ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Cпорщики

Николай СМИРНОВ   
09 Ноября 2017 г.
Изменить размер шрифта

Дождавшись, когда чуток потеплело, Семён Петрович наточил топор и начал подтёсывать калитку. Вчера внук­первоклашка открыть не смог, дёргал­дёргал за железное кольцо, а она ни в какую. Дед в это время футбол смотрел по телевизору, не услышал, как Митька зовёт, хорошо хоть собака разлаялась. Пошёл, открыл, а у внука уже слёзы обиды на глазах...

– Семён, ты чего это топором машешь? Рубанком поаккуратнее-то вышло бы.

Семён Петрович разогнулся. Ну, кто же ещё – Глеб, конечно, со своими советами под руку лезет. И Коркин с ним в паре. Друзья-соседи. Только вот дружба у них – до второй бутылки. Как переберут, так и начинают выяснять, кто из них «круче».

– Спасибо, Глеб, за заботу, но я и топором сделаю. А рубанком у самой земли как возьмёшь? Может, покажешь?

– А снять калитку, значит, лень... Ладно, знаю, что ты и с топором «на ты». Откуда только взялось, непонятно. Антиллигент – от слова «анти», – хохотнул Глеб. – Мы­то к тебе по сурьёзному вопросу подошли...

– Ну?

– Вот тебе и ну. Только дай­ка сначала закурить, а то без дыму у меня слова друг с другом не вяжутся.

– Бросил я, Глеб, эту дурь.

– Понимаю-понимаю, тоже, значит, пенсии на табак не хватать стало. Так и быть, давай мои покурим, дешёвые... – Глеб достал красную пачку сигарет.

Семён Петрович только рукой махнул в его сторону и обратился к менее разговорчивому Коркину:

– Борис, у вас действительно вопрос какой или Глебу просто позубоскалить захотелось?

Коркин вздохнул глубоко и вымолвил:

– По мне, так и спорить не о чем, а Глебка у нас, похоже, в демократы записался, доказывает, что четвёртое ноября для России главнее седьмого. Ты в истории дока, вот и решил я у тебя спросить. Как интеллигенция считает?

– Господи, нашли о чём спорить. Пусть каждый со своим мнением остаётся: ты седьмого выпьешь, Глеб четвёртого – и никаких проблем. А интеллигенция тоже по-разному считает. Всё, идите, не мешайте работать.

– Работа не волк, погоди, – не по характеру настырно остановил его Коркин. – Скажи, что это за Китай-город такой был во времена Минина и Пожарского?

– Вот-вот, скажи, – подхватил Глеб, – раз Китай, значит, большой и большое значение имел!

– Большой или небольшой здесь ни при чём. По происхождению названия версий несколько. А по размеру он где-то десятую часть площади города занимал. Тогда вся Москва стеной обнесена была, и внутри дополнительно стены ставили, главная была вокруг Кремля, а к ней Китайгородскую пристроили...

– Ага, десятая часть, значит, – Коркин иронично глянул в сторону Глеба. – А почему тогда именно его освобождение от четвёртого ноября так возвеличили?

Семён Петрович задумался. Здесь он сам находился в серьёзном сомнении. Спроси его раньше, сказал бы однозначно: именно в Китай-городе базировались польские войска, которые народное ополчение разгромило 4 ноября 1612 года, после чего, на следующий день, уже без боя сдался и королевский гарнизон, засевший и голодавший в Кремле. Но с неделю назад наткнулся он в Интернете на материал, подготовленный не кем попало, а НИИ Военной академии Генерального штаба Вооружённых Сил России. И вот там-то было сказано, что Китай-город взяли штурмом не народные ополченцы, а казаки князя Трубецкого, претендовавшего на главенствующую роль в освобождении Москвы. Пожарский хотел, судя по всему, обойтись без кровопролития, голодная блокада и так вынудила бы поляков сдаться не сегодня-завтра. А казаки ждать не пожелали, пошли на бессмысленный, в общем-то, штурм... и не четвёртого ноября, как писано в других источниках, а первого.

– Тут такое дело, Борис... История давняя, за эти века и календарь менялся, и даты дважды сдвигались, свидетельства тоже противоречивые сохранились. Но до революции в России, в память избавления Москвы от поляков, 22 октября, а по новому стилю это как раз 4 ноября, совершалось особое празднование Казанской иконе Божией Матери с крестным ходом. Наверное, им там, в 17 веке, виднее было, какую дату назначать. Что касается Китай-города, то это, ну как Берлин взяли в сорок пятом... Понятно?

– Во – как Берлин! Огромное по смыслу значение получается! – обрадовался Глеб. – Так что, Борька, бутылка – с тебя!

– Погоди победу праздновать, – остановил его Коркин. – Во-первых, Семён Берлин для сравнения по смыслу привёл, а не по мировому значению. Во-вторых, там тоже не всё ясно. Вот акт о капитуляции седьмого мая подписали, а праздник на девятое мая поставили. Почему?

– Если мы всю историю разбирать будем, то я работу и к вечеру не закончу, – начал сердиться Семён. – Сами бы энциклопедию почитали, там всё яснее ясного: седьмого подписали, восьмого вступил в силу. В Европе было 11 вечера, а в Москве уже час как 9 мая наступило. Всё, моё терпение лопнуло, сдуло вас отсюда!

– Ну, Сеня, не зли-ись, – дурашливо протянул Глеб. – Мы ж народ, к свету знаний, так сказать, тянемся, а ты нас просвещать должен, хоть и на пенсии. Я вот что из твоей учёности понял. Скажем, у тебя туточки калитку перекосило – ты её и подтёсываешь, чтобы не заедала, значит. То же и с историей получается. Заклинила Октябрьская революция в буржуазных воротах, вот они её и стесали. А чтобы ворота не снимать при этом, о четвёртом ноября вспомнили. Ну, бывай, сосед. Мы, так и быть, обе даты отметим – с каждого по бутылке!

Друзья-соседи, покончив спор миром, двинулись по улице дальше, а Семён Петрович, посмотрев им вслед, вздохнул и снова взялся за топор.

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам

Тэги: