ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
2020-06-17-06-24-03
Хотите послушать или прочитать стихи современных поэтов? Такая возможность есть. Поэтическое меню представлено обращением Всеволода Емелина к Владимиру Владимировичу по поводу режима самоизоляции в Москве, стихами Ивана Давыдова о слонах, Алексея Цветкова — о Давыде и Юрии, Александра Дельфинова — о...
2020-06-29-04-36-01
В прошлый раз мы рассказали подробно про популярную процедуру – химический пилинг, который помогает дамам после 50 лет выглядеть молодо и элегантно. Сегодня раскроем секреты «уколов красоты», об эффективности которых ходят легенды. Оправданы ли...
2020-06-18-07-13-48
В конце 80-х, когда на просторах СССР задули «ветры перемен», и Михаил Тататута стал для нас «первооткрывателем» целого континента. Он рассказал о реальной, не придуманной пропагандой Америке. Он был первым журналистом, бравшим интервью у Элизабет Тейлор в её доме, и первым советским корреспондентом,...
2015-08-21-06-02-06
Как-то раз гуру спросил у своих учеников: — Почему, когда люди ссорятся, они кричат?
2015-03-26-07-50-12
Один проповедник столкнулся с человеком, который утверждал, что грешный человек в нём умер. Заинтригованный, он пригласил его к себе на обед.

МультиВход
 

Объегорил Егорка...

Иван Васильевич Фетисов   
04 Апреля 2016 г.
Изменить размер шрифта

 

Кому довелось читать прозу Ивана Васильевича Фетисова (1926–2013 гг.), тот наверняка отмечал её своеобразие, запомнил ярко выписанных героев. Сейчас к изданию готовится книга избранных повестей и рассказов много повидавшего на своём веку журналиста и писателя. Предлагаем вашему вниманию отрывок из рассказа «Тепло погас­шего костра», в котором также задета тема розыгрыша, правда, не первоап­рельского и не такого уж и весёлого...

...На днях Роман встретил на перепутье человека чужой кро­ви – жителя бурятского улуса Егорку Болтунаева. Слово за слово – разговорились. Незнакомец привлёк Романа открытостью души и тревогой за свою судьбу. Человека обидели: исключили из колхоза – частенько выпивал и не выходил на работу. Страннику Роман посочувствовал и на свою судьбу посетовал – пристигла старость, кочевье уже не по силам, пора бы душе и телу побыть на покое, а кто подаст кусок хлеба. Егорка старого цыгана утешил:

– Однахо, горевать не надо... Государство стариков обижать не должно. Пиши челобитную...

– Не учён я грамоте. Если можешь, составь бумагу от имени моего.

Егорка на просьбу откликнулся тут же. Старик озарился надеждой и подарил Егорке за его старание новый жилет – не поскупился. Теперь одна дума из головы не выходит: что молвит старший начальник в районе, у которого, по мнению Романа, большие права и который всё может сделать, если его хорошо попросить...

– Вот бумага. Поезжай. Димао. Время дорого, – напутствовал старик сына.

Молодой цыган сноровисто вскочил в седло. Буланый с мес­та взял размашистой рысью. По высокой росной траве лёг тёмный след.

– Дай бог удачи! – тихо сказал старик.

...Молодой цыган вернулся к вечеру. Уже закатилось солнце. В пади копилась прохлада. Возле табора запылал костёр...

Санька разбудился от оживлённого разговора собравшихся вокруг старика сородичей. Молодой цыган стоял напротив отца, скуластое его лицо с крючковатым носом освещало пламя – говорил весело и речь свою изредка украшал сдержанным хохотом. В рассказе что­то казалось ему смешным.

– Еду по селу... Как боевой генерал. Буланый цокает коваными копытами. Люди по сторонам дивятся: «Едет цыган на коне верхом...» Будто вовеки не видели лошадей и цыган. «На какой праздник?» – слышу голоса. – «Не на праздник. К высокому начальнику. Где его увидеть?..»

Показали на большой двух­этажный дом. По главной улице. На площади перед этим каменным домом – вереница автомашин. Коновязи нет. Поставил буланого возле тополя – и в дом. Коридор длинный, пол – паркетный. Прямо как во дворце.

К начальнику попал не сразу. Посидел в комнате у его секретарианки. Девушка вежливая, обходительная. Предупредила: «Подождите! Григорий Прохоро­вич занят...» – Жду.

И вот – просят. Начальник пожал руку, смотрит внимательно и улыбается, мол, по какому случаю пожаловал. Подаю бумагу. Глянул начальник и расхохотался. Перевёл дыхание, спрашивает: «Кто отправил послание?» – «Мой отец, – говорю. – Человек преклонных лет». – «Во здравии он?» – «Во здравии», – отвечаю. «А пишет ерунду... Сам­то ты, мил человек, читал, что он пишет?» – «Не велено было открывать бумагу»... – «Тогда послушай...»

И начальник прочитал: «Уважаемый гражданин, руководи­тель районной советской влас­ти, прошу наказать меня плетью... Я заслужил сей участи за то, что всю жизнь не работал, а хочу просить государственное пособие по старости...»

«Так и сказано?!» – спрашиваю начальника. – «Так. А что, у старика в жизни по­другому?»

Врать не стал. Согласился с тем, что вышло. Тогда начальник сказал: «Пособие отцу назначить нельзя. Для пособия нужен большой стаж работы. А старого человека можно устроить в дом приюта». – И за то поблагодарил начальника...

Табор затих, онемел. Цыгане, переглядывались, не находили, что сказать друг другу. Злой человек Егорка. Над старым человеком надругался. Обманул. За что?..

Роман сник, устало подошёл к костру, протянул поближе к огню руки, тепло отвлекло от тяжёлой думы. Табор всколыхнул пронзительный голос. Он звал к от­мщению.

– Рубить Егорку надо! – один из цыган схватил топор. – Где эта рожа поганая? – опомнился: горячится зряшно. Врага поблизости нет. И вроде бы теперь уже похвалил Егорку. – Чёрт, ловче нас оказался. За враньё жилетом обогатился...

  • Расскажите об этом своим друзьям!
Загрузка...
Загрузка...

Тэги: