ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Огонёк (Сказка)

Дмитрий Киселёв   
27 Декабря 2018 г.
Изменить размер шрифта

По лугу зелёному, под солнышком ясным шагал однажды по тропинке Шут Гороховый: колпак зелёный, курточка красная, штаны и вовсе необыкновенные: одна штанина жёлтая, другая фиолетовая.

porosenok 89

Во времена-то было, наверное, не слишком давние, но и не слишком близкие. А в каком царстве- государстве – и вовсе неведомо. Солнышко-то, оно над всей землёй одинаково светит, луга зеленит, ручьями да реками звенит.

Шагал себе Шут и песенку напевал-насвистывал:

Иду тропинкой полевой,

Играет солнце надо мной.

И пусть нелепен мой наряд,

Я рассмешить любого рад!

Профессий всех не перечесть.

Вот и моя меж ними есть!

Пусть не смущает мой колпак –

Под ним чудак, но не дурак.

Я вас развеселить могу.

А если надо – помогу.

Мой смех, как хлеб, – он нужен всем,

И этот хлеб я тоже ем!

Вот так шёл он и пел. Вдруг, глядь, – а вдоль дороги поросёнок бежит. Бежит, оглядывается, к каждому бугорку принюхивается, повизгивает жалобно... Догнал его Шут.

– Здорово, – говорит. – Куда бежишь?

– Здорово, – недовольно буркнул поросёнок. – Монетку вот потерял и найти никак не могу! Кругленькая такая, блестящая. – И всхлипнул.

Тут Шут внимательно пригляделся и увидел, что поросёнок не простой, а глиняный. И щёлочка на спине...Копилка он.

– Ладно, не тужи, пойдём со мной. Если повезёт, другую монетку отыщем, а может, и не одну. Да и веселей вместе идти!

– Ну, что ж, пойдём! Мне ведь, в общем, торопиться некуда.

Пошли они вдвоём. Солнышко всё так же весело светит, однако за полдень уже перевалило. Только собрались они передохнуть, смотрят: кто-то в придорожной траве лежит. Человек не человек, а огурец большой, необыкновенный – с руками, с ногами и даже с головой. Лежит в траве и аж пожелтел от жары. Остановились путники.

– Тебя как зовут и откуда ты такой помятый? – спросил поросёнок.

– Да из бочки... из бочки я выпал. А зовут меня Огурец Огурцович, – простонал огурец. Мне бы в рассольчик сейчас... – жалобно посмотрел он на Поросёнка.

– Ха-ха-ха! Рассольчика ему захотелось! – визгливо рассмеялся Поросёнок. – Тут тебя самого кто-нибудь слопает!

– Чем тут валяться, пойдём лучше с нами, предложил Шут. – Под лежачий камень вода не течёт. А под огурец – тем более... Слышал такую мудрость народную?

– Может. и вправду лучше с вами пойти? – пробормотал Огурцович, с трудом поднимаясь на тонкие ножки. – А куда вы идёте?

– Да, может, до деревни дойдём, людей повеселим, да и сами в накладе не останемся. Глядишь, и переночевать пустят! – беззаботно улыбнулся Шут.

Пошли они втроём. Солнышко уже не припекает, а низко над дальним лесом висит, как румяное созревшее яблоко, вот-вот упадёт.

Давайте побыстрее пойдём! А то ведь здесь в чистом поле и заночевать негде, – предложил Поросёнок, – А в лесу, может, и найдём где отдохнуть.

– Не могу я быстрее! Мне бы рассольчику!

– Ну, где мы тебе здесь рассольчик достанем?! – огрызнулся Поросёнок. – Водички бы холодной испить – и то хорошо!

– Перестаньте ругаться! – урезонил спутников Шут. – Вон ручеёк в траве блестит, почти рядом. Сейчас и напьёмся!

Путники прибавили шагу, смотрят – и впрямь ручеёк. Вода чистая, прозрачная в нём бежит. Вдоль берега песок жёлтый, тальник шуршит зелёными листьями. Вволю напились они прохладной водицы, отдохнуть присели. Сидят, в живое текучее зеркало воды смотрятся. Каждый о своём думает. Вдруг смотрят, коряжина плывёт, а на сучке белый листок полощется. К самому берегу коряжину прибило. Шут руку протянул – благо длинная! – поймал тот листок. А это оказался лоскут коры берёзовой, и на нём буквы нацарапаны.

– Ну-ка, что там написано? – Поросёнок с Огурцовичем шеи от любопытства вытянули: – Читай скорее!

– Да тут плохо видно. Вода почти всё размыла. Отдельные слова только и можно прочитать.

– Читай что есть!

– Ладно, попробую. – И Шут прочёл: «...лес...темно...звери...беда... кто найдёт, пусть идёт по тропе... Ждут»

– Да-а, – почесал рыжий затылок Шут. – Ничего мне тут непонятно! Ясно только, что кто-то хочет, чтобы мы по тропинке шли к лесу. Беда там какая-то случилась. Выручать надо.

– А может, это и не для нас вовсе написано! – запротестовал Поросёнок.

– Тут же ясно сказано: «кто найдёт». Вот мы и нашли. Значит, нам идти. Да и ночевать нам всё равно негде.

– Ну что ж, пойдём – не слишком охотно согласился Поросёнок. Идти ему не очень хотелось, но и оставаться одному – страшно. Вместе всё-таки веселее.

– А вот и тропинка! – Шут показал на примятую траву. Поросёнок и Огурцович могли бы поклясться, что минуту назад здесь этой тропки не было...

– Ну что ж, пошли!

Солнце тем временем и вовсе за лес закатилось. Быстро стемнело. Идут путники час, второй, третий, а силы всё не убывают. Видно, не простая вода в том ручейке течёт! Вот уже и лес начался. Огромные ели небо закрыли. Вроде и остановиться надо, да ноги сами несут. В небе ни одной звёздочки не видно. Вдали волки воют, за кустами рысь шипит. А тропка, будто лунным светом полита, светится чуть заметно, вьётся, петляет между сосен-великанов, между елей тёмных, седыми бородами мха подпоясанных. Но журчит рядом ручеёк, будто успокаивает. А путники всё идут. Впереди Шут Гороховый идёт, длинными руками размахивает, за ним Поросёнок Глиняный семенит на коротких ножках, похрюкивает, а позади всех, кряхтя и охая, переваливается Огурец Огурцович. Страшно ему. Ветка хрустнет – у него ноги от страха подгибаются, сердце в пятки закатывается... Высоко на ветке филин ухнул: «Кто такие? Куда идёте?»

– Да вот, где переночевать ищем. А ты что здесь делаешь? – откликнулся Шут.

– А я посмотреть прилетел: кто это по нашему лесу заповедному бродить смеет?! Да пути вам счастливого пожелать. Волки здесь недалеко охотятся.

– Может, ты и объяснишь, куда эта тропинка ведёт?

– Вот ещё! – фыркнул филин. – Желать чего-нибудь вовсе не значит что-то делать! Идите куда идёте, и пусть случится то, что случиться должно. Полечу, лучше мышей поищу, – пробормотал он и бесшумно скрылся, словно его и не было.

– Тоже мне доброжелатель! – проворчал Огурцович. – И откуда только берутся такие?!

– Да уж не из бочки падают! – съязвил Поросёнок.

– Ох, устал я, – захныкал Огурцович. – Сейчас бы в рассольчике полежать!

– Отстань ты со своим рассольчиком! – взвизгнул Поросёнок. – Лучше пошли быстрее, иначе мы отсюда никогда не выберемся.

– Зря ты на него так, – спокойно сказал Шут. – У меня ноги вон какие длинные, и то притомился.

Тут разглядели они рядом с тропинкой куст густой, забрались под его ветви, прижались друг к другу потеснее и мгновенно уснули, словно выключили их.

Когда проснулись, вокруг было по-прежнему темно. Лишь тропинка слегка светится. А спать уже совсем не хочется – выспались. Удивились путники, да делать нечего, из-под куста выбрались и дальше по тропинке пошли. Впереди всё также Шут вышагивает, за ним Поросёнок копытцами стучит, следом Огурцович вприпрыжку поспешает.

– Смотрите, огонёк! – неожиданно воскликнул Шут. – Пошли быстрее! И правда: вдали меж деревьями блеснула яркая точка чуть крупнее звезды утренней. Тут даже Огурцович про рассол забыл и про волков, что где-то рядом бродят. Припустили путники бегом. Бежали, бежали, вспотели, запыхались, устали. А огонёк всё не приближается. И тропинка вдруг кончилась, только ручеёк тихо журчит. Пригляделись путники, а перед ними огромные корни растопырила вывернутая ветром лиственница, а под ней – что-то на нору похожее.

– Давайте залезем, передохнём и подумаем, что дальше делать, – предложил Шут.

– Вдруг там кто-нибудь есть? – забеспокоился Огурцович.

Поросёнок только поёжился.

– Ладно уж, я первый пойду! – храбро сказал Шут и полез в нору. Следом за ним, подбадривая друг друга, втиснулись Огурцович и Поросёнок. Вдруг перед ними в земляной стене открылась небольшая дверца, и яркий свет заставил глаза зажмурить...

– Проходите, проходите! – приветствовал их ласковый старческий голос.

– Наверное, какая-нибудь баба-яга! – успел шепнуть на ухо Шуту Поросёнок.

– Всё может быть... – философски отозвался Шут.

Между тем перед ними открылась небольшая комната. На стенах висели пучки трав, потолок светился мягким зеленоватым светом, – ночью в тайге гнилушки так светятся. В углу комнаты на подушках из оленьих шкур сидел маленький старичок в круглой песцовой шапке, меховой шубейке, искусно расшитой яркими цветными нитками, и тонким, сухим пальцем водил по странице большой книги в тёмном кожаном переплёте. Едва путники вошли, как дверь бесшумно захлопнулась и... пропала. Только пучок травы над тем местом, где дверь была, слегка закачался. Старик хитренько засмеялся: «Хи-хи-хи!»

– Кто вы такой? – спросил Шут.

– Я? Я Леший не конный, не пеший. Гостей принимаю да развлекаю. Иные про меня говорят лишку, а я сижу да читаю книжку. – И он опять тихонько рассмеялся. – Я говорить люблю в лад и гостям всегда рад! Прошу не рядиться да тут и садиться!

От такого приёма Шут, Поросёнок и Огурцович вначале слегка опешили, но быстро осмелели и расселись на мягких меховых подушках около удивительного старичка.

– Ну что, будем есть-пить да о деле говорить? – он выдернул травинку из пучка и быстро растёр её между ладошками, а пыль сдул. И тотчас перед голодными путниками появился невысокий столик, заставленный всевозможными кушаньями. А рядом с Огурцовичем оказался запотевший кувшин с ароматным рассолом. Гости даже рты открыли от изумления. А старичок знай приговаривает: – Не стесняйтесь, угощайтесь! Кто хорошо поел, тот и силён, и смел...

Ну, тут уж дважды никого уговаривать не пришлось. Столик начал быстро пустеть. Видя, с каким аппетитом путники уничтожают угощение, старичок примолк, а чтобы не мешать, носом в книжку уткнулся. А когда гости наелись, он растёр травинку из другого пучка, и стол пропал, будто его и не было.

– А теперь отдохните да о себе расскажите!

Рассказал ему Шут и про то, как они друг друга повстречали, и про ручеёк с необыкновенной водой, и про лоскут коры берёзовой, а потом и сам лоскут достал из-за пазухи и показал Лешему.

– Да-да. Вот и выручила текучая вода... – непонятно пробормотал он, разглаживая бересту ладошкой.

– А потом мы огонёк увидели, – закончил свой рассказ Шут. Правда, до него мы дойти не сумели, а в дом твой вроде как случайно попали...

– Куда шли, туда и пришли. Ручеёк тот, с водой целебной, и вправду волшебный, – выслушав Шута, сказал Леший. – А письмо берестяное я послал с его водою. Теперь слушайте и не перебивайте. Расскажу вам всё по порядку...

Лес наш не всегда был такой тёмный да страшный. Когда-то и над ним солнышко светило... Только давно это было. Пришёл невесть откуда в наш добрый, зелёный лес злой и жадный колдун, тёмное покрывало на него накинул. Птицы петь перестали, вся другая живность, что солнышко любит, в норах да в дуплах попряталась. Тех, кто спрятаться не успел, злой колдун убил да съел. А покрывало, сами догадываетесь, зачем злодею понадобилось. Ведь в темноте грабить и убивать сподручнее. Так и живём мы с тех пор, не высовываясь из нор, – старый Леший грустно покачал головой. – Волки, рыси да филины в услужение к колдуну пошли. Они и в прежние времена пошаливали, но тогда хоть при солнышке от них лесному народу можно отдохнуть можно было. А сейчас они и вовсе стыд потеряли: всю живность в лесу разогнали, кого совсем извели, кто сам от страха еле жив. Огонёк, тот, что вы увидели, и впрямь не простой – это солнечный лучик пробился сквозь волшебное покрывало. Только тех, кто знает об этом, мало. Остальные думают, что это звёздочка далёкая. Да и в темноте, в страхе всякое любопытство потеряли. Не до звёзд им... И пойти сорвать покрывало ни у кого пока ни сил, ни храбрости не достало... И моего колдовства на это не хватает, хотя и я кое-чего могу!

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: