ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-06-17-06-24-03
Хотите послушать или прочитать стихи современных поэтов? Такая возможность есть. Поэтическое меню представлено обращением Всеволода Емелина к Владимиру Владимировичу по поводу режима самоизоляции в Москве, стихами Ивана Давыдова о слонах, Алексея Цветкова — о Давыде и Юрии, Александра Дельфинова — о...
2020-06-18-07-13-48
В конце 80-х, когда на просторах СССР задули «ветры перемен», и Михаил Тататута стал для нас «первооткрывателем» целого континента. Он рассказал о реальной, не придуманной пропагандой Америке. Он был первым журналистом, бравшим интервью у Элизабет Тейлор в её доме, и первым советским корреспондентом,...
2015-04-21-08-25-25
Один юноша задал Платону вопрос: — При каких условиях богатство является злом и при каких — добром?
2015-09-21-07-02-30
Когда Помпеи были разрушены вулканическим извержением, в полночь весь город был в огне, рушились дома и бежали люди. Город был богат, и каждый что-то нёс. Люди несли всё самое дорогое: кто-то нёс своё золото, кто-то — алмазы, деньги; учёные несли свои рукописи, книги — несли всё, что можно было...
2015-08-21-06-02-06
Как-то раз гуру спросил у своих учеников: — Почему, когда люди ссорятся, они кричат?

МультиВход
 

Дены-Дерь (Озеро Горных Духов)

07 Февраля 2019 г.
Изменить размер шрифта

«Волшебное озеро дало и дает Советскому Союзу такое количество ртути, что обеспечивает все потребности нашей многосторонней промышленности». И. Ефремов – геолог, учёный, писатель-фантаст. 1944 г.

Г.И.Гуркин Озеро Горных Духов. 1910. (Хранится в Красноярском художественном музее им. Сурикова)

Г.И.Гуркин Озеро Горных Духов. 1910. (Хранится в Красноярском художественном музее им. Сурикова)

«Все работы хороши - выбирай на вкус!...». Но я восхищаюсь геологами! Это они открывают новые месторождения: нефти, газа, золота, других полезных ископаемых. Открывают тайны недр! Закрывают белые пятна на карте. Но каким трудом? Лямки рюкзаков давят на их натруженные плечи. В истертых расползающихся сапогах преодолевают они километры тайги и скальников. Роются в земле, долбят твердую или вязкую землю. Бывает, что и инструментов не хватает. И вечномерзлая порода не поддается. Тогда костры, разложенные в шурфах, заставляют ее уступать.

Казалось бы, что может быть романтичнее покорения неизвестных пространств? Но на самом деле только тщательная организация, полученные знания, дисциплина позволяют достичь успеха. День за днем тянется однообразная размеренная работа. Один день отличается от другого числом преодоленных препятствий и количеством пройденных километров. Конечно, хочется иногда этим трудоголикам вернуться в привычный мир карт, книг, кабинетов. Скоро ли они вернутся туда, где нет мошки и вечно мокрой одежды, едкого дыма?

Зато со временем будет раскрыта тайная книга природы. Хотя бы кусочек ее! И увидится результат упорных поисков.

Интересное приобретение

В маленькой лавочке на улице Литвинова в старейшем здании бывшего Гранд отеля, в шестидесятых годах находился магазин «Букинист». Чего там только не было! И современные издания, и дореволюционные. Книжный дефицит был острым в те годы. Частенько забегала я в этот удивительный мир. Иногда на глаза попадались такие раритеты, что дух захватывало. Однажды из-под носа увели великолепное издание словаря Даля – денег моих не хватило на покупку.

Но в другой раз повезло. На полке разыскала толстенный, почти новый приключенческий роман Ивана Ефремова «Лезвие бритвы» (издание 1969 г.). Автор довольно смело и откровенно дал в нем ответы на проблемы, стоявшие перед страной. Но, кроме всего прочего, в книгу вошел целый цикл рассказов о необыкновенных событиях, в которые вплелись научная фантастика и приключения: «Озеро Горных Духов» (другие названия – «Дены-Дерь», «Тайна горного озера»), а также «Голец подлунный», «Алмазная труба» и др., написанные Ефремовым в 1942-1943 гг.

Особенно заинтересовал меня рассказ «Озеро Горных Духов», написанный по мотивам картины алтайского художника Г.И. Гуркина с тем же названием (1910 г.). А из предисловия я узнаю, что вариант этой картины хранится в Иркутском художественном музее. А так ли это, на самом деле, думаю – музей-то совсем рядом, напротив, на улице Карла Маркса, куда упирается улица Литвинова. Книжку в руки и мчусь без промедления к зданию музея. По высокой каменной лестнице поднимаюсь и прошу старушку смотрительницу найти кого-нибудь из сотрудников-искусствоведов.

Известная в то время искусствовед Пуховская с любопытством посмотрела на меня и спросила: «Что же Вас заинтересовало?». Сбивчиво говорю ей о рассказе Ефремова и умоляю показать картину Гуркина – есть ли она в музее вообще?

Удивление мое было невероятным, когда спустились мы в святая святых – в запасники. Маленькое полотно с изображенным на нем озером производило какое-то необыкновенное впечатление: над темной, как будто застывшей водой, летали фантастические бесплотные фигуры в красно-багровых и бирюзовых тонах. Они жили и двигались в пространстве! Что это? Фантазия или бред? Ответа не было. Но, конечно, он был у автора рассказа. Ефремов со временем открыл тайну озера.

Детство и юность писателя

И.А. Ефремов родился 9 (22) апреля 1908 года в Вырице (Гатчинский район, Ленинградская область). Согласно записи в метрической книге, родился он в семье вырицкого лесопромышленника. Отец, Антип Харитонович Ефремов, был арендатором Вырицкого лесопильного завода, на котором, по данным на 1914 год, работали 17 человек. Земля, на которой стоял завод, была в собственности семьи князей Витгенштейнов. Впоследствии Антип Ефремов сменил имя на Антон. В связи с этим, Ивану, его сыну, пришлось после 1917 года сменить отчество с Антиповича на Антоновича.

Способности мальчика проявились достаточно рано: в четыре года он научился читать, в шесть – познакомился с творчеством Жуль Верна, полюбил книги о землепроходцах, мореплавателях и ученых.

В 1914 году семья переехала в Бердянск, где Иван поступил в гимназию. Во время революции родители развелись, и в 1919 году мать с детьми перебралась в Херсон, вышла замуж за красного командира и уехала с ним, оставив детей тетке, которая вскоре умерла от тифа. Иван прибился к красноармейской автороте, вместе с которой «сыном полка» дошел до Перекопа.

В 1921 году, демобилизовавшись, уехал в Петроград с твердым намерением учиться и, благодаря бескорыстной помощи учителей, окончил школу за два с половиной года. «Революция была также и моим освобождением от мещанства», говорил он позже.

Учебу пришлось совмещать с заработками на жизнь: Ефремов работал грузчиком, пильщиком дров, помощником шофера, затем шофером в ночную смену. В 1923 году сдал экзамены на штурмана каботажного плавания при Петроградских мореходных классах и после окончания школы, весной 1924 года, уехал на Дальний Восток.

К палеонтологии Ефремов пришел, познакомившись с академиком П.П.Сушкиным, который открыл для него эту науку и помог сделать в ней первые шаги. Отплавав в 1924 году матросом навигацию на Тихом океане, будущий палеонтолог вернулся в Ленинград и поступил в университет на биологическое отделение.

С середины 1920-х годов его жизнь проходит в экспедициях, приносящих многочисленные ценные находки и открытия. Маршруты палеонтологических экспедиций Ивана Ефремова пролегали по Поволжью, Уралу и Средней Азии. В первой половине 1930-х годов он участвовал в геологических исследованиях Сибири и Дальнего Востока в составе Нижне-Амурской, Олёкмо-Тындинской и Верхне-Чарской экспедиций.

Научная деятельность и творчество

В 1937 году Иван Ефремов экстерном окончил Ленинградский горный институт. За два года до этого он стал кандидатом, а в марте 1941 года – доктором биологических наук. В это время он уже жил в Москве. По результатам находок, совершенных в возрасте 19 лет, в соавторстве с А.П. Быстровым, опубликовал монографию, за которую авторы впоследствии были удостоены почетных дипломов Линнеевского общества (Англия). В 1940-е годы Ефремовым разрабатывается новая отрасль знания – тафономия, учение о закономерностях сохранения остатков ископаемых организмов в слоях осадочных пород. Опираясь на теоретические положения этой науки, его экспедиции в Монголию принесли богатейший материал (несколько железнодорожных вагонов костей динозавров).

Уникальными были и дарование, и сама личность И.А.Ефремова. Проникновение в глубинные закономерности развития природы и общества дало ему феномен предчувствия и предвидения.

Общеизвестно, что месторождение алмазов в Якутии нашли именно там, где происходило действие в рассказе «Алмазная Труба». На Алтае было открыто ртутное месторождение, предсказанное в «Озере Горных Духов». Ефремовская фантастика стала реальностью.

Ефремов – это одна из ключевых фигур русской фантастики второй половины ХХ века.

Озеро Горных Духов

Основой для произведения, как я уже говорила, послужила картина алтайского художника Г.И. Гуркина с одноименным названием, написанная в 1910 г. («Дены-Дерь»). Впервые рассказ был опубликован в журнале «Техника молодежи» (1944 г.) под названием «Тайна горного озера».

За несколько лет до этого Иван Ефремов прошел с маршрутными исследованиями часть центрального Алтая – Хребет Листвягу в левобережье Катуни. Предметом исследований были поиски золота. Золота не нашли. Но геологу было дано еще одно поручение – осмотреть месторождение асбеста в среднем течении Катуни, близ большого села Чемал.

Небольшой отряд преодолевал густые леса из пихты, кедра и лиственницы. В долине Катуни под растительным слоем скрывалась бурая грязь. Кони по брюхо вязли и проваливались в это месиво. Каждый десяток метров давался с большим трудом. Отряд, все преодолев, выбрался на другой берег Катуни.

Асбестовое месторождение Ефремов осмотрел вдвоем с проводником и остановился на отдых в селении Каянча. В доме у молодого учителя их приветливо встретил хозяин, напоил душистым чаем с медом. Любопытного Ефремова интересовали все достопримечательности края, в частности, дальнейший путь до Чемала.

Учитель невзначай сказал: «Недалеко от Чемала попадется вам деревенька. Там живет знаменитый наш художник Чоросов. Однако, старикан сердитый, но, если ему по сердцу придетесь, все покажет, и картин у него красивых гибель».

Конечно, это было весьма заманчивым. И на следующий день геолог увидел указанную учителем широкую падь, несколько новых домов на взгорке под лиственницами. И дом художника по описанию уверенно был найден. На крыльце появился суховатый человек с быстрыми и точными движениями – Чоросов. Он любезно, но не так уж радушно, принял гостей. Но, видя искренность и восхищение красотами Алтая у геолога, оттаял. Показал свои полотна. Особенно выделялось одно – вариант «Дены-Дерь» («Озера Горных Духов»). Это было большое полотно. Ефремов описал этот холст подробно...

От всей картины веет отрешенностью и холодной, сверкающей чистотой. Ефремов долго всматривался в подлинное лицо алтайских белков.

– Где Вы нашли такое озеро? – спросил геолог, – существует ли оно на самом деле?

– Существует, и оно еще лучше в действительности. Моя же заслуга – в правильном выражении впечатления, – ответил Чоросов. Сущность эта мне недешево далась... Ну а найти это озеро нелегко, хотя и можно, конечно.

Чоросов перевел взгляд на картину:

– Вы ничего такого не заметили?

– Заметил сказал Ефремов. Вот тут, в левом углу, где гора конусом. Только извините. Но тут мне краски совсем невозможными показались.

– А посмотрите-ка еще, повнимательней...

У подножия конусовидной горы поднималось зеленовато-белое облако, излучавшее слабый свет. Перекрещивающиеся отражения этого света и света от сверкающих снегов на воде давали длинные полосы теней почему-то красных оттенков. Такие же, только более густые, до кровавого тона, пятна виднелись в изломах обрывов скал. А в тех местах, где из-за белой стены хребта проникали прямые солнечные лучи, надо льдами и камнями вставали длинные, похожие на огромные человеческие фигуры столбы синевато-зеленого дыма или пара, придававшие зловещий и фантастический вид этому ландшафту.

– Не понимаю, – показал геолог на синевато-зеленые столбы. – А сами-то вы как объясните эти красные огни в скалах, сине-зеленые столбы, светящиеся облака?

– Объяснение простое – горные духи, – спокойно ответил художник. – Я не шучу, – продолжал он тем же тоном.– Вы думаете, название озеру только за неземную красоту дано? Красота-то красотой, а слава дурная. Вот и я картину сделал, а ноги еле унес. В девятьсот девятом я там был и до тринадцатого все болел....

– Как только люди видели кроваво-красные огни в скалах, мелькание сине-зеленых прозрачных столбов, они начинали испытывать странные ощущения. Но, как только добирались до этого места, все исчезало.

Задыхаясь, едва передвигая ноги от внезапной потери сил, несчастные уходили из рокового места, но обычно в пути их настигала смерть. С тех пор широко разнеслась недобрая слава о Дены-Дерь, и люди почти перестали бывать на нем. Двадцать лет назад я провел там два дня в полном одиночестве. В первый день я не заметил ничего особенного и долго работал, делая этюды. Я решил остаться еще на день. К вечеру я ощутил странное жжение во рту. Обычно я хорошо выносил пребывание на высотах и удивился, почему на этот раз разреженный воздух так действует на меня.

На удалявшейся границе света и тени я вдруг заметил несколько столбов призрачного сине-зеленого цвета, похожих на громадные человеческие фигуры в мантиях. Они то стояли на месте, то быстро передвигались, то таяли в воздухе. Я смотрел на небывалое зрелище с чувством гнетущего страха.

Схватив кисть, с дикой энергией я подбирал краски, стараясь торопливыми мазками запечатлеть необыкновенную картину.

Путь до места, где ожидали меня проводники, отказавшиеся идти на Дены-Дерь, я прошел как в смутном сне. Как я добрался до проводников, не помню. Главное, что привязанный на спине ящик с этюдами уцелел.

«Однако, ты пропадешь, Чорос», – заметил старший из проводников.

Я не умер, как видите, но долго чувствовал себя очень плохо. Большую картину «Дены-Дерь» я написал только год спустя... Чоросов умолк. Геолог спросил, как разыскать Озеро Горных духов.

Тайна озера открылась

Ефремов подробно записал все, что рассказал ему художник. Но не скоро попал он на Алтай. Прошло четыре года.

Однажды он сидел за микроскопом, изучая шлифы рудной породы – ртутной руды. И увидел в микроскопе кроваво-красные отблески на фоне голубоватой стали, точно такие же, как на картине художника. И ему вдруг стала открываться тайна озера Дены-Дерь. Геолог решил проверить свою догадку, немедленно ехать на Алтай в командировку. Уговорил свое руководство и в середине мая уже был на Чуйском тракте у селения Иня.

Путь разума

Он помнил все наставления художника о предстоящем пути и, главное, в его боковом кармане лежала старая, истрепанная полевая книжка с маршрутом, записанным со слов Чоросова.

Когда маленький отряд раскинул вечером палатку в устье долины, против похожей на вилы сухой лиственницы, он не без волнения почувствовал, что завтра будет подтверждена правильность его предположений, верен ли путь разума через фантазию, или он выдумал нечто еще более невероятное, чем сказочные духи художника-телеута.

Своему коллеге, спутнику он сказал:

– Я надеюсь не позднее, чем завтра обнаружить крупное месторождение ртути, может быть, частично самородной. Завтра увидим, прав я или нет. Вы знаете, что ртуть в месторождениях встречается обычно в рассеянном виде, в малых концентрациях. Большое месторождение с богатым содержанием ртути известно только одно в мире – это Альмадена в Испании.

– Да, уже много веков Альмадена снабжает ртутью полмира. Один раз там было найдено крохотное озеро чистой ртути. Так вот, я рассчитываю найти нечто подобное. Что здесь целые утесы чуть ли не целиком состоят из киновари, в этом я убежден.

Утром, перебравшись через гряду острых камней и густой стланик, отряд уже стоял на берегу Озера Горных Духов. Добраться до отливающих сталью скал у подножия конусовидной горы оказалось нелёгкой задачей. Но все трудности были нами мгновенно забыты, когда геологический молоток, звеня, отбил от ребра утёса первый тяжёлый кусок киновари.

Я двинулся вместе с рабочими сквозь пелену тумана к подошве горы через небольшую впадину.

– Что это там, товарищ начальник? — спросил вдруг рабочий.

Я взглянул в указанном направлении. Наполовину скрытое каменистой грядой, блестело тусклым и зловещим блеском ртутное озерко – моя воплощённая фантазия.

Поверхность озерка казалась выпуклой. С непередаваемым волнением склонился геолог над его упругой поверхностью и погрузил руки в ускользающую и неподатливую жидкость. Однако пришлось поторапливать спутников. Уже чувствовались тяжесть в голове и жжение во рту – зловещие признаки начинающегося отравления. Рабочий наполнил фляги ртутью из озерка. Спешно обмеряли выходы рудных пород и размеры озерка. Обратно все шли медленно, вяло, борясь с усиливающимся чувством угнетения и страха. Облака разошлись, открылся граненый алмазный пик. Косые солнечные лучи прорвались сквозь ворота дальнего ущелья, вся долина Дены-Дерь наполнилась искрящимся прозрачным светом. Обернувшись, геолог увидел сине-зеленые призраки, мелькавшие в недавно покинутом месте. К счастью, берег постепенно выравнивался и все добрались до лошадей.

P.S. Таким образом, многие мистические явления объясняются наукой и оказываются обычными природными явлениями. Надо только уметь их прочитать. Что было дано такому выдающемуся ученому-фантасту, как Иван Антонович Ефремов.

Фантастика, подкрепленная наукой, привела к целому ряду важнейших открытий. Автор прекрасно сознавал, что в работе ему помогали многие десятки людей, не говоря уже о его сотрудниках. Это были горняки, рабочие, колхозники, охотники. Все они помогали отгадывать загадки природы. Открыли и тайну горного озера.

  • Расскажите об этом своим друзьям!
Загрузка...
Загрузка...