ЗДРАВСТВУЙТЕ!

НА КАЛЕНДАРЕ
ЧТО ЛЮДИ ЧИТАЮТ?
-2020-50-
Модная осень 2020 обещает стать не только удивительно стильной и удобной, но и яркой для женщин, перешагнувших порог элегантного возраста. О том, что стоит примерить уже сегодня, расскажем в...
2014-11-28-01-50-36
При создании фрески «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи столкнулся с огромной трудностью: он должен был изобразить Добро, воплощённое в образе Иисуса, и Зло — в образе Иуды, решившего предать его на этой трапезе. Леонардо на середине прервал работу и возобновил её лишь после того, как нашёл идеальные...
2014-11-25-01-55-41
Однажды неподалёку от деревни пастух пас овец. Было уже за полдень, и бедный пастух очень проголодался. Правда, он, выходя из дому, велел своей жене принести себе в поле позавтракать, но жена, как будто нарочно, не...
2014-09-05-00-39-30
Некий мужчина отправился к портному, чтобы заказать у него костюм. Когда заказ был готов, мужчина подошёл к зеркалу проверить, как сидит новый наряд. В первую же секунду он заметил, что правый рукав пиджака слишком короток, и видно...
2014-12-15-06-09-14
К Богу явился мужчина и заявил о своей скуке. Бог задумался: «Из чего сделать женщину, если весь материал ушёл на мужчину?»

МультиВход
 

«Декамерон» эпохи застоя»

По инф. "Аргументы Недели"   
03 Марта 2019 г.
Изменить размер шрифта

Новый роман известного писателя Юрия Полякова называется довольно задиристо – «Весёлая жизнь, или Секс в СССР». События происходят осенью 1983 года, при Андропове, и писатель тщательно воссоздаёт реалии той, ныне забытой жизни. В известной степени это «ретророман», а его автор – «ретроман». Сюжет острый, с неожиданными поворотами, где переплелись большая политика того времени, интриги литературного мира, семейные конфликты и любовные приключения главного героя, носящего фамилию Полуяков.

 

 

Банный мираж (отрывок из романа Юрия Полякова)

– Меня всегда раздражало, – признался корреспонденту «Аргументов Недели» Юрий Поляков, – когда в подхалимском раже советские времена представляют как унылый застой, общее пугливое оцепенение, мол, люди боялись поднять голову, выразить свои мысли или страсти. Не боялись. Это в Америке боятся сегодня девушке руку на талию положить или похвалить Россию – сразу вылетишь со службы за «сексизм» или «путинизм».

– Можно ли считать «Весёлую жизнь» продолжением знаменитого «Козлёнка в молоке»?

– Двадцать три года назад я выпустил роман-эпиграмму «Козлёнок в молоке», вызвавший споры и переиздававшийся с тех пор без малого 30 раз. Когда меня спрашивали, будет ли продолжение «Козлёнка», я уверенно отвечал: нет. Но вот три года назад мне вдруг захотелось вернуться к знакомой теме. События романа происходят примерно в то же время, может, чуть раньше – в последние месяцы правления странного генсека Андропова. Эта эпоха очень интересна, ибо она во многом предопределила то, что случилось с СССР через несколько лет. Кому-то моя новая вещь покажется своего рода «зашифрованными мемуарами», но на самом деле это полноценный сюжетный сатирический роман, хотя в нём нет выдуманных событий, почти все они имели место в той жизни, которую ещё хорошо помнят мои сверстники. Многие персонажи узнаваемы, поэтому предвижу возмущения, но мне не привыкать.

– А по поводу излишнего эротизма возмущений не предвидите?

– Не исключаю, но я честно описывал ушедшую эпоху, а секс вопреки либеральной мифологии в СССР был, да ещё какой, и население страны росло быстрее! Просто проходил он в ту пору по ведомству любви. Вот про это и написан новый роман. Мой приятель-критик, прочитав рукопись, сказал: «Юра, ты написал «Декамерон» эпохи застоя!»

– Когда же мы сможем прочитать «Декамерон» эпохи застоя»?

– Скоро. В сокращении роман будет печататься в трёх весенних номерах журнала «Москва», с которым я давно сотрудничаю. А полностью он увидит свет в издательстве АСТ в конце марта. Тем, кто интересуется моими изданиями, спешу сообщить, что в прошлом году АСТ затеяло моё 12-томное собрание сочинений. Вышли три тома. Четвёртый появится одновременно с новым романом.

Банный мираж (отрывок из романа)

Мы разделись. Пахло в сауне

Мятою и чабрецом.

– Ах, не надо! – ты сказала мне

С разрешающим лицом.

Директор издательского комбината Владимир Анатольевич Головчук, ухоженный бабник сорока с лишком лет, как и положено номенклатурному кадру, был давно, безнадёжно и безрадостно женат, но не пропускал мимо ни одной юбки. Впрочем, к концу 1970-х это выражение устарело: едва ли не половина сотрудниц ходила на службу в брюках и джинсах, которые гораздо соблазнительнее, нежели платья да юбки, выявляли усидчивые ягодицы советских тружениц. Неодолимая тяга директора к дамам сразу бросалась в глаза. Стоишь с ним, бывало, в коридоре, выслушиваешь нагоняй за срыв графика, а тут мимо спешит, стуча каблучками и повиливая станом, девица из производственного отдела. В откормленном лице Головчука сразу что-то вздрагивало и менялось, и, не прекращая делового разноса, он, словно флюгер, поворачивал свой мощный нос вслед ускользающей женской плоти:

– Как она тебе?

– Впечатляет.

– Даже и не думай!

Женскую часть вверенного ему коллектива Головчук оберегал, как султан оберегает свой гарем. Подчинённых мужиков, которые заводили романчики с сотрудницами, он подлавливал на оплошностях, умело подставлял, давил выговорами и увольнял «по собственному желанию». Со временем почти все сотрудницы, пригодные к поцелуям, стали ему, скажем мягко, не чужими. Но тут случилась серьёзная неприятность. В издательстве служила хорошенькая бухгалтерша, с которой Владимир Анатольевич подолгу, запершись в кабинете, сводил дебет с кредитом, или наоборот. Дурочка сначала верила его обещаниям развестись и жениться, а потом прозрела и наябедничала в райком партии. Похотливому руководителю влепили выговор с занесением и предупредили: ещё одно блудодейство в коллективе, и его вышвырнут из номенклатуры, как обгадившегося щенка. А это не шутки!

В общем, сексуальные радости без отрыва от производства накрылись, а котовать в нерабочее время советскому человеку было непросто. Во-первых, типографское дело по природе своей хлопотное, требует пригляда от темна и до темна. Во-вторых, дома караулит жена, бдительностью мало отличаясь от дознавателя НКВД. В субботу и воскресенье (это в-третьих) тоже не рванёшь на простор: квартиру отпылесось, грядки на даче перекопай, «Жигуль» отремонтируй, с сыном-обалдуем математикой займись, а если останутся силы, и жену через не могу приласкай: живой всё-таки человечек. В таких условиях, согласитесь, трудно заниматься спортивным сексом.

Головчук потосковал, погрустил и по тогдашней моде завёл в пристройке директорскую сауну. А что? Производственные площади бесплатные. Воды, в том числе горячей, залейся, электричество почти дармовое. Оставалось обшить стены осиной, сколотить полки, соорудить каменку, пустить душ, завести самовар и поставить в комнате отдыха широкий диван. Парься и расслабляйся! Сколько там помылось и расслабилось милых особ, неведомо, так как в баню вели своих дам друзья и полезные люди: саун-то в Москве в ту пору было раз-два и обчёлся. Особенно ценили гости фирменный директорский настой чабреца: плеснёшь на раскалённую каменку, и парная наполняется неизъяснимым ароматом крымских степей…

Сам Головчук тоже не зевал, умело вовлекая гражданок приятной наружности в банные процедуры. Удобно: попарился с подругой, сбегал в кабинет, поруководил издательством, потом снова спустился в сауну и снова попарился с затомившейся чаровницей. Здесь-то его и караулила большая беда. Как-то в театре «Современник» он познакомился со скучающей эффектной дамой, которая при внешней холодности оказалась впоследствии буквально кладом залежалой чувственности. Поначалу всё складывалось отлично, она работала в школе и освобождалась рано, имея возможность по пути в семью помыться и утешиться. Однако муж страстной театралки служил не где-нибудь, а в МУРе следователем и страдал профессиональной наблюдательностью. Со временем он заметил странную закономерность: откуда бы ни возвращалась его супруга – из театра, цирка, консерватории, со дня рождения подруги, от портнихи, из магазина или планетария – от неё непременно веяло чабрецом. Более того, прежде жена постоянно пилила его за службу без выходных, поздние возвращения домой с заданий, регулярные выпивки с сослуживцами, и, как следствие, превращение супружеского сплочения в редчайшее явление, подобное грозе над Каракумами. И вдруг с некоторых пор упрёки прекратились, наоборот, появление мужа в тактильной близости стало вызывать у неё брезгливое раздражение. Суммировав и осмыслив улики, в один прекрасный день сыщик устроил своей половине допрос с пристрастием и расколол. Она не смогла внятно объяснить, почему от неё, воротившейся с группы продлённого дня, разит чабрецом, а в сумочке таится скомканная влажная шапочка для душа. В итоге испуганная женщина чистосердечно призналась, выдав полового сообщника и явочную сауну…

…Но разъярённый муж не бросился бить морду сопернику или, того хуже, не пошёл, вогнав обойму в табельный пистолет, на мокрое дело. О нет! Отходив изменщицу парадным ремнём, муровец её простил, но задумал в назидание другим посадить Головчука за содержание притона в режимном помещении под видом оздоровительно-помывочного пункта. Сняв с жены развёрнутые письменные показания, он пошёл к генералу, а тот, возмутившись, позвонил в райком: трогать номенклатурного работника без ведома партии тогда не дозволялось: горький опыт Большого террора, когда чекисты, войдя во вкус, карали без разбора, не пропал зря. В райкоме же, зная прежние грехи директора, возражать не стали и дали добро на ликвидацию гнезда разврата. Наутро планировались обыск в типографии и арест злостного нарушителя советского целомудрия…

Но не зря же Головчук зазывал в сауну нужных людей, один из них, по счастью, служил как раз в МУРе и накануне вечером слил информацию. Когда оперативники в восемь часов утра нагрянули в издательство, они, к своему изумлению, обнаружили в пристройке, где, по агентурным данным, находилась аморальная сауна, лишь голые кирпичные стены и бетонный пол. В помещении одуряюще пахло типографской краской, а посредине стоял рычагастый линотип, за которым сидел наборщик в синем халате и шарил пальцами по клавишам. Группа захвата вернулась ни с чем, но обманутый рогоносец продолжал настаивать, он нашёл бомжей, видевших, как ночью, что-то спешно грузили на машины и увозили из издательства. Тогда жену вызвал на ковёр сам генерал, однако она уже успела посовещаться с мамой и любовником, поэтому чистосердечно призналась высокому начальнику, что, измученная невниманием, сама придумала всю эту историю, чтобы вызвать ревность мужа и вернуть его в супружеское состояние.

– А чабрец?

– Сама, товарищ генерал, заваривала и опрыскивалась…

– Ишь ты, затейница какая! Может, лучше «Шанелью» вспрыснуться, – посоветовал генерал, с мужским интересом глядя на выдумщицу.

– Пробовала. Не помогает.

Генерал посмеялся над бабскими хитростями, вызвал оскандалившегося сыщика и объявил ему о неполном служебном и семейном соответствии, обязав старательнее вникать в надобности супруги, почаще устраивая ей ночью очные ставки…

Примечательные публикации на тему "Секс в жизни пожилых людей"

...и много других публикаций на эту тему

  • Расскажите об этом своим друзьям!
Загрузка...
Загрузка...