НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2024-05-24-02-39-35
В связи с недавним празднованием Дня Победы над гитлеровской Германией и ее сателлитами хочу напомнить читателям, как Франция стала «победительницей» во Второй мировой войне, начавшейся 1 сентября 1939 года оккупацией...
-5-
Книг так много, что часто бывает сложно решить, какую из них выбрать. Десятки жанров, тысячи авторов, разные вкусы... Пока ищешь подходящую книгу, можно получить почти высшее образование, шутят иногда...
2024-05-30-12-53-12
Поэт всегда шел рядом с нами. С первого класса. Конечно, в школьной программе были десятки имен известных и талантливых поэтов и писателей: Кольцов, Плещеев, Фет, Тютчев,...
2024-05-31-03-59-16
По следам экспедиции в Куйтунский район. Форма имени ребенка или подростка с окончанием на -ча в сибирской деревне употребляется и по сию пору: Кольча, Таньча, Тольча… Но чем она ...
10-
6 июня исполнится 225 лет со дня рождения великого русского поэта

"Награждают непричастных и наказывают невиновных"

17 Марта 2014 г.

child-0067

Близится пора школьных выпускных экзаменов, а это значит, что скоро у составителей рейтингов образовательных учреждений появится свежая пища для размышлений. Однако не все представители сферы образования довольны механизмами, с помощью которых формируются "таблицы ранжирования". В Общественной палате прошли слушания по проблемам оценки качества образования в России, которые показали всю неоднородность настроений в преподавательской среде.

"При любом составлении рейтинга нужно обсуждать его предназначение и границы использования результатов: когда это корректно, а когда — нет", — говорит президент Евразийской ассоциации оценки качества образования Виктор Болотов. С его точки зрения, рейтинги, которые составляются на основе результатов ЕГЭ и ГИА (итоговые аттестации в 11-м и 9-м классе соответственно), — бессмысленны. И более того, по итогам этих рейтингов, по его словам, "награждают непричастных и наказывают невиновных". "Что такое 95 баллов и выше? Это заслуга образовательного учреждения или семьи, репетиторов и личных усилий ребенка, который работал на эти высокие результаты? Что такое низкие 40 баллов в школе, которая находится в районе с плохой социальной ситуацией, где семьи имеют плохой социальный статус? И вообще, 40 баллов там — это хорошо или плохо?", — задал присутствующим вопрос Виктор Болотов, после чего заявил, что составление рейтингов без учета контекстных показателей, лишь по итогам ГИА и ЕГЭ, вредит системе образования.

Еще у эксперта претензии и к школьным рейтингам, опирающимся не только на итоговые аттестации, но и на результаты, демонстрируемые учениками на Олимпиадах. Для примера он смоделировал ситуацию, когда в регионах, получивших наименьшее представительство в подобных рейтингах, чиновники стремятся ситуацию исправить всеми правдами и неправдами. Причем делается это в два счета: отчисляются все "слабые" ученики, а статусные школы объединяются в одно учреждение. По словам Виктора Болотова, в России проводится уже более полутора сотен оценок качества образования, однако значительная часть из них "не выдерживает никакой критики".

О проблемах оценки школьного образования в регионах рассказала ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы Института образования НИУ ВШЭ Татьяна Мерцалова. "Фактически все, что появляется сейчас, идет от центра в периферию. Появляющиеся нормативные документы, изменения в законодательстве готовятся на федеральном уровне, но при этом требования, сформулированные в них, адресуются регионам, субъектам. Все принципы оценки качества образования подготовлены снизу, экспертным сообществом, профессионалами, которые с этой технологией работают, но они также консолидированы в центре и "спущены" в регионы с рекомендациями "повысить качество рейтингов". Но не факт, что одни и те же требования могут быть одинаково хорошо реализованы в разных субъектах", — сказала она. — Регулирующие механизмы – это важно, но ситуация в регионах очень разная. Важно, чтобы рейтинги были на региональном и местном уровне, но при этом нужно выстроить механизмы и найти третью силу, которая могла бы помочь регионам в реализации этих требований, поскольку вся нагрузка сейчас сваливается на них".

Татьяна Мерцалова подчеркнула, что в своей работе регулярно сталкивается с тем, что в каких-то регионах сильный ведомственный центр оценки качества образования, где-то сильные общественные советы, где-то очень четко работает система ведомственных рейтингов". Кроме того, по ее словам, в нормативных документах часто сливаются результаты двух разных рейтингов — ведомственных и независимых, что само по себе нехорошо. Дабы повысить "культуру рейтингования" эксперт предложила обучать управленцев всех уровней — от региональных чиновников до директоров школ – продуктивно использовать результаты мониторингов, а также создать площадку для обсуждения инициатив, идущих "снизу".

Руководитель Центра мониторинга оценки качества образования Томской области Борис Илюхин в свою очередь указал на большой разрыв между органами управления и профессиональным сообществом. Именно поэтому, считает специалист, актуальной стала возможность саморегулирования в отрасли. "Мне, как простому родителю, нет времени разбираться в хитросплетениях научных выводов, мне очень важен результат. Мне также важно, чтобы результат был достоверным. И если мы говорим о необходимости участия профессионального сообщества в этой ситуации, то надо говорить о необходимости саморегулирования", — пояснил он.

"Основной приоритет в нашей системе образования — результаты ГИА и ЕГЭ, а также некая идеологическая "пришлепка" в виде никому непонятных государственных стандартов. С точки зрения школьных учителей, это и непонятно, и абсолютно нереализуемо, особенно в той классно-урочной системе, в которой мы живем. Тотальный административный контроль руководства, выражающийся в вале ненужной отчетности, в которой задыхаются учителя и администрации школ. Они рабы системы, винтики, ни за что они не отвечают и ничего не могут изменить в системе. Шаг вправо, шаг влево — расстрел. Рейтинги — это очень сильное манипулятивное средство для управления общественным сознанием. В этих условиях любая рейтинговая система, какой бы приглаженной она не была, — нужна лишь для того, чтобы поддержать тех, кто угоден и ликвидировать тех, кто неугоден", — отметил представитель Академии социального управления Дмитрий Иванов. Он добавил, что "сравнивать любое движение можно только с самим собой", а потому проведение в школе собственного, внутреннего рейтингования скажется на ее деятельности гораздо эффективнее, чем общие мониторинги.

По мнению директора столичной гимназии №45 Михаила Шнейдера, главный критерий качества работы школы — это доля детей, добившихся индивидуального прогресса в определенный период. Такой механизм уже давно активно используется, к примеру, в Великобритании. "Учитывая, что мы заполняем огромное количество всяческих баз, у нас это тоже можно было бы ввести как критерий. А почему ЕГЭ и ГИА используется как один из основных критериев для рейтинга? Тут-то все понятно — легко считается и меньше поводов для спекуляций", — заключил он.

Возможно, ряд вопросов поможет решить "проект принципов рейтингования в образовании Российской федерации для организаций дошкольного, полного, общего и дополнительного образования", разработка которого ведется в настоящее время. Как заметила исполнительный директор Центра Наталья Тюрина, этот проект создаст "единую методологическую рамку, основу для развития культурного рейтингования".

По инф. rosbalt.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Тэги: