ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-09-13-16-09-59
Сниматься в кино и играть в театре Тамара Семина перестала в 2018 году. Последним местом работы артистки стала многосерийная лента «Крымская сакура». Актриса не раз утверждала, что готова работать до последнего вздоха, но в 79 лет все же ушла на заслуженный...
2020-09-04-03-11-06
Итак, я одна из немногочисленных жертв вездесущего, но мало кем пережитого вируса CARS COVID-19. «То, чего на свете нет», по недавнему моему мнению, все же явилось непосредственно в мой организм и доказало реальность своего существования. Конечно, это был не лучший отрезок моей жизни, тем более что...
-lancet-covid-19
Одно из самых влиятельных медицинских изданий мира — выходящий в Великобритании журнал The Lancet — рассказал об итогах двух этапов испытаний разработанной в РФ антиковидной...
2020-09-22-02-06-15
Многие считают, что Владимир Путин полностью контролирует ситуацию в стране и в любой момент готов повернуть ее туда, куда ему нужно. Однако по факту все может быть не совсем так. Отставной разведчик Владимир Квачков считает, что российский президент контролируется влиятельной группой....
2020-09-09-08-44-08
Известный в последнее время своей критикой музыкант Юрий Лоза отреагировал на приговор в отношении актера Михаила Ефремова, осужденного на 8 лет за смертельное...

МультиВход
 

Приметы пандемии: тяжелее бездомным и тем, кому на еду не хватает

Ольга Кузнецова, sobesednik.ru   
29 Мая 2020 г.
Изменить размер шрифта

В Каннах во время карантина бездомных разместили во дворце фестивалей. В России бомжей будто не существует, в указе мэра Москвы Собянина о самоизоляции эта категория граждан не упоминается вообще.

Приметы пандемии: тяжелее бездомным и больше стало тех, кому просто на еду не хватает

«Зачем карантин продлили?! Сидит этот в Кремле и ничего не делает»

В центре Москвы по адресу улица Николоямская, 55 есть место, которое знают все бомжи. Это «Ангар спасения» – палатка, в которой можно погреться, поесть, получить медпомощь и одежду. Ангар находится во дворе храма Сергия Радонежского и является проектом православной службы «Милосердие».

На подходе к храму встречаем людей определенной наружности, некоторые в масках и перчатках. Чтобы попасть в ангар, надо постоять в очереди. На территорию запускают партиями.

Мужчина лет 55–60, в пальто, добротных джинсах и сапогах, опрятный, стоит без маски и перчаток. На улице угадать в нем бездомного сложно. Представляется Леонидом.

– Я из Саранска, приехал в Москву зарабатывать и в одночасье потерял работу, – рассказывает он. – Закрыли нашу контору. А я специалист высокого класса, делаю камины, барбекю... Денег нет, живу на вокзале, но я-то специалист, найду себе работу. А что делать миллионам, которые ее потеряли?!

Леонид не верит в коронавирус. Говорит, что много общается с бездомными, но не заболел. На днях он сделал флюорографию «на Курском», там в Нижнем Сусальском переулке находится отделение по оказанию медицинской помощи лицам без определенного места жительства. Он протягивает мне снимок легких со словами: «Я абсолютно чистый». Мужчина прошел обследование по своей инициативе.

– Зачем карантин продлили?! Сидит этот в Кремле и ничего не делает. Скоро в эту очередь вся Москва встанет! Но я найду, найду себе работу, – повторяет Леонид, словно заклинание.

– Хуже стало намного, – рассказывает тоже ждущий в очереди Александр. Ему на вид лет 30, на лице голубая маска. – Подработку не найдешь, а в хостел не принимают без документов. Кормежки закрываются, церкви закрыты, а там раньше и еду, и одежду давали.

Александр периодически снимает маску. Бездомный не скрывает: в вирус не верит, самоизоляцию считает бесполезной.

– Я из Белоруссии, – говорит он. – А как наш Батька сказал? «Нет никакого вируса! Пришел с работы, выпей 150 грамм и закуси салом». От гриппа тоже каждый день умирают, а этот ваш вирус что с людьми делает: озлобленные все стали, агрессивные.

– Правильно, – подхватывает Дмитрий. Он опирается на костыли. – Я тут попросил у одного сигаретку на Николоямской, подошел к нему в маске, перчатках: «Уважаемый, поделитесь, пожалуйста». А он кричит: «Не подходи!» – и руками машет. А сам без маски и перчаток...

«Этот коронавирус – чья-то игра»

В ангаре обедают, стоя за столами. Раньше в палатке часами сидели на стульях и грелись, как в зале ожидания, 60 человек, а сейчас одновременно запускают не больше 16. В углу на входе сидит волонтер. Он выдает входящим маски и пузырьки с антисептиком.

– Берут многие, – говорит он. – Мы не видели здесь коронавирусных. Только однажды пришел парень с высокой температурой, его отвезли в больницу.

Парень сам пожаловался на плохое самочувствие, у всех тотально температуру не измеряют. Сегодня у бездомных на обед растворимое пюре быстрого приготовления, макароны с курицей, горячий чай, пряники, хлеб с колбасой. В пандемию питание в ангаре стало лучше, на нем не экономят, хотя поток пожертвований в «Милосердие» уменьшился.

– Наш бюджет соответственно сократился, пришлось изменить статьи расходов, – говорит руководитель ангара Роман Скоросов. – В связи с пандемией мы перестроили свою работу: раньше у нас можно было помыться в душевых, постричься, поменять одежду. Сейчас приглашаем помыться самых грязных, заросших, чистую одежду тоже выдаем не всем...

За последним столиком мужчина лет 50 в черных очках, похожий на Богдана Титомира, налегает на макароны.

– Я музыкант, творческий человек. Играю на гитаре и пою. Мне нужны зрители, аудитория, аплодисменты. Как мне сейчас зарабатывать? – жалуется он.

Музыкант шьет маски и продает, благо иногда ему удается переночевать у друзей. Ему есть где портняжничать. Сам он носит маски, чтобы лишний раз не подходила полиция.

– Этот коронавирус – политика, чья-то чужая игра, – говорит он.

Число голодных выросло в три раза

Федор Игоревич за соседним столиком – тоже ковид-диссидент. Говорит, в свои 70 ему уже нечего бояться, одна беда – остался без работы, а дом у него есть.

– Я живу с дочерью, она одна воспитывает шесть детей, – говорит он. – Кто ей, кроме меня, поможет? Раньше у меня работа была, я химик по образованию. Осталась одна пенсия.

Таких не бездомных, но нуждающихся, кому не хватает на еду, стало больше. Сотрудник ангара проходит по помещению с пшикалкой. Столы и другие поверхности дезинфицируют несколько раз в день, и кажется, если чем и можно здесь заразиться, то неверием в коронавирусную заразу. Волонтер Валентина, которая убирает грязную пластиковую посуду, эти убеждения разделяет.

– Я тут три недели, – рассказывает девушка. – Пришла от скуки. На работе нас отпустили до 1 июня, а я привыкла без дела не сидеть.

В ангаре Валентина на ногах с семи утра до семи вечера. За день через палатку проходит до 350 человек. Это в три раза больше, чем до пандемии.

Бомжам от мэрии

«Справедливая помощь Доктора Лизы», основанная Елизаветой Глинкой в 2007 году, тоже кормит бездомных. Каждую среду ее работники и волонтеры привозят еду на Павелецкий вокзал. Директор Ольга Рустамова дает интервью под фотографией Елизаветы Глинки, погибшей в авиакатастрофе.

– Мы приостановили прием вещей от жертвователей. Принимаем пока только продукты, – рассказывает Рустамова. – Это нужно, чтобы минимизировать распространение пандемии.

У фонда та же проблема: поток пожертвований упал на 30%, а тех, кому нужно помогать, стало больше. Звонят нищие пенсионеры, многодетные, инвалиды... Не только из Москвы. Со всей России.

– Спасает, что НКО объединились и мы поддерживаем друг друга в этой ситуации, – рассказывает Рустамова.

Раньше фонду с горячей едой помогал ресторан, но он закрылся. Пытались сами готовить еду на кухне офиса, привозили уже готовую из дома. Сегодня несколько контейнеров готовой еды прислал фонд «Каритас», а ему предоставила московская мэрия.

– Это третий раз с начала апреля, – уточняет Ольга Владимировна. – Но это лучше, чем ничего.

В тесной кухне офиса сотрудники и волонтеры фасуют еду в одноразовые контейнеры. Катя раскладывает мясо и картофель, а волонтер Андрей закрывает крышками. Волонтер Сергей разогревает в микроволновке. Контейнеры отправляют в термосумки. Важно, чтобы еда не остыла.

– Хорошо приготовили, мяса много, – говорит Катя.

Мы с Ольгой фасуем капустный салат в целлофановые пакеты. Они стоят дешевле, чем контейнеры, но экономия дает о себе знать. Пакеты с капустой, уложенные в коробку, дают течь. Через три с половиной часа машина фонда отправляется на Павелецкий.

«Везде сухпайки, а тут еда»

На Кожевнической, 7 машину уже ждет толпа бездомных. Времени на раздачу мало. Волонтеров организации «Курский вокзал. Бездомные, дети» полиция дважды задерживала за раздачу еды. Эта кормежка в пандемию тоже вне закона.

Андрей выстраивает толпу в четыре шеренги и раздает маски, антисептики, перчатки. Берут почти все. Еду раздают с машины, Андрей подпускает к ней по несколько человек.

– Иди, красавица, – говорит он бездомной в маске по самые глаза. – А вы, мужики, подождите пока.

Все торопятся, боятся, что не хватит еды, но количество порций рассчитано. Всем дают батон в нарезке, кому-то удается прихватить два. Ветрено, начинается дождь, многие прячутся под пешеходным навесом.

– Хожу сюда каждую неделю, – рассказывает Игорь. Ему 26 лет, 6 из них он на улице. – Везде теперь дают сухпайки, а тут нормальная еда. Да и по городу передвигаться сложно из-за пропусков и карт.

Он разговаривает со мной, не снимая маску.

– Я верю в вирус, болеть можно и в скрытой форме, – говорит он. – Мне кажется, я и сам переболел. Температура была высокая, и голова, как юла, из меня вышло ведро гноя.

В следующую среду Игорь снова придет на Павелецкий с синим пакетом в руке, в котором все его вещи. Вирус когда-нибудь сдастся, и выживать станет немного легче.

Пандемия сыграла злую шутку и со многими благополучными, состоявшимися в жизни людьми. Что уж говорить о тех, кто на дне оказался раньше, чем возник COVID–19 . Сейчас им стало еще тяжелее. Ведь делающими пожерствования были во многом как раз бизнесмены, предприятия которых сейчас переживают не самые лучшие времена. Власти тоже предпочитают сильно не видеть и не вникать в мир бездомных. Но ведь если от чего-то отмахиваешься, оно же не перестает от этого существовать. А раз и просто нуждающихся в еде становится больше, то проблема с бедными людьми нарастать будет автоматически. Палатки, в которых бездомные и голодные могут найти кров и еду, конечно, нужны, как и помощь добросердечных волонтеров. Но ведь необходимы, наверное, и более глобальные мероприятия?

Sobesednik.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...