ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2021-10-02-16-20-08
Бывшая участница коллектива «Мираж», который был невероятно популярен в 90-е годы, в интервью одному из YouTube-каналов рассказала о влиянии Аллы Пугачёвой на мир...
2021-09-24-03-32-44
И снова трагическая новость из Перми. Полковник юстиции, глава местного СК Сергей Сарапульцев ушёл из жизни осле совещания по следам стрельбы в Пермском университете, в результате которой погибли шесть человек и десятки получили...
2021-09-27-02-57-22
Актриса и телеведущая Лариса Гузеева экстренно госпитализирована в московскую больницу № 40 в Коммунарке, сообщают СМИ со ссылкой на осведомленный источник.
2021-10-02-16-38-51
Бывшая возлюбленная певца Прохора Шаляпина Виталина Цымбалюк-Романовская прокомментировала новость о смерти его канадской жены-миллионерши.
2021-10-11-03-09-03
Накануне ночью на трассе Адлер – Альпика Сервис произошло серьезное ДТП: «в лоб» столкнулись два автомобиля – Mercedes, в котором находилась Ксения Собчак, и Volkswagen.

МультиВход
 

Вам слабо иметь 200 детей? А вот одному мужчине нет – он донор спермы

По инф. polit.ru   
23 Февраля 2021 г.
Изменить размер шрифта

Стать родителями – огромное счастье, но не каждому, кто хочет его испытать, оно дается. И поэтому многие несостоявшиеся мамы и папы ищут разные возможности завести малыша. ЭКО, суррогатные матери, прибегают и к донорам спермы. Для некоторых людей обращение к таким способам – единственный шанс, чтобы ребенок появился на свет, для них отсутствие детей – большая человеческая трагедия. Но в любом методе есть и свои нюансы. Например, у одного донора спермы может быть... под 200 сынишек и дочек. И что с этим делать?

Вам слабо иметь 200 детей? А вот одному мужчине нет – он донор спермы

В 2015 году Ванесса ван Эвейк, столяр из Нидерландов, решила, что хочет иметь ребенка. Ей было 34, и у нее не было партнера, так что, как и многие другие женщины, она стала искать донора спермы.

Ванесса подумывала обратиться в специализированную клинику, но цена была непомерно высока. Вместо этого она нашла идеального кандидата через сайт Desire for a Child — один из сервисов на растущем онлайн-рынке спермы, который позволяет кандидатам-донорам и реципиентам связываться напрямую. Ван Эвейк особенно понравился один профиль — Джонатан Якоб Мейер, голландский музыкант в возрасте около 30 лет.

Мейер был красив, с голубыми глазами и гривой вьющихся светлых волос. Мисс ван Эвейк понравилось, каким искренним он выглядел. «Я говорила с ним по телефону, и он показался мне мягким, добрым и хорошо воспитанным, — сказала она. — Он любил музыку и рассказывал, что думает о жизни. Он был похож на обычного парня по соседству».

Примерно через месяц ван Эвейк и Мейер договорились встретиться на Центральном вокзале, оживленном транспортном узле в Гааге. Он предоставил ей свою сперму, а взамен она заплатила ему €165 и покрыла дорожные расходы. Через несколько месяцев Ванесса родила дочь — своего первого ребенка и, как сказал мистер Мейер, его восьмого. (Мейер отказался от интервью для этой статьи, но ответил на некоторые вопросы по электронной почте и первым делом заявил, что не дает разрешения на публикацию своего настоящего имени.)

В 2017 году она решила снова забеременеть и еще раз обратилась к мистеру Мейеру. Он снова встретился с ней и за столь же скромную плату предоставил сосуд со своей спермой; она снова забеременела и родила мальчика.

Но еще до этого мисс ван Эвейк узнала кое-какие тревожные новости. Она связалась в «Фейсбуке» с другой матерью-одиночкой, которая тоже использовала Мейера в качестве донора и которая рассказала ей, что, согласно расследованию, проведенному в 2017 году Министерством здравоохранения, социального обеспечения и спорта Нидерландов, он стал отцом по меньшей мере 102 детей в Нидерландах через многочисленные клиники, и это не считая его частные продажи спермы через сайты.

Ван Эвейк хотела, чтобы ее дети были родными, а не сводными братом и сестрой, поэтому она всё же выбрала донором Мейера. Тем не менее она встревожилась. Нидерланды — маленькая страна, в которой живет 17 млн человек; чем больше в населении родных братьев и сестер, которые не знакомы друг с другом, тем выше вероятность того, что двое из них могут случайно встретиться и произвести на свет собственных детей с повышенным риском дефектов ДНК.

Разъяренная мисс ван Эвейк решила обсудить это с Мейером. Он признался, что произвел на свет по меньшей мере 175 детей, и согласился, что их может быть больше. «Он сказал: "Я просто помогаю женщинам осуществить их самое большое желание", — вспоминает ван Эвейк. — Я сказала: "Ты больше не помогаешь! Как я скажу своим детям, что у них может быть 300 братьев и сестер?"»

Возможно, она узнала только половину правды.

Риски смахивания вправо

Первый ребенок от экстракорпорального оплодотворения родился в 1978 году, и в последующие десятилетия донорство спермы стало процветающим глобальным бизнесом, поскольку клиники, банки спермы и частные доноры пытались удовлетворить спрос родителей, стремящихся забеременеть.

Но эта отрасль плохо регулируется. Лоскутное одеяло законов якобы касается того, кто может предоставить сперму, где и как часто — отчасти для того, чтобы избежать введения или усиления генетических нарушений в популяции. В Германии донор сперматозоидов не может произвести на свет более 15 детей, в Великобритании донор может предоставить биоматериал максимум десяти семьям, но с неограниченным количеством детей у них. В Нидерландах законодательство запрещает анонимное донорство, а необязательные рекомендации ограничивают доноров клиник 25 детьми и запрещают сотрудничать более чем с одной клиникой страны. В Соединенных Штатах нет никаких юридических ограничений, только рекомендации Американского общества репродуктивной медицины (ASRM): 25 детей на одного донора при населении в 800 тыс. человек.

Регулирование еще более скромное на международном уровне. Мало что может остановить донора спермы от донорства в клиниках других стран или в глобальных агентствах, таких как Cryos International — крупнейшей в мире клинике спермы, которая находится в Дании и поставляет сперму более чем в сто стран.

В Нидерландах работает правозащитная организация «Голландский фонд донорских детей». Она оказывает юридическую и эмоциональную поддержку людям, зачатым от доноров, и их семьям, а также помогает в поиске биологических родственников. В 2019 году сотрудники фонда выяснили с помощью анализа ДНК, что доктор Ян Карбаат, специалист по фертильности, умерший в 2017 году, тайно стал отцом по меньшей мере 68 детей, рожденных женщинами, которые были клиентками его клиники близ Роттердама.

Считается, что по крайней мере один донор спермы в Нидерландах, известный как Луи, имеет более 200 потомков, многие из которых не знают друг о друге. Шесть лет назад 36-летний голландский консультант по IT Иво ван Хален узнал, что он среди них. С тех пор ван Халену удалось связаться с 42 своими сводными братьями и сестрами.

«Для меня было шоком узнать об этом и интегрировать в свою жизнь 42 брата и сестры, — сказал ван Хален. — Нет книг о том, как это сделать. Наша группа уже насчитывает 70 человек, и каждый месяц мы узнаем о новых братьях и сестрах». Некоторые из его сводных братьев и сестер встретились друг с другом в «Тиндере». Один сводный брат, Джорди Виллекенс, который живет в Гааге, нашел в Интернете четырех сводных сестер. Сейчас он находится в отношениях, и он сказал, что был очень осторожен при свиданиях: «У меня теперь очень наметанный глаз».

«Это опасно для детей»

Некоторые доноры спермы, такие как доктор Карбаат, распространяют свою сперму тайно и незаконно, и об их активности узнают только много лет спустя.

Другие доноры действуют открыто. Профессор математики из Нью-Йорка Ари Нагель продает сперму онлайн напрямую реципиенткам. Иногда встречается с женщинами в общественных местах, таких как магазины, чтобы передать свою сперму. Он рассказал NYT, что у него 76 биологических детей. Донор из Великобритании Саймон Уотсон регулярно публикует на своей странице в «Фейсбуке» фотографии своих отпрысков. Он рассказал «Би-би-си» в 2016 году, что у него не менее 800 детей по всему миру.

Мейер, по-видимому, применил оба подхода — он и зарегистрировался в большем количестве клиник, чем рекомендуется, и продавал сперму в частном порядке.

В 2017 году после встречи с Мейером ван Эвейк уведомила «Голландский фонд донорских детей» о том, что у него гораздо больше отпрысков, чем он сначала говорил, и что он сдавал сперму в нескольких клиниках. Группа уже знала о нем от других матерей с такой же жалобой.

Фонд вскоре установил, что Мейер в частном порядке стал отцом по меньшей мере 80 детей в Нидерландах в дополнение к тем 102, которых завели от него клиентки клиник. Правительство распорядилось, чтобы все голландские клиники прекратили использовать сперму Мейера.

Впоследствии ван Эвейк подружилась с двумя другими голландскими матерями, которые использовали сперму Мейера. Эти двое работали вместе в одном детском саду и поняли, что у них один и тот же донор, когда заметили, что их — на тот момент уже девятилетние — дети выглядят очень похоже.

Две женщины, пожелавшие сохранить анонимность, чтобы защитить частную жизнь своих детей, сказали, что они, в свою очередь, знали еще нескольких женщин в их городе, Алмере, которые использовали мистера Мейера в качестве донора. Одна мать выразила опасение, что некоторые из этих сводных братьев и сестер могут случайно встретиться и вступить в отношения. «Это отвратительно, и я хочу, чтобы это прекратилось, — сказала она. — Это опасно для детей. В Алмере много братьев и сестер, и они могут влюбиться. Это нехорошо».

Адвокат из Нидерландов Тим Бутер сказал, что очень мало что можно сделать, так как никакие законы здесь не применяются. «Единственное, что эти женщины могут сделать, — это придать ситуацию огласке и надеяться, что все в мире знают, что нельзя использовать этого парня в качестве донора спермы».

13 стран или больше

Жоэль де Бур — волонтер и контактное лицо по международным связям в «Голландском донорском детском фонде». Она отслеживает деятельность Мейера. Согласно ее исследованиям, он уже несколько лет путешествует по Европе, Скандинавии и Украине и с 2007 года сдает сперму в различных клиниках и в частном порядке через интернет.

Кроме того, Мейер зарегистрировался по крайней мере в одном международном банке спермы Cryos, который не устанавливает общего лимита на количество детей для донора. Cryos утверждает, что придерживается лимитов, установленных каждой страной. Тем не менее, поскольку каждый банк экспортирует продукцию в десятки стран, один донор потенциально может произвести на свет сотни или даже тысячи детей по всему миру.

В отличие от банков спермы в Нидерландах, которые запрещают анонимное донорство, международные банки спермы обычно регистрируют доноров под псевдонимом или номером. Кроме того, они полагаются на то, что клиенты добровольно сообщают о рождении детей, но этот подсчет, как легко догадаться, не всегда точен. Не существует международного реестра доноров спермы, поэтому у реципиентки нет простого способа узнать, где еще ее донор делился спермой и сколько братьев и сестер у ее детей.

Де Бур рассказала, что она общалась с матерями, которые родили детей от Мейера в Австралии, Италии, Сербии, Украине, Германии, Польше, Венгрии, Швейцарии, Румынии, Дании, Швеции, Мексике и Соединенных Штатах. Некоторые из них связались с двумя голландскими матерями, которые дружат с ван Эвейк, и они подтвердили свои слова автору статьи.

Легальные препятствия

Чтобы бороться с проблемой серийных доноров, чиновники в Нидерландах принимают различные меры, включая создание центрального реестра доноров спермы, чтобы пресечь донорство мужчин в нескольких клиниках одновременно, сказала доктор Моник Х. Мочтар, председатель Специальной группы по донорству гамет [половых клеток]. Кроме того, из-за Мейера власти изменят лимит в 25 детей, который сейчас носит рекомендательный характер: весной этого года в Нидерландах должен появиться закон, который ограничивает одного донора 12 матерями по всей стране.

Но проблемы и лазейки остаются на международном уровне. «Отсутствие каких-либо регулирующих и законодательных органов для международной "индустрии деторождения" позволяет компаниям требовать и делать всё, что они хотят, — сказал Ван дер Меер из «Голландского фонда донорских детей». — Нам нужно международное законодательство и помощь для всех семей, которые пострадали от действий таких доноров, как этот человек».

Тему серийного донорства заметили и в других странах. Юрист из Берлина Кристина Мотейль — член Donor Offspring Europe, объединения людей, зачатых от доноров спермы. Она сказала, что группа обеспокоена тем, что доноры путешествуют по Европе, пытаясь стать отцами как можно большего числа детей.

«Это отвратительно в нарциссическом смысле, — сказала она. — Ни один здравомыслящий человек не захочет иметь 100 детей или больше. Самый большой вопрос — почему эти мужчины этого хотят?»

«Доноры должны знать, что в Америке, в зависимости от законодательства штата, они могут считаться законными родителями любого полученного потомства», — сказала мадам Даар, декан Юридического колледжа Чейза Университета Северного Кентукки и автор книги «Новая евгеника: Селективное размножение в эпоху репродуктивных технологий». Она также призвала женщин проверять здоровье донора и проводить генетическое тестирование с помощью квалифицированных экспертов, а не верить донору на слово.

Донор как стиль жизни

Что заставляет донора спермы жертвовать ее так щедро?

В 2013 году в научной статье Регистра братьев и сестер доноров были определены три основных мотива, по крайней мере, для среднестатистических доноров: деньги, щедрость и желание передать свою ДНК.

Финансовая компенсация за донорство в некоторых странах довольно мала, но доноры соглашаются на нее в дополнение к оплате расходов на дорогу туда и обратно.

Мистеру Нагелю 45, он не женат, и он донор спермы. Нагель рассказал, что он отвозил свою сперму женщинам по всему миру — в Израиль, Юго-Восточную Азию, Гану и Филиппины. На момент написания статьи он готовился отправиться в Мексику, а затем во Флориду, Мэриленд и Виргинию, чтобы встретиться с некоторыми из своих отпрысков на их дни рождения.

Мейер тоже путешествовал по миру, чтобы стать донором для всех желающих. В его профиле на одном из сайтов доноров написано, что после университета он преподавал социологию, а сейчас «работает с криптовалютой в компании, которая занимается разработкой и торговлей». Его сильные стороны включают в себя «оптимизм и всегда веселый характер». Его слабости: «Поскольку я мечтатель, мне всегда нужно сосредоточиться на том, чтобы делать вещи правильно, иначе я просто забываю их делать. Иногда мне нужно много времени на рефлексию, потому что у меня чувствительный характер».

Как и многие доноры, Мейер сказал, что он делится спермой, чтобы помочь людям создать семью. «Спрос по-прежнему чрезвычайно велик, а количество способных доноров невелико», — написал он в электронном письме.

Мистер Нагель высказал аналогичное мнение. «Я люблю иметь детей, — сказал он. — Приятно помочь многим прекрасным семьям, видеть, как они счастливы и как много любви вокруг».

Но ван дер Меер, который зачат от донора и сам пожертвовал сперму, сказал, что некоторые доноры, как ему кажется, устраивают почти соревнование — кто станет отцом большего количества детей.

В письме Мейер сказал: «Я знаю, что люди скоропалительно осуждают меня или думают, что я жертвую сперму по нарциссическим причинам. Но я отношусь к себе вполне приземленно и не слишком высокого мнения о себе. (Я предпочитаю быть честным с самим собой и видеть свои недостатки и свои хорошие стороны.) Но что мотивирует меня как донора, так это просто возможность сделать что-то действительно большое с совсем небольшой помощью от меня, получить признательность реципиенток, теплые чувства и воспоминания, которыми я делюсь с детьми и их матерями».

Но теплые чувства не всегда взаимны. Мать в Австралии, которая купила сперму мистера Мейера через Cryos и родила ребенка, сказала, что ее сильно беспокоит, сколько у него детей. (Она попросила не называть ее имени.) Она и около пятидесяти других матерей, которые использовали его сперму, создали группу «Миссия мам», чтобы попытаться заставить его прекратить донорство.

Их цель — установить контакт с как можно большим количеством других родителей, выяснить истинное количество детей, которых он произвел, чтобы они могли контактировать друг с другом, когда станут старше. Многие матери задаются вопросом, как их дети вообще смогут иметь отношения со своим биологическим отцом, когда у него так много других детей. Группа также выступает за создание международной базы данных доноров спермы.

«Мы хотим, чтобы мужчины не могли просто стать донорами, когда захотят, и создать всех этих детей по всему миру без согласия матери, — сказала австралийская мать. — Не представляю, что подумает наш сын, когда узнает».

Беспорядочная деятельность доноров спермы может натворить много бед. Ведь, к примеру, незнакомец, который понравился девушке, может оказаться ее родным братом. В итоге прекрасные чувства симпатии и любви сменятся разбитым сердцем и горем. И еще неизвестно, сможет ли человек от такого оправиться. И другая сторона медали. Иным людям наоборот может понравиться, что они имеют много сестер и братьев, пусть папа и не живет с ними и выступает только как донор. Но что это? На наших глазах зарождается новый вид семьи? Уж очень она какая-то непривычная.

На нашем сайте читайте также:

Polit.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!