ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-05-29-01-12-07
Ученые вычислили возраст, в котором начинается процесс постепенного нарушения и потери важных функций организма или его частей. Изучив работу генов человека в промежутке от 20 до 90 лет, эксперты пришли к выводу, что у большинства людей старение начинается в 50-55 лет. Именно в этот период меняется...
2020-05-13-01-36-28
Заведующая реанимационным отделением в Шаховской центральной районной больнице Московской области Валентина Нечипуренко решила уволиться после 34 лет медицинской карьеры. Медик боится дальше работать в больнице, где нет индивидуальных средств...
2020-05-10-16-18-06
Известный актёр театра и кино Станислав Садальский поделился своим мнением о современном телевидении. По его словам, «сейчас все телеканалы напоминают мусоропровод», в котором есть только человеческие недостатки, такие как фальшь и...
2020-05-08-04-06-28
60-летняя Надежда Кадышева не слишком часто мелькает в светской хронике, но зато каждый раз удивляет поклонников цветущим внешним видом и неиссякаемой...
2020-05-16-14-38-38
Судьба Георгия Юматова оказалась крайне непростой. Знаменитый актёр, любимец многих наших соотечественников однажды стал терять свою хватку, оказался забыт, а потом и вовсе совершил ужасную ошибку – убил человека. Но помимо этого шокирующего факта было кое-что ещё – его «капризная Муза»...

МультиВход
 

Доктор Лев Авербах: Эпидемия может закончиться так же внезапно, как началась, но когда — не знает никто

Тамара Иванова-Исаева, rosbalt.ru   
22 Мая 2020 г.
Изменить размер шрифта

Уберечься от новой коронавирусной инфекции практически невозможно, считает главврач частной скорой помощи Лев Авербах.

Доктор Лев Авербах:  Эпидемия может закончиться так же внезапно, как началась, но когда — не знает никто

Беда по имени COVID-19 иногда делает знаменитыми людей, которые до этого особой публичностью не отличались. Доктор Лев Авербах — директор и главврач частной скорой помощи, человек с тихим голосом и мягкими манерами — по роду службы не только оказался в гуще событий, но и неожиданно стал блоггером, открыто говорящим о проблемах нынешней эпидемии.

Так было с дефицитом средств защиты для врачей, с очередями скорых у подъездов больниц, с ненадежностью тестов, лукавостью официальных цифр и неразберихой с диагнозами... О странностях статистики, о том, кому понадобились госпитали в выставочных павильонах и почему в больницу сейчас нужно ложиться только в крайнем случае, Лев Авербах рассказал в интервью.

— Россия находится уже на 2-м месте после США по числу зараженных COVID-19. При этом неожиданно для многих вместо продления «длинных выходных» было объявлено об их окончании и введении «масочно-перчаточного» режима. Как объяснить эти нестыковки, и как относиться к данным о большом количестве «внебольничных» пневмоний, которые официально ковидом не считаются?

— Решение не разделять разные виды пневмоний и лечить все как ковидные было принято давно — притом что мы все-таки в доказательный век живем, и если не было подтверждено, что пневмония короновирусная, то как это утверждать? Врачи удивлялись: «А куда делись другие болезни, ведь до пандемии мы подходили к порогу по другим инфекциям — гриппу, парагриппу, ротовирусу — где они?». Получается, что не все пневмонии «ковидные» — есть, видимо, и 30-40% «нековидных». Но так как до 40% тестов могут быть ложно-отрицательными, мы думаем, что во многих случаях речь все же о ковиде. Пока же это не дифференцируют.

Подтвержденных случаев в масштабах страны не так много: 300 тыс. — это капля в море при таком населении. Но есть и ковидоподобные вирусные пневмонии, по которым тестов то ли нет, то ли их не сделали, то ли они не подтверждены. И вот это число во много раз выше.

— Цифры вообще странные. То «скачет» число умерших врачей — от 30 до 180, то в Дагестане вдруг «находят» 13 000 пневмонией, и там же чуть ли не 50 умерших врачей. Между Москвой и Петербургом, при разнице в населении около 2,5 раз (12,7 млн. против 5,4 млн.), число заболевших в столице больше аж в 14 раз: около 147 тыс. против 11 тыс. Как это объяснить — у нас меньше тестов?

— Да, в Москве тестов больше. Но есть и другие причины. У нас больных с подтвержденным ковидом официально «обслуживают» лишь несколько больниц. А вот больных с пневмониями — где-то 15-16. То есть пациентов с «внебольничными пневмониями» больше, чем с «ковидными».

И многие из этих пневмоний могут быть коронавирусными. Поэтому главврач Коммунарки и предложил, если есть результат КТ с пневмонией, лечить как ковидную. Лечение одно и то же, тут даже тесты не нужны.

— Но если тесты ненадежны, как понять, что ты болен?

— Здесь вообще много неясного: кому, как и где делать тесты, кому отчитываться, сколько это будет стоить и кому платить. Тесты обязательны в стационаре — и врачам, и больным. Сдать тест в Петербурге самим сейчас трудно, даже за деньги очередь на недели. Здоровым людям это не нужно, тем, кто не подлежит госпитализации и у кого нет признаков пневмонии, тоже не обязательно (хотя бывают случаи, когда симптомы не проявляются).

— Как, по-вашему, будет развиваться ситуация с пандемией?

— Боюсь, что мы пошли по худшему сценарию, хотя прогрессивного нарастания уже нет: прибавляется ежедневно, но понемногу. И пика мы вряд ли достигли, несмотря на смягчение режима. Пока информации мало. Даже худший сценарий спрогнозировать сложно. Многое зависит, как ни странно, от политических решений — о дистанцировании, о ношении масок, о выходе на работу. Немало данных, которые в медицину не влезают.

— Но даже имеющиеся цифры по пневмониям настораживают. Откуда тогда прекращение «выходных» с 12 мая. Как это объяснить?

— Есть, конечно, одна мысль, навеянная «разговорами в трамвае». На лечение одного ковидного пациента выделяют больше 200 тысяч. Зачем тебе пневмония от гриппа, где ничего не платят, если за ковид дают 200 тысяч? Это, конечно, наветы «злых языков», но в них есть своя логика.

Отсюда стремление создать новые койки — все эти велотреки, стадионы, выставочные павильоны. Точной технологии не знаю, но чтобы заполнить тот же «Ленэкспо» пациентами, многие из которых могли бы болеть и дома (это ведь не больница, там все оборудовано под пневмонии), нужны средства — и почему бы не взять 200+ тысяч... На одного пациента!

Вопрос «что (и кому?) выгодно?» риторический — причем для любой страны. А еще людей выгодно не выписывать — для этого нужно два отрицательных теста, на каждый уйдет 3-4 дня. Проходит еще 7-10 дней, а человек занимает койку. Поэтому нужны новые места для пациентов.

Хотя, как мы видим по Европе или Израилю, если ты не задыхаешься и состояние не критично, то даже с температурой тебе больница не нужна.

— Но в прессе часто рассказывают о случаях, когда человека по нескольку раз не госпитализировали, несмотря на жалобы и температуру, а через несколько дней он в больнице умирал...

— В каждом отдельном случае надо разбираться. Мы не знаем деталей. Сейчас ВОЗ расследует многие случаи смерти молодых людей — и практически всегда у них находят отягчающие хронические заболевания. И в причине смерти указана именно эта болезнь — хотя, если бы не вирус, человек прожил бы еще много лет.

— Но ведь совсем здоровых людей не бывает.

— Да, но есть болезни крови, не диагностированные болезни, есть предраковые состояния, аутоиммунные заболевания. При них человек может прилично выглядеть, он «скомпенсирован», принимает лекарства и, возможно, еще сто лет проживет со своими болячками. А тут случается ковид, который все усугубляет, и человек умирает. Нужна система как в Европе, где такие пациенты находятся под наблюдением. Им делают тесты. И мониторят по телефону. Тогда можно их госпитализировать быстрее — и не только по жалобам, но и по данным врачей. Но у нас этого нет, особенно если ты не в Москве или Петербурге.

Врачей не хватает. Мой знакомый сейчас лежит в Покровской больнице, так его лечит остеопат. И хорошо, что хоть кто-то им занимается! Но это, конечно, бардак, и такой подход также приводит к смертям.

— Сравнительные исследования показывают, что смертность от коронавируса среди врачей в России в 16 раз выше, чем в других странах с похожим уровнем заболеваемости. Это у нас врачи какие-то нестойкие или они меньше защищены? Данные вообще анализируется?

— Ну, анализ будет после эпидемии. Сейчас можно лишь гадать. А потом наградят героев и накажут побежденных, и на них же все скинут. Цифры и впрямь ужасают — потому, что вначале не было нужных средств защиты. В той же Италии медики были более защищены, а у нас людей бросили с какими-то бесполезными масками.

Были и те, кто считал, что они не заразятся, что надо просто делать свою работу. А теперь, по данным Горздравнадзора, в городе нет ни одного медучреждения, где не было бы заболевших. В Роспотребнадзоре, который нас проверяет, все больны. Они нам сказали, что у них остался 1 человек. Мои сотрудники тоже болели, хотя у них есть средства ащиты.

— Получается, что этот вирус как-то особо «заразен»?

— Главное отличие этого вируса от того же гриппа — длинный инкубационный период. Если при гриппе кто-то чихнул в автобусе, и вы заболеваете буквально через 12- 24 часа, то при ковиде на проявление болезни уходит 5-7 дней. Но уберечься от этого вируса практически невозможно. Разве что в леса под Выборг и рыть землянку.

— Накануне сообщили о новых вспышках на северо-востоке Китая, где снова введен карантин для 108 миллионов человек. А что будет теперь у нас, когда «каникулы» закончились?

— Боюсь, что когда все «самоизолировавшиеся» выйдут на волю, число больных вырастет. А еще оно будет расти за счет перекрестных заражений — это когда больных с любым диагнозом везут в стационар, где они заражаются ковидом. Мы говорили о вспышке пневмоний, которые сейчас не дифференцируют: из них где-то 60% «ковидных», но есть и другие! А людей кладут в одни и те же больницы и палаты, у нас специализированных палат почти нет, кроме новой больницы Боткина, но там мест мало. Но все остальные, перепрофилированные под пневмонии, не имеют правильной логистики, в них нет одноместных палат, нет системы шлюзования и полной изоляции, нет отдельных боксов на прием, пунктов питания, аптек, лабораторий, чтобы «разорвать цепи» пациентов.

Поэтому когда туда свозят все пневмонии без разбору, люди начинают заражать друг друга.

В больнице можно легко «подхватить» ковид в приемном покое. Поэтому я говорю всем, у кого нет проблем с дыханием, что лучше сидеть дома — там, по крайней мере, нет посторонних, и ты не получишь чужие вирусы.

— Можно ли сказать, как и когда останавливается эпидемия? У человечества же она не первая — люди умирали, потом формировался тот самый коллективный иммунитет, на что рассчитывают в той же Швеции...

— Эпидемия может закончиться так же внезапно, как началась, но когда — никто не знает. Знание придет ретроспективно. Та же «испанка» тянулась два года и сразила 30% населения. Умерло 10 миллионов, но мы понимаем, что бактериологически эти цифры не подтверждены, ведь в начале ХХ века никто не проверял, отчего умер конкретный человек. В Италии сейчас ситуация похожая — непонятно, откуда такая высокая смертность.

— Без тестов на антитела трудно определить, болел ли человек?

— Даже наличие антител не означает, что это был именно COVID-19. Там много вводных, и только на антитела ориентироваться нельзя. Нужно сделать нормальный анализ ПЦР и КТ, но главное — необходимо, чтобы тебя осмотрел врач, только он может составить клиническую картину.

— В Москве и в Петербурге введен масочно-перчаточный режим — и это удивительно, потому что сначала нам говорили, что маски не помогают. Концепция изменилась? Теперь их надо носить?

— А перед этим — купить. И «купить» — здесь ключевое слово.

Когда чиновники требуют носить маску, мне, конечно, придется ее надеть, хотя это для меня никакая не медицинская рекомендация.

— А какие рекомендации вы можете дать?

— Ничего лучше социального разобщения — или дистанцирования — пока не придумано. Спасет ли это — непонятно, ведь дистанцироваться бесконечно невозможно, и трудно сказать, что будет потом. Боюсь, что «обреченность» на заболевание обоснована. Но никто не хочет, чтобы это случилось со всеми и сразу, чтобы не переполнять больницы. Кроме дистанции и правильно используемых респираторов типа FFP-2 и FFP-3, которые, в отличие от масок, предохраняют где-то на 90-95%, посоветовать нечего. Ну или в землянку, в леса...

Как-то не очень оптимистично звучат иногда мнения о происходящем и сценарии будущего от профессионалов. Неужели мир, в том числе и наша большая страна, никогда не сможет вернуться к привычной жизни? Неужели наша свобода на прекрасных земных просторах, конечно же, относительная, сделается еще "на несколько шагов" меньше?

По инф. rosbalt.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...