ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2014-04-02-01-50-57
Пятилетний мальчик боялся оставаться один в доме. Когда родители уходили по своим делам, тогда в комнатах всё как будто оживало. Мальчика пугал внезапный бой часов, шорох веток об оконное стекло, шум ветра на чердаке. Ему всё казалось, что по комнатам кто-то ходит, хотя это было лишь тихое тиканье...
2014-12-10-07-40-48
Джалаладдин Руми является одним из столпов суфизма. Многие люди приходили к нему за советом и мудрым словом. Однажды к нему пришла соседская женщина с мальчиком и...
2015-06-16-08-13-42
Учитель взял в руки яблоко.
2015-05-21-09-33-35
Мастер Мурамаса делал самурайские мечи как разящее оружие. Мастер Масамунэ — как оружие, которым защищают свою жизнь.
2015-07-03-04-36-23
Жил один человек, который говорил, что он умнее всех на свете. А так как он сам это говорил, то за ним и другие стали это повторять. И жил другой человек, про которого все говорили, что он самый глупый на свете. А так как об этом говорили другие, то и он сам стал так...

МультиВход
 

Словно и не бывало...

Выпуск подготовил Сергей КОРБУТ   
11 Сентября 2021 г.
Изменить размер шрифта

В последние дни августа в голове навязчиво крутились слова из старой песни Ю. Антонова и О. Гаджикасимова: «Кончается лето... А было ль оно?»

Очередной литературно-художественный выпуск «Перевал»

Действительно, а было ли оно нынче? Дожди с холодными ветрами, почти постоянно затянутое тучами небо... Изредка выглядывающее солнце обдаст жаром, но тут же прячется за облаками, и снова торопишься одеться теплее...

Во всяком случае, у нас на Байкале лето было таким. Таким и подошло к финалу, навевая порой пронзительную грусть, как в стихотворении Арсения Тарковского, душевно исполненном Александром Кайдановским в фильме Андрея Тарковского «Сталкер»:

Вот и лето прошло,

Словно и не бывало.

На пригреве тепло.

Только этого мало...

Тема уходящего и ушедшего лета не миновала многих поэтов, в том числе, конечно, и авторов, побывавших у нас в «Перевале» – членов литературного клуба «Парус». Кто-то пытается смягчить чувство расставания лёгким юмором, кто-то связывает смену времён года с воспоминаниями...

Сергей Берестень

***

Жёлтая лихорадка

На что мне тебя?

М.Ю. Лермонтов «Листок»

Как марку редчайшую филателист,

Храню я его прилежно –

Обычный зелёный берёзовый лист –

Их столько в тайге безбрежной.

Что можно увидеть в зелёном листе

На общем зелёном фоне?..

И этот листок до поры шелестел

В кудрявой зелёной кроне.

Пропели ветра из­за дальних морей,

Что истина в жёлтом цвете;

Листва заспешила желтеть поскорей,

Забыв обо всём на свете.

Средь голых ветвей оставался висеть,

Напевам ветров не внемля,

Зелёный листок, не рванувший, как все,

На сплошь золотую землю.

Хлестнул по стеклу

заключительный всхлип

Дождя перед долгой стужей,

Оторванный ветром листочек прилип

К окну моему снаружи.

«Зачем ты, листок,

не желтел на корню

И не золотил болота?..»

А может, затем я его и храню

В листках своего блокнота?..

Анатолий Шимохин

***

Ещё не осень

Короткой и любимою порой

Промчалось наше лето, как комета.

Вдогонку я кричу ему: «Постой!

У птиц осталась песня не допетой.

Ещё не сбились в стаи журавли,

Лишь ласточки умчались на рассвете…»

Крадётся осень сквозь туман вдали,

Для бала платье примеряет где-то.

На листьях паутинкой грусть висит,

Полны янтарным мёдом в ульях соты.

И солнце тщетно тянется в зенит,

И лес ещё стоит без позолоты.

Людмила Лиховидова

* * *

Тучи скрыли небесную просинь,

Частым дождиком плачут давно.

Неизменной приметой осени

Стрекоза запорхнула в окно.

Отчего же совсем нежданно

Лета дни незаметно прошли.

Не зови ты меня желанной,

Все ромашки уже отцвели.

Не ищи встреч со мной напрасных

И случайных свиданий не жди.

Торопливо за летом красным

Далеко улетели стрижи.

На знакомых тенистых аллеях

Всюду осени рыжей следы.

Дни ушедшего лета жалея,

Увядают тихонько цветы.

Александр Борисенко

* * *

В дни, когда в саду рябина

Спелой ягодой цвела,

Ты с улыбкою невинной

Мимо окон проплыла.

Я как заново родился,

Видя свет из ясных глаз,

В этот день в тебя влюбился

В самый-самый первый раз.

Время так меняет чувства

В промежуток небольшой,

Ведь любить – порой искусство,

Если любишь всей душой.

Долго вместе мы ходили,

Но всё тот же свет из глаз.

Нынче в школу проводили

Младших внуков в первый класс.

***

Нина Ускова

На плоту по китою

Я родилась 8 июня 1929 года в семье шахтёра – Нуйкина Константина Никитича. Мама – Нуйкина Анфиса Алексеевна, учительница. В семье двое детей: я и младший брат Коля. Ещё до войны в нашу семью пришла беда. В 1932 г. в шахте Черемхова, где отец работал начальником, произошёл взрыв. Рабочих спасали, эвакуировали, отец вышел последним из шахты. Отравившись газом, он получил сильный ожёг дыхательных путей. Врачи долго боролись за его жизнь, но безуспешно. В то время моему младшему брату было всего три месяца.

Семья переехала в Иркутск, жила на станции Военный городок. Мама работала учителем начальных классов в школе №29. А тут война… Материальное положение было тяжёлое. Часто голодали. Бывало, что не ели по три дня. Мы с братом старались хоть как-то помочь семье. Летом рвали лебеду и крапиву, из травы бабушка варила суп. Осенью, как и многие другие, собирали на полях оставшийся в земле картофель.

Мы рано повзрослели, принимая на себя ответственность и заботу о тех, кто был рядом, старались внести свой вклад, чтобы пережить это трудное время. Годы войны научили нас многому: ценить мирное благополучие и возможность жить без страданий, горя и лишений, готовность прийти на помощь тем, кто в ней нуждается, гордости за своё Отечество и святой благодарности тем, кто воевал, кто не вернулся, чтобы мы могли жить, учиться и работать.

Я окончила Иркутский государственный педагогический институт по специальности «география» и проработала на этом поприще 47 лет, из них 20 лет – в Дошкольном педучилище №2. Являюсь ветераном труда.

Брат мой – Нуйкин Николай Константинович – окончил Иркутский госуниверситет по специальности «физика». Работал заместителем начальника отдела Ангарского филиала опытно-конструкторского бюро автоматики, где разрабатывали различные приборы, в частности, пульты управления сложными электронными системами. Эти приборы известны не только в нашей стране, но и за её пределами, неоднократно экспонировались на международных выставках в Сокольниках и на ВДНХ.

Брат всей душой отдавался своей работе, а в свободное время любил путешествовать по родной Сибири, ходил в туристические походы со своими друзьями, сплавлялся на плотах по рекам. Иногда и я участвовала в таких путешествиях. Однажды он меня пригласил сплавиться на плоту по реке Китой.

Был ясный солнечный день. Часть дороги нам удалось проехать на попутках, но дальше, до места начала сплава, пришлось добираться пешком.

Мы шли по лесным дорожкам и тропам. По обе стороны высились роскошные деревья: то нам встретится величавая лиственница, то «мачтовая» сосна, то густые заросли елей. Вокруг была божественная красота, но, несмотря на это, идти было очень тяжело. Устали и отяжелели ноги, болели от рюкзаков плечи и спины. Превозмогая усталость, мы мужественно терпели всё.

Наконец мы дошли до намеченного пункта. Солнце заходило. Его закат был ясным и ярким – признак того, что завтра будет хорошая погода. Лёгкий ветерок то просыпался, то утихал. Кузнечики дружно трещали.

Мужчины сразу принялись разжигать костёр и спиливать деревья для постройки плота. Женщины – готовить ужин. После напряжённого перехода еда казалась очень вкусной. Затем мы занялись приготовлениями к завтрашнему дню. Мужчины очень долго строили плот и уже ночью окончательно его собрали.

Вылез ясный серп полумесяца, мы забрались в палатки. Я лежала, вроде бы, на ровном месте, но уснуть не могла. Переворачивалась с боку на бок, стараясь найти удобную позу, и внушала себе, что стоит потерпеть и всё пройдёт, но самовнушение долго не помогало. Когда незаметно уснула, тут же прозвучала команда Коли: «Подъём!».

Позавтракав на скорую руку, мы стали готовиться к путешествию. Командиром плота был выбран Коля. По его команде мы заняли свои места, и плот медленно отчалил. У всех замерли сердца. Плот медленно плыл по водной глади. Вокруг была необыкновенная красота, и мы от всей души радовались всему. Пели под гитару наши любимые песни.

Через некоторое Коля дал команду: «Все в воду!». Мы дружно бросились в воду и плыли за плотом, как мне казалось, очень долго. Те, кто уставал, вылезал на плот и отдыхал. Наконец по команде, вылезли все и, пообедав, отдыхали.

Вдруг раздался страшный треск, и плот с грохотом перевернулся – мы налетели на пороги. В страшном водовороте и грохоте мы вынырнули, стали спасать тонувшие вещи. Из продуктов, сразу же ушедших на дно, успели спасти только сахар-рафинад, который был в мешочке и утонул не сразу.

Выбравшись на плот, мы долго не могли прийти в себя. Дальнейшее путешествие уже не было таким радужным и весёлым. Очень долго мы плыли молча, окружающее уже не радовало нас. Вскоре всем захотелось есть, а есть было нечего. Тот, кто не выдерживал, брал кусочек сахара и сосал. Так мы плыли почти до самого вечера.

Вдруг мы услышали возгласы с левого берега. Люди что-то кричали и махали нам руками. Когда мы причалили, нас встретили восторженными возгласами и приветствиями. Оказалось – это студенты-путешественники с Украины. Недаром говорят, что мы единый народ и уважаем друг друга. Мы рассказали им, что потерпели аварию и очень голодны. Они с удовольствием быстро накрыли «на стол», а мы уплетали за обе щеки.

Мы проболтали очень долго у костра, рассказывая о своих приключениях, делились впечатлениями. Лишь поздно вечером мы распрощались со своими новыми друзьями и поплыли дальше, к Ангарску. Уже совсем ночью, доплыв до места, уставшие, но все довольные, мы разъехались по домам.

***

Владимир Седых

Хожу, как по тропиночкам

У Владимира Седых, члена Иркутской областной писательской организации, вышел сборник басен, стихов и песен под названием «Крик души» – книга весьма солидного объёма и, по нынешним временам, не менее солидного тиража.

Владимир Артемьевич родился в 1939 году в селе Манзурка Качугского района Иркутской области. В 1954 году окончил семилетнюю школу в деревне Полосково, а среднее образование получил уже в Иркутске, в школе рабочей молодёжи. По профессии – печник, большой мастер своего дела. Стихи Владимир Седых пишет с детских лет, а последние годы активно разрабатывает жанр басни и сочиняет тексты песен. Музыкальную часть создаёт его жена Нина Анатольевна Кригер, она же стала и редактором книги «Крик души».

Не так просто

Мне только воздуха глоток,

Да Божьей милости.

Уж если дали корни мне –

Я должен вырасти.

Вот только счастья где бы взять

И сил для роста?

Ведь жизнь устроена сама

Не так уж просто!

Край родной

По просёлочной дороге

Ветерок бежит хмельной,

Мою пёструю рубашку

Раздувает за спиной.

Травы сочные покрыты

Серебристою росой,

Я с котомкой за плечами

Возвращаюсь в край родной.

Потаскали меня ноги

По асфальтам и пескам.

Рыскал щукою проворной

По озёрам и морям.

Жизнь прекрасная повсюду,

Говорить не буду зря,

Только был душой и сердцем

Там, где родина моя.

* * *

Хожу, как по тропиночкам.

Где счастье по крупиночкам.

Да так уж видно выпало,

Судьба моя рассыпала.

Знать, так уж карты брошены,

Тропинки запорошены.

Укутаны туманами,

С ошибками, с обманами.

Как камушки, как листики,

В моей душевной мистике.

Останутся лишь ранами,

Любовными романами.

Россия­мать

Поэта голос – звон колоколов,

Он на Руси всегда звучал набатом,

Он с гордостью прошёл через века,

И до сих пор звучит по русским хатам.

За этот голос Господу молюсь,

Он для меня волшебное лекарство,

Живёт в душе поэта русский дух –

Надёжная опора государства.

Россия-мать – великая страна,

Мы вместе с ней прошли огонь и воду,

Святая Русь, священная земля,

Она должна принадлежать народу.

Тугой кошелёк

Напомнить хочу

двадцать первому веку,

Да так, чтоб дошло до ума человеку,

В России богаты земные просторы,

Все лезут сюда потихоньку, как воры.

Подумать бы надо, настанет денёк,

Все бросят её, как пустой кошелёк,

Зачем так

над русским народом глумиться,

Богатство – оно и самим пригодится.

Жил в СССР

Все мирно жили в СССР,

Одни и те же песни пели,

И, независимо от рас,

Все за одним столом сидели.

Мы не боялись никого,

Врагов не целовали в губы,

Единым мощным кулаком,

Когда к нам лез, давали в зубы.

Нас укрывал один окоп,

Нас даже пули не делили,

Мы до победного конца

Великой Родине служили.

Жив СССР в наших сердцах,

А память ценит нашу службу,

И у народов не отнять

В боях проверенную дружбу.

Спокон веков

Спокон веков до наших дней

Всё прорастает от корней.

И потому, как ты живёшь,

Что сам посеешь – то пожнёшь.

О том не раз твердили предки:

Что хрен ничуть не слаще редьки!

Нельзя ту истину развеять!

Так выбирай, что надо сеять.

Не жди ты в жизни перемен,

Когда посеешь снова хрен!

Старый дом

Ну что могу сказать про мой Иркутск,

Он для меня всё то, что мне и надо,

Хотя бы потому, что здесь живу,

Моей судьбы великая награда.

Горжусь, что здесь работаю, живу,

Горжусь, но на себе не рву рубашку,

И если мне историю писать,

Я жизнь отдам за каждую бумажку.

Пусть буду в этом городе большом

Я капелькой всего на дне бокала,

Во мне к нему заложена любовь,

На глубину Великого Байкала.

И где бы я по свету ни бродил,

Сюда я возвращаться буду снова,

Я знаю, что в Иркутске меня ждёт

Мой старый дом, на улице Грязнова.

Печник

Давно живу в родной Сибири.

И так уж к этому привык,

Для всех ношу тепло с собою,

Всё потому, что я – печник!

Пусть печников в России много,

Но я такой всего один,

Живу с мечтою, чтоб построить

На «Красной Площади» камин.

Чтобы собрались у камина

Моей России земляки –

Вместо военного парада

Пожарить мирно шашлыки!

Архив

Куклы, машинки, игрушки, песочек –

Это всё жизни счастливый кусочек.

Школа, учебники, ручка, тетрадь –

Детство и юность не надо терять.

Всё сохранит наш душевный архив,

Всё будешь помнить, пока будешь жив.

Басни

Пчела и Трутень

Однажды где-то я прочёл:

Такой порядок есть у пчёл,

Что улей – как большая хатка,

Хозяйкою в котором матка.

Она для свадебного дня

Содержит лодыря – Трутня.

Медовый кончится сезон –

Трутня из улья гонит вон.

Что от него ей больше ждать?

Он может только мёд съедать.

Мораль:

Скажу и я на всякий случай,

Нам бы иметь такой обычай.

Без трутней как бы всем жилось?!

Но их так много развелось.

Тряпка

Однажды, очень деловая,

Сказала тряпка половая:

Не потерплю такого тона,

Я всё же тряпка из «бостона».

На то не вижу я причин,

Меня носил высокий чин.

Его здесь даже нет вблизи.

А я вот «по уши» в грязи.

Здесь вытираю ног слеженье,

Какое всё же униженье.

Мораль:

Запомнит пусть шикарный фрак,

Что с ним поступят точно так.

Какое ж уваженье тут,

Когда на тряпочки порвут?

Ваучер

В одной овчарне овцы жили,

Запасы на зиму копили,

Чтобы, когда придёт зима,

Иметь большие закрома.

Но появился средь овец

Один Баран, большой подлец.

За всех решил жить по-иному,

Раздать всем сено и солому.

Произошёл большой делёж,

Теперь соломы не найдёшь.

Жизнь тут же круто повернуло:

Все закрома как ветром сдуло.

С тех пор овечки только блеют,

Их не стригут теперь, а бреют.

Стрелки и Гирька

Услышал как-то я на днях,

Как спорят Стрелки на часах:

Мы всех главней, мы всех важней,

А что нам Гирька… Бог уж с ней.

Вот так всю жизнь её терпи,

Всю тяжесть держим на цепи,

А мы должны весь век крутиться,

Нельзя на миг остановиться.

Пора на том поставить точку,

Но кто-то дёрнул за цепочку,

И Гирьки на пол опустились,

И вдруг часы остановились.

Мораль:

Наверно, рано ставить точку

На тех, кто тянет за цепочку.

Гвоздь и Молоток

Весь разговор не шутки ради

Пришлось услышать мне на складе:

«Одна зелёная тоска, –

Скрипит сосновая Доска. –

Как надоело жить мне врозь!

Меня не любит, видно, Гвоздь!».

«Ну почему так – сразу врозь! –

В ответ Доске промолвил Гвоздь. –

– Я рядом, здесь, с тобой пока,

Но нет со мною Молотка…».

«И я терплю здесь с вами муки!

Я – молоток! Но где же Руки?».

Мораль:

Тогда мы будем жить без скуки,

Когда всему найдутся Руки.

  • Расскажите об этом своим друзьям!