ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ

Настроения россиян: хочется перемен, и даже очень

Леонид Смирнов   
08 Февраля 2022 г.

То, как мы живем, не устраивает большую часть россиян. Населению, согласно исследованию Института социологии РАН, хочется перемен. Изменить, частично или полностью, соотечественники желали бы социальный и политпорядок. Кто-то мирным путем, а кто-то не прочь и «революционным». Треть опрошенных хотели бы лично поучаствовать в «воплощении изменений».

Настроения россиян: хочется перемен, и даже очень

 

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Лишь около четверти опрошенных подтвердили, что поддерживают существующую форму социального и политического устройства, еще 23% ностальгируют по СССР. Относительное же большинство (42%) высказалось за современную демократию.

«Картину из нескольких опорных точек» дополняет исследование под руководством Ольги Мирясовой. Как следует из его результатов, в ценностной иерархии большинства опрошенных первые места занимают «демократические ценности свободы, справедливости, прав человека». Среди молодежи до 30 лет 56%, а в более старших возрастных группах — 45% считают, что «граждане способны организоваться сами для решения важных для них задач».

При этом 51% граждан жаловался на отсутствие возможностей влияния на власть, 35% — на то, что «таких возможностей мало», и только 6% полагали, что «такие возможности есть». Также 41% опрошенных разделили мнение, что власть в России «ничто не может ограничить», 17% предположили, что ограничителем являются «протесты граждан», и лишь 15% поставили на это место «общественное мнение».

Эксперты полагают данную социологическую картинку довольно правдивой. «В каком направлении развивается Россия? В правильном или нет? Насколько я знаю по другим опросам, количество тех, кто считает, что нет, растет», — заметил руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев.

«Мне кажется, власть сама нарушила некий общественный договор, согласно которому элита жила сама по себе, а население — само по себе. Никто никого особо не трогал, были социальные гарантии. В чем была прелесть начала 2000-х? Росли доходы, а власть не напрягала. Путин потихоньку завинчивал гайки, но это мало кто замечал. Но мы наблюдаем в последние годы наступление на личное пространство, да и жить все время под угрозой войны — желающих мало. Наша официальная пропаганда добилась прямо противоположного тому, чего хотелось. Чем больше давление на людей, чем больше расходится действительность реальная с виртуальной, тем больше фрустрация».

Сейчас, по мнению Калачева, настал момент, когда современная российская власть повторяет ошибки поздней советской: она стареет. «Психологическая история, — отметил политолог. — Эстетическое и этическое несогласие с происходящим. Нам предлагают возвращаться в архаику, у нас абсолютный перебор дешевой кондовой ура-патриотической пропаганды».

«Это ожидаемо и естественно, — заметил независимый политолог Дмитрий Орешкин. — Россия всегда циклично развивалась, в некотором смысле, „спазмами“. Когда СССР задыхался в 1979-80-е годы, большинству было понятно, что надо что-то менять. Цой пел „Мы ждем перемен“, Говорухин снимал „Так жить нельзя“. И был негласный консенсус и у чекистов, и у силовиков, и у бюрократов, что нужны перемены. Отсюда пришла перестройка, которую начал не кто-нибудь, а ставленник товарища Андропова товарищ Горбачев».

При этом в позднесоветском обществе «был консенсус, что жить-то надо примерно, как на Западе, куда наши же элитные граждане ездили и понимали, что там ушли так далеко, что трудно себе представить». Другое дело, напомнил эксперт, что «никто не понимал, как это глубоко и тяжело, какое мощно сопротивление будет вызывать любая перемена — в отличие, скажем, от Китая, где Дэн Сяопин тихонечко ввел частную собственность с заднего крыльца, не меняя идеологию».

«И когда в начале 1990-х годов удовлетворили первый этаж „пирамиды Маслоу“, народ стал удовлетворять потребности второго этажа: ему захотелось самоуважения, — рассказал Орешкин. — Здесь очень вовремя пришел Владимир Путин со своим „подъемом с колен“. Ему долго аплодировали, а когда аплодировать кончили, альтернативы уже не осталось».

Разочарование в современно российском обществе, по оценке политолога, началось уже давно. «Если на рубеже советской эпохи молодежь злило отсутствие джинсов, пластинок и перспектив („будешь ты всю жизнь инженером в почтовом ящике“), то сейчас — дефицит самореализации, ясного понимания будущего и информационного пространства. Все больше бизнеса связано с интернетом, а его все сильнее давят, — подчеркнул Орешкин. — Теперь будут очень серьезные проблемы. Путин очень долго занимался укреплением вертикали, а теперь эта вертикаль очень долго не будет позволять себя поменять».

Известный социолог Сергей Белановский предупредил, что между запросом на социальные перемены и запросом на перемены политические существует некоторая разница, и рекомендовал коллегам-социологам продолжить исследование данного момента более подробно. «Вопрос о том, что именно означает „запрос на перемены“, пока остается открытым», — заметил Белановский.

Социолог напомнил, что «причины региональных выступлений» возмущенных граждан в последние годы «не совпадают с тем, что дают соцопросы». Так, например, не было зафиксировано выступлений с требованием повышения пенсий — один из важнейших социальных аспектов жизни широких масс, зато достаточно жестко и несколько неожиданно прозвучали голоса в защиту окружающей среды, хотя бы против строительства мусорного полигона в Шиесе.

При этом социолог вполне допускает и нарастание политического протеста. «Все-таки, в сознание людей очень серьезно внедрили, что в стране должна быть демократия и выборы, — рассказал Белановский. — При всей фальши советских выборов, которая тоже осознавалась и была предметом анекдотов, их необходимость сомнению не подвергалась. Здесь видна потенциальная неустойчивость нашей системы. Сколько еще можно это вопрос как-то замазывать? При первой же возможности он встанет на повестку дня. Правители — не помазанники Божьи, они эту власть своей волей получили, это уже подрывает их легитимность».

Впрочем, по оценке Сергея Белановского, в стране «растет словесное и ментальное недовольство, но падает пассионарность». «Выступления в пользу отдельных персон, хотя репрессии и были относительно мягкими, пока прекратились, — отметил социолог. — Наверное, народ затаился и ждет, пока откроется окно возможностей».

На нашем сайте читайте также:

Леонид Смирнов

По инф. Rosbalt.ru*

* средство массовой информации, внесенное Минюстом РФ в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента

  • Расскажите об этом своим друзьям!