ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2024-01-26-11-03-03
Спорт – в массы! Был такой популярный лозунг в советское время. И не только лозунг, но и действие, различные программы.
2024-01-26-10-02-46
Аркадий Петрович Гайдар – советский детский писатель, сценарист и прозаик, журналист, военный корреспондент. Участник Гражданской и Великой Отечественной войн. Классик детской литературы, известный главным образом рассказами и повестями об искренней дружбе и боевом товариществе. Он создал самые светлые...
-i-
Чуть больше месяца остается до выборов президента России. Это очень маленький срок для агитации за каждого кандидата, тем более, что только Владимир Путин хорошо известен населению страны, остальные редко появлялись на страницах газет и на телевизионном...
2024-02-02-04-15-51
2 февраля 2024 года Валерию Павловичу Чкалову, герою Советского Союза и кумиру миллионов, исполнилось 120 лет со дня рождения.
2024-02-02-06-43-20
Над моим пространством витает ночь, хороводят звёзды вокруг ковша, на экране строчка – «удалено»… И слепым кутёнком скулит душа. Почему нескладно сложился паззл, не найду ответа, себя виню: что имеем – не привлекает нас, нет чего-то – тут же «ценю… храню…». Мне б нажать «escape», отменить «delete», и...

Его тропинки

Изменить размер шрифта

Олег Павлович Пеньков в детстве проживал в Казахстане, затем в шахтерском поселке Кемеровской области. По окончании химико-технологического техникума с профессией «механик» был распределен в Усолье-Сибирское на «Химпром».

Олег Павлович Пеньков

Во время службы в армии (1959–1962) подвергался воздействию радиации, имеет статус участника ликвидации последствий радиационных аварий. После армии продолжал трудиться на «Химпроме». В 1982 году по состоянию здоровья покинул производство и перешел на преподавательскую работу в школе.

Увлечения – чтение книг, походы в тайгу и горы, общественная деятельность. Издал три сборника стихов. Крайний – «Не ходи без тропы» – переиздан. Стихи Олега Павловича жизненные, легко читаются. Учителя используют их на школьных уроках, любители поэзии учат наизусть.

***

Принеси любви присягу

Принеси любви присягу;

В предпочтенье всем богам.

Сердце, душу, руку, шпагу

Положи к ее ногам.

 

Стань перед ее очами

С клятвой чистой и святой –

И она твоею станет

Путеводною звездой.

 

И исчезнет серость будней,

И счастливых дней не счесть,

И тебе отныне будет

Мир прекрасней, чем он есть!

 

Гнев смирится, страх умчится,

Ревность мимо проползет;

Зависть в сердце не вонзится,

Злоба печень не сожрет.

 

Светлой доле путь построен

Будет до последних дней.

Если ты любви достоин –

Принеси присягу ей!

Анна Герман

Ах, ей природа подарила

И голос, и призванье петь,

И красотою наградила,

И мужеством, чтоб боль терпеть.

 

И волей, чтоб с судьбой сразиться....

Да мало отпустило лет.

Какой она была певицей!

Была – и нет. Да разве – нет?

 

А чей тогда волшебный голос

Звучит сейчас, звучит во мне?

А чье же неземное соло

Летит и тает в вышине?

 

Не капризуля, не гордячка,

Она была так хороша!

Она – прекрасная полячка,

Она – российская душа!

 

И, как в ларце чудес чудесных,

Через годов прошедших даль

Она – и мы. Она – и песня,

Ну, может быть, еще рояль.

 

И никаких кардебалетов,

Прыжков, ужимок, голых ног,

А спеть вот так, как ею спето,

До сей поры никто не смог.

 

Одно у всех нас назначенье:

Родиться, жить и умереть.

Мое последнее мгновенье

Все может в памяти стереть.

 

Но все ж послышится, наверно,

И сердце дрогнет, как всегда,

Предвечный голос Анны Герман:

«Гори, гори, моя звезда».

Принцесса

Я не бросал стрелы в болото,

А повстречал ее в лесу;

И вот настиг ее в два счета,

Держу в ладошке на весу.

 

Как и достойно важной даме,

В сиянье солнечного дня

Раззолоченными глазами

Глядит лягушка на меня.

 

Ведь знает, знает, что рискует,

Что человек природе враг,

Что неприятность не минует

При встрече с ним таких бедняг.

 

А вот – сидит, не убегает;

Уютно ей, ладонь тепла...

Она как будто понимает,

Что я не причиню ей зла.

 

Лягушка... Экая принцесса!

Красавица, ни дать ни взять.

Я из простого интереса

Хочу ее поцеловать.

 

Вдруг чудо сказки возвратится –

Ведь кто-то верит в чудеса –

Она в царевну превратится

И расцветет ее краса!

 

– Нет, пусть не делает никто так,

И хорошо, что нет чудес:

Ты ж лучше крашеных красоток

И этих взбалмошных принцесс!

 

Ты даже и без превращений

Царевной выглядишь вполне,

Хоть вместо всяких украшений

Лишь две полоски на спине.

 

...Глядело солнце на опушку,

И не было других зевак.

Поцеловал я ту лягушку.

Не как принцессу. Просто так.

Синяя птица

Когда я был нищ, неразумен и мал,

Я Синюю птицу руками поймал.

Ей что-то мешало расправить крыла,

Она почему-то взлететь не могла.

 

С грохочущим сердцем ворвался я с ней –

И стало в землянке как будто светлей!

И птицей дивилась вся наша семья:

Сестренки и бабушка, мама и я.

 

Промолвила бабушка: «Мал, да удал!

Ведь ты, как-никак, птицу счастья поймал!

Такие сороки в Китае живут,

А здесь ее Синею птицей зовут».

 

И лучшее место мы ей отвели –

У стеклышка с видом на реку Или.

С неделю у нас птица счастья жила,

Со скудного нашего ела стола.

 

Потом показала, что может летать –

И вскоре пришлось дню прощанья настать.

Я вынес, на крышу ее посадил.

Взлетела – я взглядом ее проводил.

 

Прощай!.. И ушло бы потом в забытье

Сиянье лазурное перьев ее.

И жил бы я, может быть, жизнью иной,

Но странные вещи случались со мной.

 

Окончив в колхозе «семестр трудовой»,

На грузовики мы садились гурьбой.

Теснились. Кто как. В тесноте – без обид.

Я в кузов не влез, был он плотно забит.

 

В другую машину вместился. А та

Перевернулась, упала с моста,

И сильно студенты побились тогда.

И благо – была небольшая вода.

 

Английский – вреднейший из всех языков!

К экзамену я был совсем не готов.

Я знал, что не сдам. Ждет меня много бед.

Но мне попадается легкий билет.

 

На зимней охоте по скользкой реке

Я шел, позабыв о взведенном курке.

Упал дулом в бок. Птица счастья спасла?

Лишь дома увидел: осечка была.

 

А разве не чудо тот день роковой,

Когда, как обычно, шагал я домой

И вздумал зачем-то я к брату зайти,

Зашел – чтобы брата от смерти спасти.

 

Там грузом большим придавило его,

Кричи не кричи – рядом нет никого...

Что мне помешало свой путь продолжать?

И вспомнил я Синюю птицу опять.

 

И странные случаи чуду равны,

Когда на огромных просторах страны

Встречал я нежданно с восторгом в устах

Знакомых людей в незнакомых местах.

 

Друзья – мое счастье, в них столько тепла:

Они не приемлют лукавства и зла;

Они мне не раз помогали в беде,

И нет негодяев в их славной среде.

 

На жизнь мою долгую сетовать грех,

И с горем, и с бедами – как и у всех,

Но, может быть, бабушка наша права,

И птица удачи – не просто слова.

Осенний день

Какой был день! Ах, как нам повезло!

То дождик застилал лесные дали,

То солнце щедро тратило тепло,

И мы, едва намокнув, высыхали.

 

И изо всех, что в нем осталось сил,

Держался лист за ветку, с ветром споря.

А тот срывал листву и уносил,

Красиво ею лес пестря, узоря.

 

А журавли... Ах, эти журавли!

Замрешь невольно, слыша крик печальный, –

Они б, как гуси, улететь могли,

Но исполняли танец свой прощальный.

 

Пусть их полета сложный переплет

И перекличку грусти журавлиной

Всяк, может быть, по-своему поймет,

Но все ж у ритуала смысл единый.

 

Не зря, не зря поэты всей земли

Особый видят толк в тоскливом плаче:

Да, с родиной прощаться журавли

Без слез не могут. Так, и не иначе.

 

А между тем на листьях, на ветвях

Лучи играли в каплях-самоцветах.

Проходит все. И мы с тобой в годах.

Сентябрь уходит и уносит лето...

 

Невольно нас крылом задела грусть:

Очередное лето на исходе.

Мы этот день запомним наизусть,

Прекрасный день, как сказка о природе.

Хочется

В шубейке старой, жалкой

Старушка с длинной палкой

Стояла у подъезда, чуть дыша,

С потухшими глазами.

«Столетье за плечами», –

Подумал я, шагая не спеша.

И что-то тихо, глухо

Сказала мне старуха,

И что-то ей и я сказал в ответ.

И я остановился и снова удивился:

Как долго ее держит белый свет!

И голос, как с погоста...

Ей захотелось просто,

Чтоб выслушал ее хоть кто-нибудь.

А тут – какие темы? –

Житейские проблемы

Да неизбежность плыть в последний путь.

Мы поняли друг дружку.

И я спросил старушку:

– А жить-то так не хочется уже?

Она мой взгляд поймала

И – «Хочется!» – сказала.

Ее ответ застрял в моей душе!

Ведь я-то был уверен:

Когда весь мир потерян

И хворь тебя без жалости точит,

И сердце бьется в тягость, –

Какая в этом радость?

А вот поди ж ты – «Хочется!» – звучит!

  • Расскажите об этом своим друзьям!