ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Поборет ли Послание президента бедность в России? Увы, есть скепсис...

Дмитрий Ремизов, rosbalt.ru   
17 Января 2020 г.
Изменить размер шрифта

«Январские указы» главы государства по борьбе с бедностью эксперты сравнили с латанием тришкиного кафтана: существенных изменений они не принесут.

Озвучено очередное Послание президента России, и небезынтересно мнение экспертов

В послании к Федеральному cобранию президент озвучил ряд социальных инициатив, которые будет реализовывать премьер Мишустин, параллельно пытаясь доделать работу предшественника по выполнению прежних обещаний Путина — «майских указов» восьмилетней давности. В частности, теперь поручено обеспечить бесплатное питание для младшеклассников по всей стране, выплаты новых пособий на детей до семи лет из самых бедных семей, а также материнского капитала на первого ребенка. Помогут ли эти меры в борьбе с бедностью?

Владислав Жуковский, экономический эксперт:

«Все меры, озвученные президентом, носят очень точечный, даже микроскопический характер.

Например, закрепление в Конституции условия, что МРОТ должен быть выше прожиточного минимума. Этой идее — уже два с половиной десятилетия, но только сейчас ее смогли реализовать. И все понимают, что прожиточный минимум в России несовместим с нормальной жизнью человека, даже с его физиологическим выживанием. На 11 тысяч рублей невозможно выжить, поэтому предложенная мера — показушная, больше для «пиар-эффекта».

Введение выплаты на воспитание ребенка в возрасте от 3 до 7 лет — это мера, безусловно, давно назревшая и перезревшая. Но другое дело, что сама величина этой выплаты — 5,5 тыс. рублей, в половину прожиточного минимума — это на самом деле смешно. Это чуть более 15 рублей в сутки. На эти деньги вообще невозможно ничего для ребенка купить. Если такую поддержку вводить, то она должна быть выше прожиточного минимума в полтора-два раза. Но 5,5 тыс. рублей — это не поддержка, это тоже больше «пиар-эффект».

То же самое — с повышением материнского капитала. Он будет повышен, но если посмотреть на цифры, то, по большому счету, это индексация по инфляции, по росту цен. О том, чтобы его выплачивать после рождения первого ребенка, надо было задумываться не сейчас, а лет 10-15 тому назад. Тогда можно было хоть как-то постараться нивелировать тот демографический провал, который сегодня мы имеем. Да, эта мера важная, необходимая, но она не решает проблем.

То есть латать тришкин кафтан, затыкать дыры — это дело более простое и с большим пиар-эффектом продаваемое в СМИ, чем в целом менять всю социально-экономическую политику, делать так, чтобы в России не было бедности, и прежде всего — «работающей бедности». Невозможно решить проблемы без решения этой проблемы.

Конечно, могут быть и такие ситуации, когда будут рожать детей, чтобы получить деньги, обналичить их, а ребенка подбросить в детский дом или еще куда-то. И сейчас есть теневой рынок по «обналу» материнского капитала. Но, конечно, это не массовое явление. Маргиналов в обществе не бывает много, их — доли процентов. А большинству людей нужно не просто здесь и сейчас родить ребенка и получить маткапитал. Люди, когда хотят родить ребенка, думают не о том, чтобы сейчас получить полмиллиона, а им нужно понимать, есть ли деньги на пропитание ребенка и далее по списку: понимать, где ребенок будет жить — есть ли квартира, ясли, детсад, будет ли для него бесплатное образование... Им нужно знать, что есть перспектива.

  • Главных проблем три: это низкие доходы населения при стагнирующей экономике и безработица; квартирный вопрос, потому что рожать негде и неясно, где дальше жить; и наконец, недоступные медицина и образование. Ни по одному из трех вопросов никаких серьезных инициатив не было, а были предложены только декоративные «решения».

Никита Масленников, советник Института современного развития (ИНСОР):

«Оценок сейчас достаточно много, в том числе, они достаточно разноречивы и внутри правительства. Скажем, Минэкономразвития в своем заявлении определило расходы на исполнение обязательств, принятых президентом на себя в послании, в этом году примерно 300 млрд рублей. Антон Силуанов осторожно высказался, что потребуется 400-450 млрд рублей. Алексей Кудрин — 400-500 млрд. Думаю, окончательно еще не посчитали. Но, тем не менее, даже если взять по максимальной оценке — 500 млрд рублей дополнительных бюджетных расходов по этому году, — средства на это есть. Даже если посмотрим с формальной точки зрения — сколько перешло нераспределенных госрасходов с прошлого года на текущий, то эта сумма составляет 1 трлн 115 млрд рублей. Поэтому исполнение обязательств в этом году проблем не составляет.

В следующем году, естественно, сумма будет больше. Насколько? Тут требуется взвешенный, корректный счет. Пока предварительные оценки: не менее 600 млрд рублей, но может быть и около триллиона. Чтобы такого рода объем исполнять в течение тех сроков, которые определены в послании, нам нужно ускоряться со следующего года — не менее чем до 2-2,5% роста экономики, а лучше, чтобы было гарантированное исполнение, — не менее 3%.

Это вызов. Это задача. Дополнительные обязательства делают абсолютно безальтернативным ускорение экономического роста. Для этого одних только национальных проектов недостаточно, надо будет всерьез заниматься созданием стимулирующей деловой среды для российского бизнеса. Пока по итогам 2019 года мы будем иметь прирост где-то около 1% за год.

Судя по тому, как выглядит наш инвестиционный климат, прогноз на этот год — прирост в 5% — пока выглядит малореальным. Ну, этот вызов, который стоит перед правительством, перед всей системой госуправления, должен получить адекватный ответ. Получится — тогда, значит, у нас есть уверенность, что дополнительные социальные обязательства, которые приняты, будут исполнены. Нет — тогда будем искать дополнительные средства для финансирования. Есть, в конце концов, Фонд национального благосостояния, который исторически создавался для того, чтобы сбалансировать пенсионную систему, в случае какой-то крутой дефицитности. В нем уже 7% ВВП. Этого, по крайней мере, на ближайшие два-три года достаточно. Поэтому «подушка безопасности» для финансирования вот этих повышенных социальных обязательств существует. Другое дело, что придется этот Фонд тратить не на инфраструктурные проекты, а на другие цели. Собственно, это и делалось многие годы подряд, потому что очень часто несбалансированность Пенсионного фонда покрывалась тратами из Фонда национального благосостояния, особенно в кризисные 2015—2016 годы.

Пока тенденции на мировых сырьевых рынках таковы, что уповать на какой-то существенный прирост нефтегазовых доходов вряд ли было бы оправдано».

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений, кандидат политических наук:

«Как ни странно, конституционные преобразования в послании президента были второстепенными, хотя, возможно, они и выглядят наиболее значимыми в долгосрочной перспективе. Но основной смысл послания, на мой взгляд, состоит в том, что власть изрядно напугана ростом недовольства. Более того, власть наконец-то осознала масштабы социального кризиса, который при этом почему-то интерпретируется как демографический. Вдруг выясняется, что главная проблема у нас — в низкой рождаемости или в недостаточно быстром росте населения, на самом деле — в его убыли. И поэтому все социальные меры подаются, как меры демографической политики, по защите семьи. Это очень странно и главное: свидетельствует о явном непонимании масштабов и комплексности проблемы.

Нам предлагаются меры, которые способствуют не столько преодолению, сколько сокращению бедности в многодетных семьях и определенные меры по поддержке материнства и детства, но абсолютно вне комплекса какой-то реальной социальной политики. Точно так же нам вдруг сообщают, что надо доплачивать за классное руководство учителям, не говоря, что делать с кризисом образования и развалом средней школы. Нам говорят об увеличении количества бесплатных мест в вузах, но не говорят — насколько, каких и как, и главное: не говорят, что делать с разрушением системы высшего образования. И так далее.

То есть нам предлагают ряд точечных мер, которые, сами по себе, может, и неплохи, но которые абсолютно не имеют стратегической комплексности и, скорее всего, не могут радикально изменить ситуацию. Они, действительно, могут быть полезны для отдельных людей, но они превращаются в серию неэффективных социальных подачек отдельным людям и группам населения, не решая социальных проблем страны в целом. Социальное государство продолжает разрушаться».

Еще актуальные публикации на важную тему можно прочитать здесь:

По инф. rosbalt.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...