ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-05-29-01-12-07
Ученые вычислили возраст, в котором начинается процесс постепенного нарушения и потери важных функций организма или его частей. Изучив работу генов человека в промежутке от 20 до 90 лет, эксперты пришли к выводу, что у большинства людей старение начинается в 50-55 лет. Именно в этот период меняется...
2020-05-13-01-36-28
Заведующая реанимационным отделением в Шаховской центральной районной больнице Московской области Валентина Нечипуренко решила уволиться после 34 лет медицинской карьеры. Медик боится дальше работать в больнице, где нет индивидуальных средств...
2020-05-08-04-06-28
60-летняя Надежда Кадышева не слишком часто мелькает в светской хронике, но зато каждый раз удивляет поклонников цветущим внешним видом и неиссякаемой...
2020-05-10-16-18-06
Известный актёр театра и кино Станислав Садальский поделился своим мнением о современном телевидении. По его словам, «сейчас все телеканалы напоминают мусоропровод», в котором есть только человеческие недостатки, такие как фальшь и...
2020-05-16-14-38-38
Судьба Георгия Юматова оказалась крайне непростой. Знаменитый актёр, любимец многих наших соотечественников однажды стал терять свою хватку, оказался забыт, а потом и вовсе совершил ужасную ошибку – убил человека. Но помимо этого шокирующего факта было кое-что ещё – его «капризная Муза»...

МультиВход
 

Вирусолог Щелканов: к концу апреля коронавирус должен пойти на спад

Скворцова Елена, sobesednik.ru   
03 Апреля 2020 г.
Изменить размер шрифта

Жители большинства регионов России переживают все более жесткие ограничения. Приносит ли это результат? Когда закончится режим «самоизоляции»? Что нового узнали ученые о COVID-19? Правда ли, что прививки от туберкулеза, которые в советское время делали всем поголовно, помогают странам бывшего СССР и соцлагеря переживать новый вирус с меньшими потерями?

Вирусолог Щелканов: к концу апреля коронавирус должен пойти на спад

Sobesednik.ru задал эти насущные вопросы Михаилу Щелканову, доктору биологических наук, руководителю Международного научно-образовательного Центра биологической безопасности Дальневосточного федерального университета, заведующему лабораторией вирусологии ФНЦ Биоразнообразия ДВО РАН.

— По сравнению с январем, когда китайские коллеги представили геном вируса в распоряжение международного сообщества, мы узнали несколько важных вещей.

Сегодня, к примеру, мы знаем, что циркулирует несколько генетических вариантов этого вируса. Однако различия в эпидемической картине разных стран объясняются не генетическим разнообразием возбудителя, а готовностью или неготовностью национальных систем обеспечения биологической безопасности к осуществлению адекватных противоэпидемических мероприятий. Типичный пример: в Германии и Италии циркулирует один и тот же штамм SARS-CoV-2, этиологического агента COVID-19, а заболеваемость и летальность разнятся весьма существенно.

— Что значит «разные варианты вируса»?

— Любой вирус никогда не существует в форме одного варианта. Это всегда облако вариантов. Даже в одной клетке, не говоря уж об одном организме или каком-то регионе страны, или разных странах.

Это облако — единственная возможность выжить для любого вируса, особенно РНК-содержащего (а SARS-CoV-2 — как раз РНК-содержащий). Если вирус не будет меняться, он погибнет. Поэтому любой вирус всегда существует в виде облака вариантов, из которого под действием тех или иных условий селектируются те варианты, которые имеют преимущества в данной ситуации.

— То есть российское облако отличается от, скажем, итальянского?

— Нет, конечно. Повторяю: в любой клетке существует несколько генетических вариантов любого вируса. Сейчас вирусологи изучают генетическое разнообразие SARS-CoV-2 не для того, чтобы объяснить повышенную летальность в отдельных странах, а для того, чтобы лучше понять среднесрочную эволюцию этого вируса, направления его адаптации к человеческой популяции.

— А про COVID-19 не забыли?

— Самое ценное в сложившейся ситуации — клиницисты уже получили ценнейший опыт лечения COVID-19. Отрабатываются схемы, и мы видим, что, скажем, в той же Германии — прекрасные результаты. Да и в России они тоже неплохие. К тому же у нас строятся госпитали, которые намного лучше китайских.

— Чем?

— Во-первых, они боксируемые, в отличие от китайских. Во-вторых, будут работать много лет и после окончания этой пандемии.

В свое время Китай, создавая свою систему биологической безопасности, творчески переосмыслил опыт СССР. Сейчас Россия переосмысливает опыт Китая в борьбе с COVID-19. И я считаю, действует более эффективно: Китаю надо было затыкать дырки, что называется, «с колёс», а нам можно позволить себе стратегический подход к решению проблемы. И этот подход будет и потом приносить пользу.

Убивает ли вирус лёгкие человека?

— Сейчас многие говорят, что у переболевшего коронавирусом человека необратимые последствия в легких...

— SARS-CoV-2 действительно обладает способностью поражать некоторые типы альвеоцитов, но это не означает, что этот вирус обладает некой экстраординарной способностью «убивать» лёгкие человека.

Любая пневмония — это очень нехорошо для легких. И после любой пневмонии, особенно первичной вирусной, легкие функционируют не так хорошо, как до нее. Но легкие способны восстанавливаться — у кого-то лучше, у кого-то хуже. И чем человек моложе и здоровее, тем больше шансов у него быстрее и качественнее их восстановить. Вообще, любая пневмония — это всегда тяжело и болезненно. В том числе и в смысле восстановления.

— Австралийские ученые выдвинули гипотезу, что Россия, страны бывшего СССР и соцлагеря легче переносят коронавирус, поскольку тут в свое время шла поголовная вакцинация против туберкулеза. Такое возможно?

— Возможно все. Нечто подобное и про АКДС говорят — это комплексная прививка, которую и сейчас делают сразу после рождения, еще в роддоме. Можно сколько угодно делать предположений. Но научно-обоснованных оснований для таких заявлений пока нет.

Кстати, у нас национальный календарь прививок — один из лучших в мире. Хотя сейчас принято ругать все, что есть в России. Но не надо путать причину и следствие: у нас хорошо выполняется календарь прививок, потому что правильно организована система обеспечения биологической безопасности (благодаря которой у нас такая хорошая эпидемическая ситуация в стране). А не наоборот.

— Но сегодня многие люди отказываются от прививок.

— В любом обществе хватает маргиналов, к сожалению...

Переболел или нет?

— Есть версия, что те бронхиты и пневмонии, всплеск которых был в России с осени прошлого года, и был как раз первым наплывом коронавируса. А сейчас большинство уже переболели, и им не страшно.

— Пока это фейк — научно обоснованные данные на этот счёт отсутствуют. Нужно ориентироваться только на подтвержденные данные. И не надо думать, что в масштабах страны можно скрыть ту или иную ситуацию.

— Вдруг все же это был коронавирус? Можно ли выявить с помощью анализа, что ты уже переболел COVID-19.

— Можно. По наличию специфических антител. Сейчас в Роспотребнадзоре как раз разрабатываются такие тест-системы. Эти иммуноферментные системы созданы для ретроспективного анализа эпидемической ситуации.

Когда на волю?

— Уже неделю страна живет в режиме ограничений. Но ежедневно выявляют всё новые и новые случаи заражения COVID-19. Есть ли хотя бы приблизительное понимание: сколько еще все это продлится?

— Тут никакие математические расчёты не помогают. Здесь требуется понимание эпидемической ситуации в целом. Пока тезис прежний: в России главным образом завозные случаи и небольшие, в масштабах семей и друзей, вспышки. Все это быстро локализуется. Вирус не вышел на улицы и не начал диффузное распространение по человеческой популяции.

Но россияне продолжают возвращаться из-за рубежа. Кто-то приедет инфицированным, от этого никуда не деться. Пока система справляется.

Мы сумели добиться двух принципиальных вещей. Первое. На два-три месяца отложить приход вот этого диффузного процесса, когда вирус начнёт гулять по улицам. Второе. Нам удается локализовать завозные случаи.

— Каков порог?

— Если мы перевалим через отметку в 10–15 тысяч завозных случаев, системе будет крайне сложно локализовать их в малой окрестности, и тогда появится реальная опасность того, что мы все-таки выпустим COVID-19 на оперативный простор. Но пока мы до этого уровня еще не дошли. К тому же создали стратегические запасы медикаментов и медоборудования. А, главное, сумели присмотреться к опыту других европейских стран.

— Судя по тому, что мы помогаем Италии, а не Италия нам, едва ли этот опыт так уж ценен.

— Нет, наши специалисты приобретают там опыт непосредственно в очаге. А это дорогого стоит. И я вас уверяю, что этот опыт транслируют чуть ли не в режиме реального времени на территорию РФ. Это важно для того, чтобы здесь мы смогли сработать как можно более эффективно.

На сегодня Россия справляется лучше всех стран. Я могу это утверждать со всей ответственностью.

— Когда же все-таки можно будет вернуться к нормальной жизни?

— Прогнозы — дело неблагодарное. Мы сейчас подходим к эпидемическому пику только потому, что у коронавируса имеется инкубационный период. То есть мы сейчас являемся заложниками ситуации двухнедельной давности.

Если все будет оставаться в текущем графике, то через две-три недели все должно пойти на спад. Конечно, если из-за рубежа не прорвется новый всплеск эпидемии вместе с возвращающимися россиянами...

По инф. sobesednik.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...