ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
90-
«Эта песня хороша – начинай сначала!» – пожалуй, это и о теме 1990-х годов: набившей оскомину, однако так и не раскрытой до конца.
2024-04-25-13-26-41
Президент Владимир Путин сказал, что «в СССР выпускали одни галоши». Такое высказывание задело многих: не одними галошами был богат Советский союз, чего стоила бытовая...
2024-04-25-11-55-09
1 мая исполнится 100 лет со дня рождения Виктора Астафьева
2024-05-02-02-55-14
Зоя Богуславская – знаменитая российская писательница, эссеист, искусствовед и литературный критик, автор многочисленных российских и зарубежных культурных проектов, заслуженный работник культуры...
2024-05-02-04-58-12
Эту историю поведал Эдуард Копица, мой знакомый, живший в северном Усть-Илимске. Водитель грузовиков и автобусов, простой и светлый человек, он очень любил природу и многое знал о ней. Увы, ушедший туда, откуда не...

Брайлем по библиотекам

Изменить размер шрифта

23 1 1a

Витька сидел мрачный как утес над Байкалом.

Брайлем по библиотекам

– Привет, сосед! – приставив табуретку поближе к кухонному столу, сказал я. – Чего смурной?

– Привет! – вяло махнул ладошкой Витек. – Не я смурной, жизнь смурная.

– Чего опять не так?

Витька, не вставая, налил из-под крана полстакана воды и выпил.

– Был я вчера в библиотеке…

Стоп! Витька и библиотека?! Мир никогда не будет прежним! Книга и мой сосед – это как жизнь и смерть: всегда идут рядом, но пересечься могут всего один раз.

– Не подумай ничего плохого, – скривился сосед, увидев на моем лице `гамму чувств. – Я там воздух из батареи спускал. Знакомая директорша попросила.

Меня слегка отпустило. Я уж думал, потерял друга. Присядет сейчас на Пелевина или «Гарри Поттера», и пиши пропало.

– Представляешь, – продолжил Витек. – Меня на входе какая-то старушка тормознула и хотела обыскать. Мол, терроризм цветет. А у меня на роже написано, что я убивец книг! Вот она и взялась меня пытать – кто, зачем и почему с собой железяка страшная. Это она про ключ разводной. Отодвинул я ее плечом и попер в кабинет к директору. Так эта старушенция разоралась так, что у меня даже на куртке шерсть дыбом встала!

Я вспомнил, как на дачу ездил. На вокзале теперь тоже охраняемость повысили. Оно и понятно – время тревожное, террористы, хулиганы, тиктокеры с телефонами. Я не мог понять только одно – почему в основном шмонают на посту женщины? Вернее, нечто среднее между женщиной и тумбой афишной. С палками. Такую на ворота хоккейные ставить. Никакой Овечкин гол не забьет.

И вот спрашивает меня такая дама про колющие и режущие предметы в рюкзаке. Я ей честно так и отвечаю – есть, мол, и то, и другое. У меня с собой ножовка была и килограмм гвоздей. Это же и режущее, и колющее?

Она требует предъявить. А мне вожжа под хвост попала. Не хочу рюкзак открывать. И причина-то невинная. Жена рядом. В рюкзаке чекушка припрятана. После баньки на веранде принять. Чего мне ее жене светить? Вот и говорю, мол, на каком основании шмон?!

И тут я понял, почему на посту тревожной кнопки нет!

Охранщица как заорет:

– Стоять! Не двигаться!

Вот кто из пассажиров сидел на диванах, те сразу попадали на пол. Кто стоял – вдоль стенок сползли. А через минуту в зал ворвался взвод полицейских во главе с полковником. Управление же рядом!

В общем, еле отбился тогда от полиции. Потом еще от жены отбивался. Даже баню отказался топить – что толку, если чекушку изъяла.

– Да офигели эти власти! – возбудился Витька, выслушав мою историю. – Бог с ней, с той бабулей. Слушай дальше!

И он поведал жуткую историю про… слепых!

Оказывается, власти потребовали от библиотеки принудительно подписаться на журнал для слепых. Святое дело – равная доступность к чтению только приветствуется. Вот только дорогая она, подписка эта. Как наша «Лада-Приора». И такая же «нужная». Журнал печатается алфавитом Брайля. Каждый номер толщиной с кирпич. Каждый такой кирпич должен храниться вертикально, чтобы страницы не слипались. Значит, нужен отдельный стеллаж…

Ну, это мелочи. А самое забавное, что на всю нашу округу, в которой работает этот очаг культуры, всего трое слепых! И никто из них не владеет этой азбукой!

– Представляешь, друган! – возмущается Витька. – Ни-кто! Спрашиваю – и что? По всему городу так? По всему, говорит мне директор.

– Они что, с мозгом не дружат? – удивился я. – Есть же у нас библиотека специальная. Для слепых. Там и компьютеры даже для них есть!

– Во! Компьютеры! – обрадовался почему-то сосед. – Библиотеку нашу и такой техникой заставили обзавестись. Она так и стоит вся в пыли и паутине, никому не нужная. Вот ты скажи мне, друг закадычный: для чего это все?

Мы загрузились мыслями о продуктивности такого властного продукта. И дело-то нужное – помочь инвалиду. А сделано как-то. В общем, по-русски сделано. Это когда руки из одного места растут.

– Знаешь, паря, – хлопнул по столу рукой Витька. – Кто-то бабки на этом поимел! Ведь проще некуда наушники купить и аудиокниги гонять. Ты ж когда на дачу едешь, книги слушаешь?

– Да, – отвечаю.

– И я – да! – подпрыгнул Витек. – Так какого фига тратят бумагу, время и не знаю еще что на это тупое занятие?!

Мы опять загрузились в раздумьях.

А потом я пошел домой, так и не ответив на два мучительных вопроса: зачем нас охраняют те, кто охранять физически не может; и зачем издают огромными тиражами то, что никому не нужно?

И вы, мои читатели, не пытайтесь ответить на эти вопросы. Ибо ответа на них просто нет. Потому что понять, чем думают зачастую хомо-чиновникус в нашей стране, физически невозможно!

  • Расскажите об этом своим друзьям!