ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

У страха глаза велики

Вера ЛАПИНА   
28 Июля 2011 г.
Изменить размер шрифта

alt

Из цикла рассказов о детстве.

Каникулы. В разгаре забавы и игры для ребятни, а у меня заботы… Мне надо вымыть полы в доме, на летней кухне, весь дощатый настил во дворе и дорожки возле крыльца. Мне восьмой год. Бойкая, как огонь; не бегаю, а летаю: всё надо успеть. Дни стояли жаркие, не укрыться от палящего солнца даже в тени деревьев. До речки далеко шагать по городским улицам, потому решено было идти купаться прямо с утра.

Рано ещё, но я уже принесла утрешнего парного молока в трёхлитровом бидоне – ходила через две улицы к подружке. Её мама корову держала. На завтрак мы ели что было: хлеб с молоком, ягоду. Ещё я лазила по деревянной лестнице – над сараем было подобие чердака, где единственная курица несла яйца. Там запах пыли, сухой травы, мышей и куриного помёта; гнездо прячется в укромном месте за сваленными досками. И когда бы я ни залезла, я находила в нём одно–два яйца. Пернатую хозяйку я не видела, только слышала её зовущее «ко–ко–ко–о–о!» и тут же договаривала вслух: «Не ходите далеко!» И сегодня – вот они, целых три, лежат рядышком, большие, белые, будто светятся.

– Хорошая, ну выйди, покажись! – обращалась я к несушке, но та всегда хоронилась и убегала, с шумом слетая вниз. Раздавалось её кудахтанье: «Кудах–тах–тах!», и мне казалось, она спрашивает: «Куда положить, куда положить?» Потом она снова взбиралась на сарайку, на своё место, нести яйца для меня и моих братьев. Вот тебе и «глупая курица». Умница!

– Собирайся быстро, уже все пацаны пошли. Вечно ты как квашня, – кричит мой брат Вовка.

– Не пойду, мне ещё полы помыть надо, – чуть не плачу я.

Вовка вызвался помочь мне не словом, а делом:

– Давай сюда, я быстро!

Взяв тряпку, деловито намочил ее в моём ведре и пошел мыть полы в доме. Не успела я управиться в летней кухне, как он вернулся, весь мокрый, бросил тряпку, вытер пот со лба рукавом, самодовольно произнёс:

– Чего ты тут возишься, я уже всё вымыл.

Волосы его ещё сильнее закудрявились, поблёскивая на солнце темнотой влажных колечек.

– Когда ты успел? – вытаращила я на него изумлённые глаза и, не поверив, тут же метнулась в дом удостовериться.

Дом наш был небольшой, состоял из двух комнат, сеней и кладовки. Но даже в этом небольшом доме мама умудрялась навести порядок и уют. Всюду лежали выбитые или вышитые салфетки – на тумбочке, этажерке, комоде и диване. Даже новое изобретение цивилизации – телевизор – был накрыт салфеткой. На кроватях – весёлые рисунки на покрывалах, кружевные подзоры и высокая стопка мягких подушек.

Каково же было моё удивление! Пол, крашенный тёмно–коричневой краской, пестрил грязными полосами. Я вдохнула, а выдохнуть не могла – и слов не нашлось. Обида стояла в моих глазах, полных слёз. Брат за моей спиной молча наблюдал за происходящим.

Давясь слезами обиды, я принялась перемывать полы в доме. Второй брат, Саша, принёс мне чистой воды в ведре и помог вытрясти половички, лежащие под порогом. Наконец, слёзы высохли, обида улеглась. Я быстрее других прощала своих обидчиков. Отец рассказывал: накажет меня за провинность, отшлёпает или пожурит, ещё и минуты не пройдёт – как я уже кручусь около него, требуя мира.

…Мы идём по улицам, сворачиваем в переулки. Солнце ещё не высоко, светит и греет ласково. Пройдя приличное расстояние, мы взобрались на пригорок, и перед нами открылась огромная панорама: берега, перекинутый через реку железный мост, большой и шумный, по которому идут тяжёлые грузовики. Рядом с мостом лесогавань – здесь плавучие брёвна вытаскивают из воды, складывают в огромные штабеля, потом грузят в товарные вагоны и развозят по городам.

По сыпучей гальке быстро спускаемся к реке, скидываем одежду и лезем в воду. Вода кажется холодной, когда окунаешься в первый раз, потом привыкаешь и выходить на берег неохота. Мои братья заплывали далеко, а я плескалась возле берега – это было первое купание на речке – раньше мы купались на тёплом канале. Плавать я ещё не умела и только перебирала руками или ногами по дну. Мне казалось, что я плыву, и радости моей не было предела.

Как плавают по–настоящему, я узнала позднее, когда чуть не утонула. Вижу: ребятишки, меньше меня ростом, плавают тут, как рыбы, резвятся и весело играют в догонялки. Они плещутся около быка – так называется опора, которая держит мост. У основания быка был обрыв, и дна было не достать, но я не знала об этом – думала, что дети, как и я, не умеют плавать, просто бегают по дну. С завистью наблюдала я за их игрой и решила добраться до выступа быка, где они отдыхали, прежде чем нырнуть с него. Хорошо, что все заметили мой интерес и неожиданный бросок в воду.

Толща воды почему–то сразу оказалась сверху. В ушах у меня защёлкало, в глазах поплыли солнечные зайчики.

Спасла меня девочка, может быть, годом старше, – вытащила на берег. Слава Богу, я не поняла, что тону, потому и не цеплялась за неё, а то бы утонули вместе.

После этого брат Саша решил первым делом научить меня плавать, пока я окончательно не испугалась воды и страх не взял верх над желанием плыть.

– Вода не прощает ошибок, запомни! Но волков бояться – в лес не ходить.

«Причем тут волки?..» – подумала я, но возразить не успела.

–Заходи в воду по самую шею и старайся плыть к берегу, – сказал он, показывая, что надо делать руками.

Смелости мне не занимать, я зашла в реку чуть не по самые уши, но потом, испугавшись, кое–как выгребла из глубины. Желание заходить глубоко тут же отпало.

– Иди, не бойся, а то не научишься! – кричит, стоя на берегу, мой тренер.

– Боюсь! Я так утону, – отвечаю я, трясясь от страха.

– Ну и будешь, как лягушка, всю жизнь по дну руками плавать, – пристыдил он меня, сплёвывая в сторону.

Это подействовало. Я очень хочу научиться плавать. Зуб на зуб не попадает, но я снова и снова стараюсь изо всех сил плыть, делать под водой движения, хотя бы руками. И всё равно страшно. Ступаю ногами по дну, потом приподнимаюсь на цыпочках, после совсем отрываюсь от дна и, кажется, плыву, некоторое время держась на поверхности. Ноги мои всё ещё где–то внизу, но уже не касаются дна. Наконец, силы покидают меня – я с головой ухожу под воду. Тут страшно, темно. Выныриваю, нахлебавшись воды, отплёвываюсь, сморкаюсь. И всё же непонятное сочетание радости, растерянности и испуга перед неизвестным не останавливает меня, наоборот, интерес мой не ослабевает, только разгорается. Один миг я продержалась, и что–то снова и снова тянет меня идти в воду. Эти непередаваемые мгновения – ощущение невесомости, удачи. Барахтаюсь – и снова кусочек счастья: плыву. Как интересно, думаю я, почти уверенная, что научилась плавать. Выше неба счастье моё!

– Плыву! – кричу я. И в этот момент вода попадает мне в рот и в нос…

Вдоволь нахлебавшись, с неприятными ощущениями в носоглотке выхожу из воды и валюсь ничком на горячие камушки. Они приятно согревают. Усталости вскоре как не бывало. Солнце приласкало и высушило своими лучами мои спину и плечи. Подставляю ему лицо и живот. Улыбаясь, прищуриваю один глаз, другим смотрю сквозь ресницы. В них играет радуга, переливается всеми красками и лучами солнце. Как хорошо!

А где же мои братья? – спохватываюсь я. Они продолжают купание. Я засмотрелась на них, удивляясь их умению плавать. Вот это да! Они плыли красиво, выбрасывая руки вперед. Солнце сверкает дорожкой на поверхности воды. Как я люблю своих братьев за то, что они так умеют. Я тоже так смогу.

Саша – покладистый, стройный и ловкий, и Вовка – крепкий, ладный такой, вёрткий. Они плавают наперегонки, соревнуясь в скорости. Кто же выиграет? Саша, мой милый добрый Саша, или хитрый Вовка, который обидел меня утром? Но я обоих их люблю и переживаю за них одинаково, зная, что если один из них проиграет, то обида другого продлится до самого вечера.

Порой было непонятно, кто из них старше.

– Ты что, корову проиграл? – успокаивал каждого из них отец, когда они ссорились, доказывая вечное своё первенство.

Вовка всегда выкручивался, выгадывал, прятал, мухлевал, играя в карты, шашки или домино. Зная его нрав и цыганскую хитрость, я жалела доверчивого Сашу.

Саша плыл красиво и размеренно, а Вовка шумно, брызги летели от него, как от моторной лодки. Вот он пошёл на обгон. До быка осталось метра два, когда они поравнялись и одновременно коснулись его руками.

– Ура! Молодцы! – кричу я, подпрыгивая на берегу, довольная, что никто не проиграл.

– Чего орешь, малявка! – сказал Витька, долговязый парень, наш сосед по улице. Его неприятный голос, как звук тупого топора по железу, прервал мой восторг.

– Ну чё, лысый, поплыли на спор? – с вызовом обратился к моему брату долговязый своим ржавым прокуренным голосом.

– На чё спорим? – спросил, отплёвываясь совсем по–взрослому, твёрдым голосом Саша.

– На то, что ты мне свой лисапед с мотором отдашь на целый день.

– А ты скажешь своему брату, чтобы он по нашей улице со своим колесом не носился, как придурок.

– Ну, ты полегче на поворотах, а то за придурка можно и по сопатке схлопотать.

– А чё, умный что ли? Носится с колесом на палочке да ещё и приговаривает: «Нах, нах, нах». Только его и слышно.

– Ладно, скажу, пусть один день по другой улице погоняет. Какая разница, где гонять? – и он слегка хохотнул.

Двое подошедших парней, его дружков, тут же поддержали его притворным смехом.

Выбрали судей. Решили обозначить расстояние водного поединка живыми вешками: с одной стороны стоял наш Вовка, с другой – маленький сопливый «наездник». Тот самый, который, слегка прикасаясь палкой к колесу и подпрыгивая, будто верхом на палочке, носился по нашей улице взад и вперёд.

Но вот пловцы и судьи готовы. Расстояние застолбили: от Вовки до «наездника» – метров десять. Они стоят в воде по грудь, замерли. Махом руки дан старт. Заплыв начался от Вовки. Это был поединок двух мальчишек, живущих на одной улице, а любопытных и болельщиков собралось – со всего берега. Сначала стояло мирное спокойствие, потом страсти разгорелись: крики, улюлюканье, свист со всех сторон оглушили меня. Конечно, я хотела, чтобы Саша пришёл первым. Но этого не случилось…

Выиграл заплыв долговязый, выиграл ещё и потому, что ему подсуживали. На самом финише, когда победа моего брата была так близка, противный «наездник» отошёл чуть в сторону, давая возможность долговязому первым коснуться его рукой. Всем было понятно, что долговязый выиграл нечестно.

Кажется, впервые в тот вечер я испытала чувство ненависти, злобы и отчаяния…

Уважаемый читатель МГ! Поставьте, пожалуйста, отметку о своем впечатлении от прочитанного. А если вам есть что сказать более подробно - выскажитесь в комментрии!

  • ПОНРАВИЛОСЬ

( 1 Vote )

  • НЕ ПОНРАВИЛОСЬ

( 0 Votes )

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: