НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
-47-
11 июня в Москве 42 года назад скончался актер Анатолий Солоницын, вошедший в историю мирового кино ролью преподобного Андрея Рублева в великом фильме Андрея...
2024-06-14-02-32-20
19 июня Василю Быкову исполнилось бы сто лет. Это человек, который не только прошел всю Великую Отечественную, но и оставил после себя бесценное литературное...
2024-06-13-04-59-21
Казалось бы, тоже мне проблема – где мы, а где Америка. Хотя бы в географическом смысле. Но сейчас причины и следствия событий, касающихся чуть ли не каждого из нас, уходят, в том числе и туда, за океан. Вот и, наверное, не самая дружественная, но расхожая прибаутка гласит: «Какая в России национальная...
2024-06-13-08-43-18
Дело в том, что все новости, в принципе, вчерашние или даже позавчерашние, так или иначе случились, произошли. И журналист ловит лишь их отзвуки…Вот и я решил заострить внимание читателей на двух новостях, оставивших в душе моей эти отзвуки,...
2024-06-13-09-00-10
Быстрее. Выше. Сильнее. Олимпийский девиз

Они ушли, но обещали вернуться

19 Сентября 2020 г.

Пролетел я с этими выборами! Ох как пролетел! А всё жадность подвела. Она у меня природная. Жадность-то. Непобедимая, значит.

Они ушли, но обещали вернуться

А дело было так. Иду я за хлебом. Жена послала. Любит она меня посылать. То за хлебом, то за гречкой, то за пшёнкой. Но! Я заметил – никогда за водкой не посылает. Вот никогда и всё! И, что характерно, денег даёт с собой тютелька в тютельку. Так что если где монету в пять рублей потеряю, хлеба уже не купить.

И вот иду я по улице. Мимо аптеки. Потом мимо стадиона. Потом мимо школы иду. И тут на меня мужичок выскакивает. Такой весь накачанный. Целеустремлённый. Ну, думаю, последние медяки отберёт. А он наоборот. То есть так и говорит:

– Мужик! Хочешь полторы тысячи заработать?

Я аж присел. Кто ж такие деньжищи не хочет?

Закивал я головой, «заагакал». Мол, говори, что делать. Только на «мокруху» не пойду!

– В общем, нам голосов не хватает, – говорит мужик. – Нужен твой голос!

– Дык, – отвечаю я. – Я, того, петь не умею. У меня вообще и со слухом всё плохо: левое вообще не слышит ухо, а правое наполовину.

– Дурень ты, – смеётся мужик. – Нужно за одного чувака проголосовать. Паспорт есть с собой?

– Нету, – говорю. А сам соображаю: если сбегать домой за паспортом, да и жену притащить, то это уже три тысячи будет! Почти половина пенсии!

– А чего, – говорит мужик. – Беги за женой. Можешь соседа зацепить. Я тебя тут буду ждать.

Рванул я домой. Срезаю угол по школьному стадиону, чтобы мужик не передумал. Тут из-за ворот другой мужик вылетает. И орёт:

– Слушай, братан! Ты четыре с половиной тыщи заработать хочешь?

Меня, как вот бежал, так на скорости к нему и повело боком. Четыре! Да с половиной. Да на жену умножить! Ровно пенсия.

– Паспорт нужен?

– Да, – обрадовался мужик. – И жену веди.

Бегу дальше. Гляжу, женщина ко мне торопится. Всматривается в меня так внимательно. Словно знакомого встретила.

Но я-то уже учёный. Пробегаю мимо и спрашиваю:

– Сколько?

Тётка, обрадовано:

– Пятьсот!

– Не пойдёт! – на бегу отвечаю. И дальше бегу.

– Ну, смотри, – в ответ кричит женщина. – У меня последняя тыща осталась. Потом пожалеешь!

Думаю – это что же такое? Что за счастье повалило? На улице за так деньги дают! Жаль, что всего два паспорта у нас с женой на двоих. А так можно было эх сколько заработать. За час какой-то!

Примчался домой. Дышу через раз. Но жене втолковал, что надо цигель-цигель ай-лю-лю. Мол, на улице просто так деньги раздают. Надо бежать, пока все не разобрали.

Жена у меня понятливая. Но сильно недоверчивая. Чтобы за «просто так», да ещё деньги?! И стала она краситься да наряжаться. Словно там её мужики покупать будут и цену надбавят. Типа, если мне четыре с полтиной тыщи давали, то ей как минимум червонец!

В общем, не прошло и часа, как мы собрались. Я у двери весь коврик вытоптал, пока её ждал. Но не орать же на жену? Это сильно чревато в нашей семье. До нанесения телесных повреждений тяжёлым предметом. Системы «скалка-сковородка».

Побежали мы теперь вдвоём. Я иноходью, пробрасывая правую толчковую ногу, а жена как лебедь. Видели, как они бегают? Таки и я не видел!

В общем, у школы никакого мужика с полуторкой не оказалось! Ушёл уже, гад.

– Ничего, – успокаивает жена. – Четыре тысячи лучше полутора. Где твой второй мужик?

Я шасть на стадион. Гляжу, а он за воротами футбольными маячит. Мы к нему. А он морду воротит:

– Какие тысячи?! Ничего не знаю, ничего не слышал и не предлагал.

Я только тут заметил, что за штангой ворот полицейские прячутся. Засада у них там. Вот, думаю, чуть не влипли! Это ж, что же? Взятка или подкуп?

Мне как в голову стукнуло, так я ходом мимо мужчины. И жену за собой тащу:

– Извините, гражданин, – говорю, – я тут с деверем договорился встретиться. Он мне денег должен. Обознался чуток. Вы его тут не встречали?

Мужик, как лошадь, головой замотал. Мол, никого не видел.

Мы с женой боком-боком и со стадиона дружной рысью рванули тётку искать. С тысячей.

И – радость какая! Стоит где стояла, что-то в блокнотик пишет. Барыши, наверное, считает.

Я к ней. Давай, говорю, тысячу и говори, где расписаться. Вот паспорта! А она мне в ответ:

– Мужчина! Я почему должна была вас ждать целый час! Я вам говорила – осталась всего тысяча. Час назад! Всё! Касса закрыта. Приходите через пять лет.

Развернулась и пошла.

Вот ведь, думаю, надо был сразу к этой тётке бежать, а не круги нарезать. В поисках лучшей доли. Глядишь, успел бы тысячу закосить.

А потом я на жену, на Веру свою, посмотрел. Нехорошо так посмотрел. Потому как она час собиралась. Хотя ходу было десять минут! И участок другой. Глядишь, два раза смогли помочь людям хорошим.

Смотрю я на неё. А она туфелькой землю ковыряет, глаза опустила. И мне её так жалко стало. Туфельки эти уже много лет назад куплены. И вот могли бы новые купить. Но не свезло…

Взял я её под руку. И домой повёл. Ничего, говорю. Выборы снова скоро будут. Они всегда бывают. Ещё заработаем.

  • Расскажите об этом своим друзьям!