ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

МультиВход
 

Геронтолог: 120 лет для человека — реально и совсем не предел

Светлана Цыганкова, rg.ru   
31 Июля 2021 г.
Изменить размер шрифта

Сколько может прожить человек? Во времена Пушкина генерал лет тридцати с небольшим считался почти стариком. А сегодня мы не готовы мириться с тем, когда про человека под 60 говорят, что он пожилой.

Геронтолог: 120 лет для человека реально и это еще не предел

О долголетии беседа с доктором биологических наук Алексеем Москалевым, который руководит специализированной лабораторией в Институте биологии Коми научного центра Уральского отделения РАН.

Вы говорите, что 120 лет — это реальный и биологически достижимый для человека возраст. А старение, по-вашему, разновидность болезни, с которой можно бороться. Но как? Отдельно лечить болезнь Паркинсона, Альцгеймера, следить за кожей, чтобы не увядала?

Алексей Москалев: Уже сегодня, соблюдая известные правила (режим питания, физической активности, труда и отдыха), можно прожить в среднем 85 лет с приемлемым самочувствием. Однако если мы станем развивать науку о старении, то и 120 лет не предел. Почему? Старение — основной фактор риска сердечно-сосудистых, нейродегенеративных и онкологических заболеваний. Старение кожи лишь отражает глубинные процессы старения во всем организме. Старение иммунной системы обусловливает низкую эффективность прививок и тяжесть заболевания тем же ковидом у людей в возрасте. Лечить сахарный диабет, гипертензию, ишемическую болезнь сердца, болезнь Альцгеймера по отдельности возможно только симптоматически и с очень ограниченным успехом. Воздействовать надо на их причину — старение клеток, внеклеточного матрикса, сосудов.

А вот кавказские долгожители — в чем их феномен? Гены, свежий воздух, питание, размеренность жизни?

Алексей Москалев: На Кавказе заметно выше средняя продолжительность жизни. Вероятнее всего, это связано с более здоровым образом жизни, например, по отношению к алкоголю и культуре питания. Но долгожителей среди людей старше 60 лет там примерно столько же, как в Москве и Санкт-Петербурге.

Вы говорите о трех возрастных рубежах применительно к старению — 45, 60 и 75 лет. Почему именно они?

Алексей Москалев: К 45 годам, как правило, уже пройден пик репродуктивной функции, становится заметен спад уровней половых гормонов, которые играют важную анаболическую роль, способствуя развитию мышц и костей, хорошему общему самочувствию.

К 60 годам истощаются запасы стволовых клеток, старые клетки все хуже делятся, уменьшается мышечная и костная масса, становится мало наивных иммунных клеток, способных адекватно реагировать на новые инфекции.

К 75 годам количество хронических заболеваний удваивается. Соединительная ткань (в легких, сосудах, коже) становится жесткой, неэластичной. Это снижает жизненную емкость легких, максимальное потребление кислорода, повышает артериальное давление и риски тромбозов. Растет риск инфекционных и аутоиммунных процессов, старческой деменции.

Одна из ваших книг называется «Кишечник долгожителя». Что, все процессы старения начинаются оттуда?

Алексей Москалев: Мы — это не просто то, что едим. Мы — это то, что усваиваем. И, к сожалению, способность к эффективному усвоению снижается с возрастом. Старый организм страдает от дефицита незаменимых аминокислот, жиров, витаминов и микроэлементов. С пищей могут поступать природные геропротекторы — вещества, содержащиеся в зелени, ягодах, овощах, фруктах, орехах, бобовых и цельнозерновых, которые замедляют наше старение. И, напротив, промышленно переработанные продукты, сладости, фастфуд становятся причинами хронического воспаления, ускоренного старения.

Кроме того, в кишечнике обитают микроорганизмы — бактерии, археи, грибки. Часть из них — симбионты, потребляющие балластные вещества в пище — клетчатку, растворимые пищевые волокна, полифенолы, а взамен продуцирующие полезные аминокислоты, витамины, короткоцепочечные жирные кислоты. При частом употреблении «быстрых» углеводов — добавленного сахара, мучного размножаются патобионтные бактерии и грибки, провоцирующие нарушение барьерной функции стенки кишечника и воспаление.

Когда человек сможет жить до 120 лет и оставаться в здравой памяти и хорошем физическом состоянии? Какие условия? Влияют ли жара, холод?

Алексей Москалев: Здоровые органы и системы обладают достаточной стрессоустойчивостью, чтобы противостоять, например, жаре. А борьба с причинами старения приведет к повышению стрессоустойчивости и выносливости. Но ожидать, что уже наши современники станут массово доживать до 100–120 лет, не приходится.

В механизмах старения еще много вопросов, которые ждут своих исследователей. Например, проблема жесткости внеклеточного матрикса как возможная первопричина старения. Но ее глубокое изучение, создание технологий для решения — дело долгое и затратное.

А что сам человек — сегодня! — может сделать для того, чтобы жить и не доживать?

Алексей Москалев: Советы самые простые. Так, стоит отодвинуть последний прием пищи с вечера на более раннее время. Вечерние калории трансформируются в жир. И сон после плотного ужина станет не глубоким. А все почему? Инсулин, вырабатываемый после приема пищи, подавляет выработку гормона сна мелатонина. Старайтесь избегать перекусов. Чем чаще вы едите, тем регулярнее ткани подвергаются высокому уровню инсулина. Это в конце концов приводит к инсулинорезистентности и риску сахарного диабета.

Не есть переработанную или долго хранившуюся (даже в условиях заморозки) еду. В такой еде многие нутриенты окисляются и затем способствуют хроническому воспалению, атеросклерозу.

То есть лучше съесть немного, чем «тазик» бесполезной еды?

Алексей Москалев: Именно. Нужно уменьшить долю «быстрых» углеводов — сладостей, добавленного сахара, цельного молока, белого риса или выпечки. Тростниковый, фруктовый и молочный сахар вызывают сшивки в белках внеклеточного матрикса, повышая жесткость сосудов.

Советую употреблять пищу, богатую пищевыми волокнами и противовоспалительными полифенолами, — зелень, овощи, ягоды, фрукты, бобовые, цельнозерновые, семечки и орехи. Не забывайте пару раз в неделю про рыбу и морепродукты. Стоит избегать жареной еды, поскольку она поставляет в организм токсичные конечные продукты гликирования, полициклические и ароматические углеводороды, приправленные избытком масла и соли.

А двигательная активность?

Алексей Москалев: Об этом надо думать чаще, чем о еде. Чтобы держать под контролем инсулинорезистентность, воспаление, саркопению и остеопороз, необходимо регулярно (2–3 раза в неделю) выполнять силовые упражнения. Ежедневные хотя бы по 30 минут занятия аэробикой позволят остановить снижение такого маркера старения, как максимальное потребление кислорода. Занимайтесь медленным бегом, быстрой ходьбой, танцами, плаванием или спортивными играми на воздухе.

Существенно улучшить этот параметр позволяют также высокоинтенсивные интервальные тренировки, пару раз в неделю. С точки зрения жесткости соединительной ткани стоит ежедневно выполнять комплекс упражнений на растяжку. Наконец, необходимо тренировать равновесие: в старости одним из факторов нетрудоспособности являются падения.

Ну и конечно, здоровый сон — семь-восемь часов в день — укрепляет иммунитет, противодействует инсулинорезистентности, снижает риски депрессии и деменции. В наше непростое время не обойтись без стресс-менеджмента. Регулярные медитации, прогулки на природе, музыко-, кино- и библиотерапия являются надежными стражами спокойствия и благополучия.

Разве что-то мы не знаем, что приводит в своих советах по активной и достаточно долгой жизни специалист? Но, к сожалению, берут себе это на вооружение и реализуют далеко не все. Но у многих, кто хочет прожить жизнь на своих ногах и в здравом уме, еще есть время. Поэтому стоит начать прямо сейчас. Отказаться от вредных привычек, обратить внимание на питание, делать все, чтобы был полноценный сон, и двигаться, двигаться, двигаться.

На нашем сайте читайте также:

По инф. rg.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!