ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-09-13-16-09-59
Сниматься в кино и играть в театре Тамара Семина перестала в 2018 году. Последним местом работы артистки стала многосерийная лента «Крымская сакура». Актриса не раз утверждала, что готова работать до последнего вздоха, но в 79 лет все же ушла на заслуженный...
2020-09-04-03-11-06
Итак, я одна из немногочисленных жертв вездесущего, но мало кем пережитого вируса CARS COVID-19. «То, чего на свете нет», по недавнему моему мнению, все же явилось непосредственно в мой организм и доказало реальность своего существования. Конечно, это был не лучший отрезок моей жизни, тем более что...
2020-09-22-02-06-15
Многие считают, что Владимир Путин полностью контролирует ситуацию в стране и в любой момент готов повернуть ее туда, куда ему нужно. Однако по факту все может быть не совсем так. Отставной разведчик Владимир Квачков считает, что российский президент контролируется влиятельной группой....
-lancet-covid-19
Одно из самых влиятельных медицинских изданий мира — выходящий в Великобритании журнал The Lancet — рассказал об итогах двух этапов испытаний разработанной в РФ антиковидной...
2020-09-09-08-44-08
Известный в последнее время своей критикой музыкант Юрий Лоза отреагировал на приговор в отношении актера Михаила Ефремова, осужденного на 8 лет за смертельное...

МультиВход
 

Из жизни в мире власти: от первого человека в государстве до заключенного

Франк Нингуйзен, Süddeutsche Zeitung   
29 Июля 2020 г.
Изменить размер шрифта

"Еще недавно у власти, теперь на скамье подсудимых: в бывших советских республиках и в Латинской Америке учащаются судебные процессы в отношении бывших глав государств", - пишет немецкое издание Süddeutsche Zeitung.

Во власти бывает: от первого человека в государстве до заключенного

Алмазбек Атамбаев

"У обвиняемых экс-президентов тоже есть право на защиту - но настолько ли яростную? Алмазбек Атамбаев защищался заряженным оружием. В августе прошлого года он вместе с тысячей сторонников скрывался в киргизском селе. Когда наступила ночь и спецназ начал штурмовать дом, бывший глава государства открыл огонь. На следующий день он, по-видимому, думал, что выиграл битву; в белоснежной рубашке он дал пресс-конференцию перед своим укреплением и заявил: "Я предупреждал, что буду сопротивляться". Затем на место прибыли полицейские и арестовали Атамбаева", - повествует журналист Франк Нингуйзен.

"В конце июня был вынесен приговор: 11 лет и 2 месяца тюрьмы по делу о коррупции. (...) Первый человек в государстве превратился в самого известного заключенного".

"Из президентского дворца в здание юстиции - таких случаев становится все больше. В Армении бывший президент Роберт Кочарян обвиняется в "свержении конституционного строя". 18 июня он был отпущен на свободу до вынесения приговора лишь под залог в несколько миллионов. На Украине недавно началось расследование в отношении Петра Порошенко, который лишь в прошлом году упустил шанс на переизбрание, проиграв Владимиру Зеленскому".

"Порошенко в свою очередь является преемником Виктора Януковича, которого в прошлом году приговорили к 13 годам тюремного заключения за госизмену. Он бежал в Россию", - пишет издание.

"Когда в Грузии в октябре 2012 года партия "революционера роз" Михаила Саакашвили проиграла партии миллиардера Бидзины Иванишвили, это сочли первой мирной и демократической сменой власти в кавказском государстве. "Демократия победила", - сказал тогда проигравший Саакашвили. Однако он давно ощущает на себе юридические и политические последствия своего возраставшего тогда самоуправства в должности. Грузинская юстиция обвинила его в злоупотреблении служебными полномочиями и коррупции. Сейчас Саакашвили переживает свое политическое воскрешение на Украине, (...) но на родине в Грузии бывшего президента по-прежнему ожидают с ордером на арест".

"В истории есть много подобных примеров, по всему миру. Для Гвендолин Зассе учащение таких процессов неслучайно происходит именно в государствах, переживающих трансформацию. Пост президента, по ее словам, это "работа с большими рисками, прежде всего в неустойчивых авторитарных или нестабильных демократических системах: в странах, которые находятся посередине, которые начали проводить реформы, в том числе и с лучшими намерениями". Зассе - профессор и директор Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS) в Берлине. "Во многих странах коррупция все еще является большой проблемой, и правители, желающие побороть ее, зачастую связаны собственными интересами", - говорит она. То, что бывшие президенты нарушили закон, не притянуто за уши. "Но это быстро приобретает видимость мести. Здесь тяжело провести границы", - отмечает Зассе".

"Феномен смены власти, влекущей за собой большие последствия, наблюдается сегодня также в Африке и, прежде всего, в Латинской Америке. Там экс-президента Боливии Эво Моралеса обвинили в терроризме и финансировании "террористической деятельности". Некогда выращивавший коку Моралес был кумиром левых. Теперь ему грозят десятилетия тюрьмы. Его бразильский экс-коллега Лула уже провел там 580 дней по обвинению в коррупции. А в Эквадоре в апреле к 8 годам заключения заочно приговорили бывшего главу государства Рафаэля Корреа", - говорится в статье.

"Зачастую сложно определить, где именно начинается злоупотребление служебными полномочиями, если независимость правосудия не всегда гарантирована. "Конечно, законы должны действовать и в отношении бывших должностных лиц, - говорит Гвендолин Зассе, - но в то же время это может способствовать дальнейшей политизации".

Таким образом, бывшие президенты переживают тяжелые времена, когда сталкиваются старые и новые элиты и их интересы. Действующие президенты действуют заблаговременно. Так, в России президент Владимир Путин с помощью конституционной реформы как минимум дал себе возможность править еще 12 лет, пообещав стабильность, безопасность и благосостояние. "Стабильность - это то, что обещает и Лукашенко и почти все другие президенты, долгое время занимающие свой пост. Ценой этого чаще всего является отсутствие конкуренции и нехватка свободы. В Таджикистане Эмомали Рахмона и вовсе провозгласили пожизненным президентом. Он правит с 1994 года, демократической передачи должности не предвидится. Как и в Туркменистане, Казахстане, Азербайджане".

"Гвендолин Зассе из берлинского Центра восточноевропейских исследований в настоящее время считает авторитарные системы стабильными, "но они могут очень быстро потерять стабильность", говорит она, "этот риск особенно возникает, когда предстоит преемство или этот вопрос не решен", - передает Süddeutsche Zeitung.

Не всегда с высокого поста можно уйти спокойно и достойно. Но, наверное, если человек занимал высокую должность и делал в ее рамках что-то неблаговидное, он должен понимать, что отвечать за свои поступки рано или поздно придется. Конечно, если система правосудия работает так, как должна. Но закончить высокую карьеру нормально могут помешать и другие обстоятельства - столкновение интересов старых и новых элит, к примеру, сведение счетов и другое подобное. Непростоя должность у главы государства!

Еще в связи с поднятой темой читайте также:

Перевод Inopressa.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...