уровню капиталистического производства. Тяжелое впечатление оставляет история, описанная в рассказе «Благодарность», в котором председатель горисполкома, глядя на просительницу, впавшую в шоковое состояние при известии об исполнении ее прошения, размышляет о том, насколько далеко зашла власть в своих долгах перед народом.

Рассказы периода шестидесятых-восьмидесятых годов изобилуют вскрытием умеренных пороков общественной среды, где на первый план выступают приключения, розыгрыши и причуды участников занимательных событий. Герой рассказа «Нечистая сила» Леха Семыкин, находившийся в палатке среди ночи, за чтением жутковатых картин романа «Всадник без головы»» вдобавок попал под действие неведомой нечистой силы, под действием которой у него внезапно исчезала, а то появлялась кружка с чифирем. Шутка шуткой, но в рассказе кроется обстановка экологической безответственности при проведении лесосплавов по сибирским рекам. В итоге всего тысячелетняя империя распалась, экономика развалилась, население осталось без социальной поддержки, многие пошли по миру (рассказ «Выигрыш»). В рассказе «Веселые похороны» показаны невзгоды и мытарства людей, ставших жертвами умопомрачительной «перестройки» девяностых годов. Смех сквозь слезы – вот состояние родственников, собравшихся по ошибочному вызову на похороны героини рассказа Настенки Семеновой. В этой грустной истории видятся похороны советской власти, не сумевшей откликнуться на запросы и чаяния людей.

О книге высоко отозвался вице-президент Международной Кирилло-Мефодиевской академии славянского просвещения, доктор филологических наук, академик РАЕН Александр Мамонтов: «Новый сборник очерков и рассказов сибирского писателя, лауреата международных и отечественных литературных премий Александра Ведрова позволит прикоснуться к свободным и непредвзятым зарисовкам социалистического бытия, к ироническому взгляду на причудливые события и представления, в которых всегда есть место смеху как высшему критерию чистосердечного и веселого состояния души. Станьте как дети в театре кукол, получая наслаждение от приключений и забавных историй, из которых складывалась летопись неунывающей и бесшабашной страны».

***

Выигрыш

Всяк в этом мире по-своему счастлив. Ж. К. де Арлевиль

1991 год. Советская власть формально еще существовала, но веяния новой эпохи уже ощущались на каждом шагу. На улице Урицкого собравшаяся толпа обрастала новыми любопытствующими лицами. В наскоро сооруженном ларьке расторопная бабенка бойко торговала билетиками денежно-вещевой лотереи «Спринт» стоимостью по пятьдесят копеек. Трое студентов, порывшись в карманах, набрали в складчину звонких монет на три билета. Весело переговариваясь, они поочередно вскрывали маленькие пакетики.

Студентов ждала ошеломляющая удача! В одном из билетов на узенькой полоске бумаги было напечатано: АВТОМОБИЛЬ. «Машина! Машина!!» – завопили счастливчики, пустившиеся в сумасшедший перепляс. Толпа хлынула со всех сторон к месту невероятного события. Большинству советских людей машина была предметом недосягаемых мечтаний, поэтому известие о редком выигрыше прозвучало как гром среди ясного неба. Мгновенно образовалась очередь желающих испытать лотерейное счастье.

В сторонке от общей людской массы стояли, наблюдая за происходящим, трое бомжей, предшественников последующего поколения обездоленных, за которыми в первые постсоветские годы закрепилось хлесткое прозвище – бичи. По аббревиатуре бомжами назывались бродячие бедолаги без определенного места жительства. Впрочем, романтики бездомной жизни существовали во все времена и при любых общественных укладах, напоминая людям об опасности оказаться «на дне жизни». Итак, тройка бомжей, выделявшаяся обрюзгшими, прокопченными лицами и замызганными, неопрятными одеждами, переминаясь с ноги на ногу, прикидывала шансы на выигрыш. Студенческая удача явно раззадорила бродяг. Двое из них, которые были постарше, на машину, конечно, не рассчитывали. Куда им, оборванцам, машина! Сам бог не допустил бы такой расклад, но хотя бы что-то, хоть какая-то малая толика от лотерейной удачи выпала бы им благосклонной милостью…

Особенно взбудоражился Витек, подросток с глуповатыми васильковыми глазами. Его недоразвитая внутричерепная субстанция давно была поражена вирусом преклонения перед автомобилем. Самодвижущийся агрегат на колесах был ему сияющим символом жизни, пусть недоступным, но придающим его убогому существованию греющий душу позыв к благополучию. Не имея представления об устройстве объекта вожделенных мечтаний, Витек главными автомобильными достопримечательностями считал колеса. В конструкции самодвижущегося агрегата он понимал главное – когда колеса крутятся, тогда автомобиль едет. Значит, все дело в них, круглых вращающихся опорах машины. «Когда я вырасту, – горделиво делился он планами на будущее, – тогда у меня будет машина – четыре колеса и запаска!» Этой фразой о машине и непременно упоминаемой запаске юный мечтатель любил при случае щегольнуть перед собеседниками.

И вот страстному автолюбителю представился шанс заполучить предмет давних мечтаний. Когда еще появится такая возможность? Как и студенты, бомжи купили три билета и с затаенным дыханием принялись их распечатывать – первый, второй…

«Выигрыш! У нас выигрыш!» – раздался над улицей громогласный клич. Ликованию бездомных скитальцев не было предела, они были на седьмом небе от счастья. Витек впал в телячий восторг. Он подпрыгивал на месте, несуразно размахивая руками, и выкрикивал заветную фразу: «Четыре колеса и запаска!»

«Машина, опять машина!» – многоголосо загудела толпа, и новые искатели счастья хлынули к ларьку, очередь у которого вмиг утроилась. Взволнованная лотошница, щедро распродававшая машины по пятьдесят копеек за штуку, не знала, как себя вести – продолжать ли выдачу машин или прекратить торговлю, чтобы скупить оставшиеся билеты. Но люди наседали на нее со всех сторон, нетерпеливо совали деньги за чудодейственные пакетики размером с трамвайный билетик. Попробуй-ка в этой обстановке свернуть торговлю!

Прохожий, наблюдавший за кипевшими страстями вокруг лотка, подошел к счастливому обладателю выигрышного билета.

– Что, действительно машина? – спросил он.

– Нет, – ответил бомж. – Пять рублей. Глаза нищего были полны умилительного счастья. Еще бы! Ведь чтобы заработать такую сумму на сборе бутылок, им приходилось днями совершать походы по злачным местечкам. Но важнее того была признательность судьбе за благосклонность к ним, жалким изгоям общества. Они, обитатели подвалов и завсегдатаи городских свалок, оказывается, тоже вправе рассчитывать на милость божию! Здесь, в лотерейной игре, они почувствовали себя людьми наравне с добропорядочными горожанами и были счастливы не меньше студентов с их автомобилем.

– Пять рублей? Что же тогда все кинулись за машинами?

– Не знаю, – безмятежно улыбнулся бомж.

Прохожий свидетель розыгрыша оглянулся на подростка, которому подслушанный разговор безжалостно погасил ярко вспыхнувшую мечту. Глаза блаженного, устремленные куда-то вдаль, застыли в безнадежной печали. Эх, видать, не скоро станет Витек обладателем машины на все четыре колеса да еще – с запаской...

  • Расскажите об этом своим друзьям!