ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Вердикт опеки – изъять детей: из хорошей семьи, но с малым достатком. Не проще помочь?

По инф. rosbalt.ru   
22 Октября 2019 г.
Изменить размер шрифта

Семья из Вологодской области сбежала в карельский поселок, чтобы у них не отняли шестерых детей. Органы опеки заявляют, что у родителей не хватает средств.

Вердикт опеки – изъять детей: из хорошей семьи, но с малым достатком. Не проще помочь?

Как пишет «Комсомольская правда», органы опеки Вологодской области сочли, что проживание несовершеннолетних в семье Лапшиных не соответствует требованиям к их воспитанию. У пары шестеро родных детей. Дом, в котором жила семья на Вологодчине, был куплен на материнский капитал. Тогда чиновники признали его удовлетворительным. Но затем они же написали заключение о непригодности жилища для проживания. Сельсовет помог семье поменять проводку, сделать ремонт и починить печь.

«Но этой опеке было уже все равно. Они ходили по деревне и копали на нас компромат, — рассказал глава семейства Геннадий Лапшин. — Я официально безработный, хотя трудился на частника в райцентре, строил дом, баню. Жена с детьми дома».

Как только семья узнала от школы, что началась подготовка документов на изъятие детей, они бросили дом и, прихватив скотину, уехали к родственникам в Карелию. Сейчас семья живет в глухом поселке Капа, который находится в 12 часах езды от Петразоводска. Лапшины надеялись, что тут их не найдут. Местные жители помогли обустроиться, школа приняла детей даже без личных дел. Директор образовательного учреждения утверждает, что семья благополучная, дети учатся хорошо, одеты чисто. Отца взяли в школу истопником на 0,3 ставки. Также сельчане подсказали, что можно зарабатывать сбором ягод и грибов — в сезон доход составляет 300-500 тыс. рублей. Однако органы опеки настаивают на изъятии детей. Семья собралась бежать дальше, но на их защиту встал весь район.

К делу подключились московский правозащитник Александр Гезалов и уполномоченный по правам детей Карелии Геннадий Сараев. Последний уже ездил в центральный аппарат детского омбудсмена Анны Кузнецовой. Юристы аппарата сейчас работают над апелляцией решения об изъятии детей и помогают с оформлением карельских пособий, которые выше, чем на Вологодчине. По словам Сараева, чтобы обеспечить семью с учетом прожиточного минимума, отец должен зарабатывать 100 тыс. рублей, но таких зарплат в Карелии просто нет. «Главный риск бедности в России — многодетность в сельской местности. Так вот, у Лапшиных — классический случай. Тут помогать надо, а органы опеки, получается, как монстры врываются в семью и ищут недостатки, — рассказал омбудсмен. — А для деревни такие семьи — это вообще спасение! В школе учеников сразу на 20% больше стало, ее финансирование увеличили. Дети хорошие, к родителям так и льнут».

Директор Социального центра святителя Тихона Александр Гезалов рассказал, что содержание ребенка в детдоме обходится государству в среднем в 70 тыс. рублей ежемесячно. Лучше эти средства направить на поддержку многодетных семей, считает правозащитник.

Структуры, которые защищают детство - ювенальная юстиция, органы опеки, спасают детей из откровенно губительных ситуаций. И пусть работают в этом направлении дальше, ведь все знают случаи безответственного родительства, когда ребенка из семьи, наверное, действительно стоит забрать.

Но иногда шансы даются семьям, в которых родителей сложно назвать таковыми, а в ряде случаев почему-то опека «опекает» не тех детей, которых следовало бы. Ребятишки могут просто не знать о Чебурашке, и это оказывается чуть ли не поводом для изъятия их из семьи. Но всегда ли так все однозначно стоит решать, как и в случае со сбежавшей в Карелию семьей с Вологодчины? Проблема стоит морально-этическая и общественная. Под прицелом хранителей детства могут оказаться совсем не те маленькие российские граждане. А к тем, кому действительно нужна помощь, можно просто и не успеть...

По инф. rosbalt.ru

  • Расскажите об этом своим друзьям!

Загрузка...
Загрузка...