ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«И в труде, и в бою...»

Николай АЛФЁРОВ   
19 Ноября 2010 г.
Изменить размер шрифта

alt

Григорий Александрович Мордохович родился 8 декабря 1921 года в городе Нерчинске Читинской области. У родителей было пятеро сыновей. Статные, высокие, крепкие. В годы Великой Отечественной войны все они защищали Родину. Один из них, Владимир Александрович, в 1944 году погиб под Ленинградом. Остальные четверо, хотя и имели ранения и контузии, вернулись домой живыми. Правда, кроме Григория Александровича, самого младшего из братьев, после войны они один за другим ушли из жизни. В живых нет и родителей. Их отец, Александр Моисеевич, работал рядовым служащим на фабрике «Пахарь», в 1937 году был осуждён по страшной 58-й статье и скончался в тюрьме. В 1957 году его посмертно реабилитировали. А жена Александра Моисеевича, Вера Иудовна, несмотря на неимоверные трудности, прожила долгую жизнь и умерла в возрасте 96-ти лет.

alt

Гриша Мордохович учился в иркутской средней школе № 15, той самой, что и сейчас стоит на улице Ленина. Учёба давалась ему легко. Он увлекался лыжами, волейболом, футболом, стрельбой. Не без гордости носил на груди значки: «Ворошиловский стрелок», «ГТО второй ступени» (готов к труду и обороне), «ПВХО» (противоздушная химическая оборона).
В те далёкие предвоенные годы иметь на груди набор спортивных значков было заветной мечтой каждого мальчишки. Младшеклассники с завистью и почтением смотрели на старшеклассников со спортивными значками, равнялись на них. Это был один из стимулов для хорошей учёбы и примерного поведения. Как его не хватает в наше беспокойное время!
После успешного окончания средней школы в 1940 году Гриша продолжил учёбу в Уральском индустриальном институте в городе Свердловске.
Со второго курса института Григория призвали в армию и определили в 21-й кавалерийский полк, который дислоцировался в районе Нижнеудинска.
Служба была напряжённой. Кроме боевой подготовки, изучения стрелкового оружия, политзанятий, в обязанности кавалеристов входила кормёжка лошадей и уход за ними. Вечером перед отходом ко сну бойцов заставляли громко петь «Интернационал» – тогда он был государственным гимном СССР.
В июле 1942 года кавалеристов без лошадей в товарных вагонах отправили на Западный фронт. Остановились в Вологде, где формировалась 256-я стрелковая дивизия, основательно потрёпанная в боях под Москвой. Конников из Нижнеудинска определили в артиллерийские батареи 930-го стрелкового полка. Пушки на деревянных колёсах перемещались с помощью лошадей.
Когда сибиряков на станции Волховстрой стали высаживать из вагонов, неожиданно появились самолеты с чёрными крестами на крыльях. Сбросив на состав около десятка бомб они продолжили путь на Ленинград. И хотя обошлось без потерь, перепуганные лошади долго не хотели спускаться из вагонов на землю, упирались и неистово ржали.
Вскоре 256-я стрелковая дивизия, в составе которой находились артиллерийские батареи, прибыла на Волховский фронт и заняла оборону. Солдаты приступили к сооружению блиндажей, землянок, огневых точек, на плечах носили стволы деревьев из рощи, расположенной на побережье Ладожского озера.
Батареи то и дело меняли позиции, так как немецкие самолёты-разведчики часто засекали их позиции, по которым фашистская артиллерия немедленно открывала ураганный огонь. Немцы снарядов не жалели. Их было у них с избытком. У советских же батарей со снарядами было туго, поэтому артиллеристы вынуждены были расходовать боеприпасы очень экономно.
В августе-октябре 1942 года была проведена Синявинская операция войск Ленинградского и Волховского фронтов, целью которой была деблокада Ленинграда с суши и срыв готовившегося противником нового штурма города. Надо было встречными ударами войск двух фронтов разгромить мгинско?-синявинскую группировку противника и тем самым восстановить сухопутную связь Ленинграда со страной. Начались упорные бои, но прорвать оборону противника советские войска не смогли и отошли на исходные позиции.
В январе 1943 года операция под кодовым названием «Искра» была проведена вновь.
Перед наступлением солдаты впервые, прямо на свежем воздухе, помылись. Для этого каждому выдали по тазу тёплой воды. Грязную, завшивленную одежду сожгли, а взамен выдали новенькое обмундирование и погоны, которые тогда впервые были введены в Советской Армии.
На этот раз операция по прорыву блокады Ленинграда прошла более успешно: был освобожден Шлиссельбург и очищено от противника всё южное побережье Ладожского озера.
Пробитый вдоль берега коридор шириной от 8 до 11 километров восстановил сухопутную связь Ленинграда со страной. По берегу были проложены железная и автомобильная дороги, по которым в город стали доставляться продукты.
Во время этой операции Григорий Александрович был ранен в левую руку. Первую помощь ему оказал солдат Александр Мартынов из Иркутска. Он остановил кровь, наложив на руку жгут выше локтя. С этого дня начались скитания Мордоховича по госпиталям. Едва подлечив в одном городе, его уже переводили в другой, чтобы и оттуда перевести дальше. Долечивался он в иркутском госпитале № 325, находившемся в здании на углу улиц Карла Маркса и Красной Звезды (ныне Сухэ-Батора).
В то время в Иркутске в подвальном помещении жила мать Мордоховича. Вера Иудовна и ещё три семьи ютились в двух небольших комнатах и кухне.
Когда Григорий с забинтованной рукой спустился в подвал, мать ахнула, на секунду замерла, потом прильнула к его груди и прошептала: «Какой же ты, Гришенька, худой! Но слава богу, что живой! А что изверги с ручкой-то сделали?» Она долго не отрывалась от сына, и слёзы радости катились из её глаз...
Лечился Григорий в Иркутске два месяца. Определили ему третью группу инвалидности, со свищами на руке выписали из госпиталя и отправили в Заларинский район на Троицкий спиртной завод работать и долечиваться. Григорий забрал с собой мать. Она была настолько худа, что старое платье на ней висело, как на вешалке. Глядя на неё Григорий не выдержал:
– Ну разве, мама, надо было себя доводить до того, чтобы тебя ветром качало? Ведь можно же было мою и братьев одежонку довоенную выменивать на хлеб и картофель, не морить себя голодом?!
– Конечно, могла, сыночек, но я боялась! Есть такая примета: продашь сыновнюю одежду – сына потеряешь, погибнет на фронте. А я за вас, бедненьких, день и ночь молилась, чтобы вы живыми домой вернулись!
В Троицке Григорий проработал пять месяцев, поправился, окреп, свищи затянулись. В марте 1944 года его снова призвали в армию и направили в Забайкалье, на железнодорожную станцию Оловянная готовить диких монгольских лошадок для фронта. Табун этих лошадок был пригнан из Монголии. Это был подарок премьер-министра МНР Чойбалсана Советскому Союзу.
Приучив диких лошадей к езде, их повезли железной дорогой на фронт. В числе сопровождающих был и Мордохович. Но в Омске было приказано низкорослых монгольских лошадей сдать на мясокомбинат. В это время по ленд-лизу из США стали поступать студебеккеры – мощные грузовые автомобили, которые и стали таскать пушки по фронтовым дорогам. Потребность в малосильных монгольских лошадках отпала.
В городе Горьком Мордохович был определён на курсы радистов, стал учиться работать на ключе. После трехмесячной учёбы в звании сержанта он был зачислен в 509-й истребительный противотанковый полк, который в составе 1-го Белорусского фронта участвовал в изгнании фашистов из Белоруссии, а затем и Польши, добивал их на немецкой земле. Полк, не дойдя сорок километров до Берлина, был остановлен и зачислен в резерв фронта.
В Германии полк находился до июля 1945 года, а затем отправлен в польский город Белосток.
Демобилизовался Григорий Мордохович в октябре 1945 года. Приехав в Иркутск, он поступил на второй курс Горно-металлургического института. Жил в общежитии по улице 3-го Июля. Вместе с ним учились многие бывшие фронтовики: политрук Владимир Долгих (позднее работал секретарем ЦК КПСС), майор Сергей Дашков, комвзвода Михаил Потапов, Николай Пеленчук, Всеволод Крылов и Михаил Люньков. После окончания института все они, как правило, занимали руководящие посты в народном хозяйстве.
После окончания института в 1949 году Мордохович был направлен на Колыму, где занял должность главного инженера обогатительной фабрики. На Колыме он пробыл шесть лет.
Во время отпуска в 1952 году Григорий в Иркутске познакомился с выпускницей медицинского института Марией Давыдовной Флеккель. Вскоре молодые поженились.
Мария Давыдовна тоже окончила иркутскую среднюю школу № 15, а после неё – медицинский институт с красным дипломом и ординатуру.
Через три года Григорий Александрович получил назначение в Приморский край, в посёлок Ковалерово, на Хрустальненский горно-обогатительный комбинат, который давал 25% олова всей страны. На этом комбинате он проработал 25 лет, большую часть из них главным инженером.
В 1980 году Мордохович с семьёй вернулся в Иркутск и поступил на работу в политехнический институт, на кафедру общей химической технологии, где проработал без малого 20 лет.
И какие бы должности ни занимал Григорий Александрович, он творчески подходил к работе, досконально изучал производство. Он не только вносил рационализаторские предложения, но и отстаивал их. Григорий Александрович относится к числу людей, которые бездумно не склоняются ни перед какими авторитетами. Талантливый, умный, деятельный он старался окружать себя подобными же работниками. Сам горел на работе и этого же добивался от подчинённых. Все первые лица предприятий, с которыми ему довелось работать, ценили его, уважали. А подчинённые гордились, что работают под его началом.
Григорий Александрович не обойдён наградами. У него два ордена: Отечественной войны 1 степени и Октябрьской революции, медали: «За боевые заслуги», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина», три медали ВДНХ, знак «Изобретатель СССР», пять авторских свидетельств на изобретения.
Мария Давыдовна по отношению к труду, по творческому отношению к работе под стать своему мужу – Григорию Александровичу. По специальности она врач-гинеколог. Любит свою работу, дисциплинированна и обязательна. За самоотверженный труд награждена орденом Трудового Красного Знамени, медалями «За доблестный труд. В ознаменование 100-летня со дня рождения Владимира Ильича Ленина», «Ветеран труда» и значком «Отличник здравоохранения СССР». Но самой ценной наградой для Марии Давыдовны являются многочисленные благодарственные письма от женщин, которым она спасла жизнь.
Мария Давыдовна и Григорий Александрович вырастили и воспитали двоих детей – сына Александра и дочь Елену. Дети имеют высшее образование.
Хочется пожелать Марии Давыдовне и Григорию Александровичу отличного здоровья и ещё долгих лет жизни!

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОНИМАЕТ: НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО! Последние новости Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам