ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
90-
«Эта песня хороша – начинай сначала!» – пожалуй, это и о теме 1990-х годов: набившей оскомину, однако так и не раскрытой до конца.
2024-04-25-13-26-41
Президент Владимир Путин сказал, что «в СССР выпускали одни галоши». Такое высказывание задело многих: не одними галошами был богат Советский союз, чего стоила бытовая...
2024-04-25-11-55-09
1 мая исполнится 100 лет со дня рождения Виктора Астафьева
2024-05-02-02-55-14
Зоя Богуславская – знаменитая российская писательница, эссеист, искусствовед и литературный критик, автор многочисленных российских и зарубежных культурных проектов, заслуженный работник культуры...
2024-05-02-04-58-12
Эту историю поведал Эдуард Копица, мой знакомый, живший в северном Усть-Илимске. Водитель грузовиков и автобусов, простой и светлый человек, он очень любил природу и многое знал о ней. Увы, ушедший туда, откуда не...

Ох, странно стоит охрана

Изменить размер шрифта

1604 23 1an

Дошёл до точки кипения, глядя в окно, где скоро закипит белой пеной яблоня-дичка.

Ох, странно стоит охрана

Это был литературный штамп. Потому что закипел мой разум возмущённый, и всё тут! Карантин! Чего только в башку не лезет. Мне жена сообщила, чтобы я успокоился, что нервные клетки не восстанавливаются. Стало интересно – а они прирастают? Или вот как от рождения мне было дадено большое количество этих клеток, миллиард к примеру, так я с этим миллиардом и хожу? Нашёл измерительный прибор. Глянул. Такое ощущение, что клетки восстанавливаются с бешеной скоростью! И в таком объеме, что январские джинсы уже не налазят на майский живот! И весы подсказывают – это еще не конец.

Господи! Да я же не об этом собирался написать!

Ширнармассы (в простоте «широкие народные массы») сообщили в соцсетях, что, оказывается, в дома власти обычному гражданину попасть очень сложно. Для этого он, гражданин, должен обладать в обществе известным весом. Но не таким, каким я теперь обладаю. Он не в килограммах измеряется. Ему ещё вообще не придумали единицу измерения. Вот был просто человек. А потом – раз! – и он уже человек с весом. Может решать вопросы. И даже проблемы. Конечно, опять же, общество не знает конкретно о проблемах и вопросах. Но уже уважает. И он везде проходит!

И главное, его уважает охрана! Обычные граждане томятся у турникета, пока им спустят разрешение пройти, например, к слугам народным. А человек с весом корочкой красной махнёт – и всё. Страж только что честь ему не отдаёт.

И решил я проверить эту информацию. Уж слишком она на сплетню похожа была. Говоря современным птичьим языком, – на фейк. Я когда соседу по даче, доктору, филологу, сказал про фейк, он меня на такой фейк послал, что я весь вечер читал Даля. Не актёра кино, а словарь Даля. Обогатился великим русским. Теперь с соседом только на нём разговариваем.

Так вот. Натянул я свои джинсы. На всякий случай помочи прицепил, подтяжки то есть. Старые. С такими большими железными пряжками. Потому как брюки с живота самостоятельно сползали.

Поверх майки натянул водолазочку. Чёрную. С белыми полосками. Жена и говорит:

– Тебе не кажется, что ты похож на осуждённого зэка в полосатой робе?

Вот ведь баба! Кино насмотрится и потом мужу настроение портит!

– Не кажется! Я к начальству иду! В дом власти!

Жена глаза вытаращила. Потом умчалась в спальню. Через пяток минут выходит, глаза утирает, а в руках пакет:

– Я тебе вот чистое собрала. Сейчас бутербродов сочиню. Ждать буду. Но не больше года, учти!

Метнула подолом халата и в кухне скрылась.

Она, глупая, зная мой характер, решила, что я власть как минимум на измор решил брать. Чего с неё взять, с женщины?

В общем, пришёл я в дом власти. Там два человека сидят, в журнал всех записывают. Третий турникет охраняет. Словно того, кто спереть собирается. А у меня заминка: не знаю, к кому пройти! Ну, то есть начальников знаю. Слышал по телевизору. Но вот причины сразу к начальству пробраться придумать не могу. Стою, как знак вопросительный. Это я так про себя говорю, потому что в зеркало глянул. А там фигура неясная: спина выгнулась как раз посередине туловища, живот поддерживает. А тот выпирает, как полумесяц. И прямые тонкие ножки всю эту конструкцию несут на себе. В общем, перевёрнутый знак препинания сплошной, а не посетитель.

Мужик, что турникет сторожил, спрашивает:

– Вы к кому, гражданин?

Я придал себе гордый вид и отвечаю:

– К нему! К самому.

И не уточняю. Думаю, вдруг пронесёт.

– К Начальнику? – уточняет страж.

– К нему, к родному, – киваю головой.

– А у вас пропуск есть? – влез в разговор человек с журналом.

– Куда?

– Сюда! – отвечает страж.

– Сюда мне не нужно. Мне к Начальнику! – отвечаю я.

– Закажите пропуск! Поясните причину визита, – приветливо повышает голос мужик с журналом. – Вот давайте я вас запишу, а потом вы снова придёте. Когда Начальник разрешит.

Затем все трое охранителей вдруг уставились на меня. Переглянулись. Полезли в стол. Достали стопку бумажек с разными портретами. Смотрят. То на меня, то в бумажки. Один и говорит:

– Он! Вот сто пудово, он! И костюм такой же, полосатый! Да у него пояс шахида на животе! Глянь, как топырится!

Троица закивала головами. И начала меня окружать. Двое зашли сзади, турникетчик выставил какой-то прибор и попёр на меня. Чувствую, меня схватили за локти. А страж тыкает прибором везде, куда попало. Прибор аж завизжал от удовольствия! Ещё бы! На мне старых добрых советских замков на помочах четыре штуки да ещё брючная пряжка. Тут кто не хочет, а завизжит!

В общем, скрутили меня, потащили в комнату куда-то. Сдавать. Уж очень я костюмом похож был на зэка беглого. Опять же живот, как бомба. Тут слышу, с какого-то этажа криком мужик кричит:

– Лесу не гореть! Асфальту лежать! Пешеходам – маски! Водителям – каски! Огурцам – быть дешевле!

Ну, думаю, адресом точно ошибся. Дурка настоящая. И охрана, и лозунги.

Когда меня к вечеру выпустили, проверив все пункты автобиографии, я тут же глянул адрес – куда это я забрёл? Всё было точно – никакая не дурка. Обычный дом власти. Только особо охраняемый. Мало ли кто припрётся, побеспокоит. И огурцы не подешевеют. Или вдруг асфальт куда слиняет.

А что, такое бывает!

Вот так я чуть не пострадал из-за карантина. И нервных клеток.

А бутерброды мы с женой дома съели. За ужином.

И полосатую водолазку она с наслаждением ножницами порезала.

  • Расскажите об этом своим друзьям!