ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-05-29-01-12-07
Ученые вычислили возраст, в котором начинается процесс постепенного нарушения и потери важных функций организма или его частей. Изучив работу генов человека в промежутке от 20 до 90 лет, эксперты пришли к выводу, что у большинства людей старение начинается в 50-55 лет. Именно в этот период меняется...
2020-05-13-01-36-28
Заведующая реанимационным отделением в Шаховской центральной районной больнице Московской области Валентина Нечипуренко решила уволиться после 34 лет медицинской карьеры. Медик боится дальше работать в больнице, где нет индивидуальных средств...
2020-05-08-04-06-28
60-летняя Надежда Кадышева не слишком часто мелькает в светской хронике, но зато каждый раз удивляет поклонников цветущим внешним видом и неиссякаемой...
2020-05-10-16-18-06
Известный актёр театра и кино Станислав Садальский поделился своим мнением о современном телевидении. По его словам, «сейчас все телеканалы напоминают мусоропровод», в котором есть только человеческие недостатки, такие как фальшь и...
2020-05-16-14-38-38
Судьба Георгия Юматова оказалась крайне непростой. Знаменитый актёр, любимец многих наших соотечественников однажды стал терять свою хватку, оказался забыт, а потом и вовсе совершил ужасную ошибку – убил человека. Но помимо этого шокирующего факта было кое-что ещё – его «капризная Муза»...

МультиВход
 

Законопроект о домашнем насилии – мнение экспертов далеко не радужное

По инф. polit.ru   
29 Декабря 2019 г.
Изменить размер шрифта

На предканикулярной пресс-конференции глава Совета Федерации Валентина Матвиенко, кроме прочего, вернулась к резонансной теме этого месяца — проблеме домашнего насилия. Дело в том, что Совет Федерации разработал и представил на общественное обсуждение законопроект «О профилактике семейно-бытового насилия в Российской Федерации». И он вызвал много вопросов. Как выразилась Валентина Матвиенко, против Совета Федерации была развязана организованная кампания, сенаторов «просто троллили».

Законопроект о домашнем насилии – мнение экспертов далеко не радужное

Если посмотреть на комментарии к закону, то можно увидеть, что на самом деле мало кто документ реально читал, так как там повсеместно встречаются отзывы, подобные приведенным ниже:

«Я против принятия данного закона, так как в нем отсутствует презумпция невиновности (нарушение ст. 14 УПК РФ) и любого человека смогут объявить "нарушителем" без каких-либо доказательств и ограничить в правах»;

«Я ПРОТИВ ЭТОГО "ЗАКОНА"! Опомнитесь, уважаемые депутаты! Ни одну семью этот так называемый "закон" не спасёт, а наоборот, разрушит все, к которым прикоснётся! Это никакая не профилактика насилия, этот "закон" и есть НАСИЛИЕ над семьёй» и т. д.

На самом же деле юристы и общественники, которые занимаются проблемой домашнего насилия, считают, что, напротив, закон не дает реальных инструментов, которые бы позволили эффективно бороться с этими преступлениями — хотя сама по себе инициатива, может быть, и удачная. Так, известный адвокат по семейным делам Екатерина Духина абсолютно уверена, что такой закон нужен, но для того, чтобы он работал, законодателям нужно ещё потрудиться над принципами, формулировками и субъектами защиты и контроля за его исполнением.

«Нам необходимо, пусть и законодательно, менять менталитет с этим глубоко укоренившимся "Бьёт — значит, любит". А с точки зрения практического применения проект пока слишком сырой и неопределённый, в частности, в отношении того, каким образом будут реализовываться предложенные в нем инструменты. Например, кто и каким образом будет осуществлять контроль за исполнением защитного предписания, например, запрета контактировать через телефон и Интернет? А также как возложить на агрессора обязанности по прохождению специализированных психологических программ, если у нас нет каких-либо разработанных по этой теме методик?» — отметила в разговоре с «Полит.ру» Екатерина Духина.

Главная проблема — в том, как считают эксперты, что закон заведомо не должен дублировать нормы действующего уголовного и административного законодательства, и это сводит его действенность почти на нет. Анна Ривина, директор центра «Насилию.нет», кандидат юридических наук, разъяснила «Полит.ру» главные, на её взгляд, проблемы законопроекта Совета Федерации.

«Нам нужен закон, который будет содержать действенные меры против домашнего насилия, которое уже совершено, который бы создал реально работающую систему. В теперешнем виде проект предполагает регулирование случаев, которые не подпадают под существующие статьи уголовного или административного кодекса. Но, например, у нас повторные побои по действующему законодательству относятся к делам частного обвинения. То есть пострадавший, если ему ничего не сломали, должен сам доказывать, что его побили. То есть, если у вас украли кошелек, дело против преступника возбудят, а если вас избили, то вы сами должны доказать, что это произошло и кто это сделал, иначе дело не возбудят», — говорит общественный деятель.

Практикующие юристы также полагают, что Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях не видят разницы между теми, кто причинил вред здоровью потерпевшего. Соответственно, никаких дополнительных гарантий и защиты для пострадавшего от насилия родственника не предусмотрено.

«Представьте ситуацию, в которой муж периодически бьет жену. Они проживают в одной квартире, и даже если она обратится в полицию, муж вернется домой и продолжит ее бить, только с новой силой. Есть ли у нас какие-либо законодательные гарантии безопасности? Нет. Практически во всем мире распространена практика применения так называемых запретительных ордеров, смысл запрета состоит в том, что нарушителю предписывают выполнять определенные действия или воздержаться от таковых: не приближаться ближе, чем на определенное расстояние, не общаться лично, не звонить по телефону и т. д. Нарушение такого запрета — серьезное уголовное преступление, которое в США, например, наказывается арестом с реальным тюремным сроком до 5 лет», — отмечает Екатерина Духина.

По её словам, в проекте закона как раз и появляется такой инструмент для эффективной защиты жертв под названием «защитное предписание», но санкции за его нарушение в проекте не предусмотрено — лишь указано, что неисполнение влечет ответственность, предусмотренную законодательством. То есть дополнительно нужна большая работа по внесению изменений в соответствующие процессуальные кодексы.

По мнению Анны Ривиной, нельзя сказать, что это сделано намеренно, скорее, документ с юридической точки зрения безграмотен. Он не обеспечивает возможности действенной защиты от насилия.

«В частности, нет механизма исполнения запретных предписаний, которое бы обеспечивало реальную возможность на определенное время получить защиту, чтобы найти новую работу, перевести ребенка в другую школу, сменить жилье. Кроме того, важен четкий механизм межведомственного взаимодействия, необходимо, чтобы полицейские хорошо себе представляли признаки домашнего насилия и имели возможность оперативно вмешиваться. Там есть и совсем курьезные нормы, государство намерено вмешиваться в работу общественных организаций по борьбе с домашним насилием и обязать их, например, примирять стороны конфликта. То есть у нас получается как в известной республике, где глава обещал, что там не будет разводов, и людям просто запрещают разводиться», — считает глава центра «Насилию.нет».

Напомним, что тему домашнего насилия серьезно подогрел «Коммерсантъ», который рассказал об открытом письме родственников четырех женщин, погибших от домашнего насилия. Они обратились за правовой защитой в Европейский суд по правам человека, и от имени ответчика — России — туда пришла правовая позиция, подписанная заместителем министра юстиции Михаилом Гальпериным. Там было написано, что масштабы насилия заявителями преувеличены. Тогда пострадавшие обратились с открытым письмом к министру юстиции Александру Коновалову с просьбой провести проверку в отношении Гальперина на предмет его служебного соответствия. Потому что в ином случае такого написать нельзя. В ответ на это аппарат Гальперина прислал письмо о том, что его неправильно поняли, а Минюст поддерживает законопроект о предотвращении домашнего насилия.

Екатерина Духина лично провела социальный эксперимент, чтобы выяснить отношение людей к домашнему насилию. Для этого пара будто бы ссорилась на людях, и мужчина начинал вести себя агрессивно. По мнению собеседницы «Полит.ру», окружающие были вовсе не безучастны к этому, большинство прохожих реагировали и предлагали девушке свою помощь. Таким образом, видно, что общество в отношении бытового насилия вполне созрело к серьезным мерам.

«К сожалению, в своей практике я часто сталкиваюсь с необходимостью защиты именно женщины от нападений со стороны мужа, и меня каждый раз поражает равнодушие родственников и соседей, которые явно понимают, что на самом деле происходит в семье, и в большинстве случаев обвиняют в происходящем саму жертву. Самый частый вопрос в такой ситуации — это не когда ты соберёшь вещи и уйдёшь, а как ты мужика до этого довела...» — говорит Екатерина Духина.

Несмотря на все существующие сегодня в УК и КоАП статьи, полиция при рассмотрении женского обращения о побоях или угрозах практически в 100 % случаев либо бездействует, либо только изображает бурную, не приводящую ни к чему активность, считают юристы.

Законопроект о домашнем насилии вызывает противоречивые мнения, и многие из них не в поддержку:

Polit.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...