ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

«Ахтунг! Покрышкин!»

Алексей Тимофеев, stoletie.ru   
12 Марта 2018 г.
Изменить размер шрифта

1a

Весной 1943 года на Кубани взошла грозная звезда одного из самых доблестных воинов в истории Руси. Встретивший войну 22 июня 1941-го безвестным командиром звена, в 1943-м 30-летний капитан Александр Иванович Покрышкин стал легендарным героем, сыграв главную роль в разгроме германских люфтваффе. Это не громкие слова, не преувеличение. Осталось много документов, воспоминаний, свидетельств.

4

Кубанское воздушное сражение – самое напряженное и ожесточенное во всей Второй мировой войне. Тысяча на тысячу самолетов сошлись на участке фронта в десять километров! Установилась ясная погода и в небе, по воспоминаниям многочисленных очевидцев, шла «настоящая рубка». Сам Покрышкин с эпической простотой пишет в своей книге «Познать себя в бою»: «Слева от нашего маршрута виднелись предгорья Кавказских гор. Станицы в белых и розовых красках от цветущих яблонь, миндаля и вишен. Природа звала к радости. А мы летели, чтобы вступить в смертельную схватку с врагом. Может быть, кто-то из нас в последний раз видит эту красоту весны»...

Немцы направили на Кубань свои лучшие эскадры, в том числе известную 52-ю, где воевали их самые результативные асы – «эксперты», в их числе и Эрих Хартман. Но на этот раз коса нашла на камень. Гвардия «сталинских соколов» переломила ход битвы в небе войны. Как сообщает вышедшая в Германии книга «История воздушной войны. 1910-1970»: «Советские летчики, воевавшие на Кубани, завоевали мировую известность. Во главе их стоял Александр Покрышкин».

Он открывал огонь не по устаревшим инструкциям: «С 200 метров пусть стреляют слабаки». После математически точных мощнейших ударов в упор, с 50–100 метров, по мотору и кабине разваливались на части «мессершмитты», превращались в огненный шар разрыва загруженные бомбами «юнкерсы»...

Первым сокрушительную силу «соколиных ударов» Покрышкина оценил противник. Немцы – и это единственный случай – сразу поднимали тревогу при обнаружении Покрышкина в небе. Он вызывал у них настоящий страх. О разработанной Покрышкиным тактике истребителей докладывалось лично рейхсмаршалу Герингу.

За летчиком, умевшим сбивать в одном бою по три-четыре самолета, была организована охота, оставшаяся безуспешной.

По свидетельству известного ученого, лауреата Ленинской и Государственной премий Ю.Н. Мажорова, который в годы войны служил в 1-й отдельной радиобригаде Ставки ВГК, лишь в трех случаях немцы переходили с зашифрованных радиосообщений на передачу открытым текстом: «Ахтунг, партизанен!» (внезапное нападение партизан); «Ахтунг, панцер!» (прорыв советских танков) и – «Ахтунг, Покрышкин!».

«Не однажды доводилось нам слышать по радио, – пишет Герой Советского Союза летчик-штурмовик А.А. Тимофеева-Егорова, – «Внимание! Внимание! В воздухе Покрышкин!». Открытым текстом радировали предостережение немецкие посты наблюдения, и фашистские асы без промедления покидали жаркое кубанское небо.

1

Таким его узнал весь мир

– Кто такой Покрышкин? – спрашивали летчики друг у друга и у командования. О Покрышкине заговорили на летных конференциях, на страницах фронтовых и центральных газет. Говорилось и писалось о его новаторстве, его опыт стал внедряться в ВВС».

Участник воздушных боев на Кубани Герой Советского Союза генерал-полковник в отставке С.Д. Горелов рассказывал автору этих строк:

«О Покрышкине мы услышали в кубанском небе. Наши наводчики с земли часто называли его фамилию. И что поразительно – немцы уходили немедленно! Раз – и вдруг никого нет! Так они начали пугать самих себя... А ведь на Кубани они решили дать бой и уничтожить нашу авиацию, собрали здесь своих лучших асов.

Главный принцип Покрышкина в тех сложнейших массовых боях – это взаимовыручка. В один день он дважды спасал меня. Я был восьмеркой на Ла-5. Мне передают, что справа и слева нас атакуют превосходящие немецкие группы. Спрашиваю: «Кто в воздухе из наших? Прошу оказать помощь!» И вдруг сверху проходят «кобры». Слышу: «Я – Покрышкин. Помощь оказана». С хода он и его ведомый уничтожили пару немецких самолетов.

Бесстрашный человек, он сваливался сверху, скорость 600-700 километров в час, никто его догнать не мог. После удара – мощный, с большой перегрузкой маневр и заходит с другой стороны...

Второй раз в тот день я уже узнал его и прошу: «Покрышкин! Окажи помощь, опять меня атакуют!» И снова он свалился откуда-то сверху...

Летчики его полка говорили мне – если бы не Александр Иванович, то вряд ли мы бы выжили. Он настолько верил в силу свою, что и другие рядом с ним обретали уверенность. По голосу, по всему мы чувствовали – он старший у нас в воздушном пространстве.

На Кубани, сами немцы мне об этом потом говорили, произошел сильный перелом. Мы стали мастерами воздушного боя».

Богатырь-сибиряк, переносивший немыслимые для большинства перегрузки и вездесущий в небе («Да сколько их, Покрышкин?!» – донесся до дивизионной рации отчаянный вопль немецкого пилота), помимо блистательных личных побед, стал создателем новой тактики истребителей. «Высота – скорость – маневр – огонь!» – знаменитая формула наступательного воздушного боя стала итогом большой исследовательской работы, которую вел с первых дней войны в своем альбоме чертежей и схем летчик с логарифмической линейкой в планшете.

Обладая даром наставника и редкими душевными качествами, Покрышкин создал целую школу асов. Второй наш трижды Герой И. Н. Кожедуб всегда говорил, что считал себя его учеником, учился у него воевать и жить, быть человеком...

Три трижды героя А. И. Покрышкин, Г. К. Жуков, И. Н. Кожедуб

Три трижды героя А. И. Покрышкин, Г. К. Жуков, И. Н. Кожедуб

Александр Иванович Покрышкин, как видится сейчас, с исторической дистанции, стал ярчайшим выразителем перемен, которые сделали нашу армию 1941 года армией 1945-го. От многотысячных колонн пленных, от прорывов из «котлов», жертвенных таранов и бросков на амбразуры – через жесточайший отбор, через приказ № 227 «Ни шагу назад!», через возрождение русского духа и золотых погон – к армии-победительнице.

Личность Покрышкина неповторима удивительным сочетанием, казалось бы, несочетаемого. Оставаясь всю войну бойцом переднего края, он в эти же годы проявил себя и выдающимся военным мыслителем, военачальником.

О чем думал Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин, утверждая в августе 1944-го Указ о присвоении Покрышкину, первому в стране (и единственному до конца войны), звания трижды Героя Советского Союза?.. Ведь удостоенный этого звания становился символом воюющего народа, символом Победы.

Может быть, Верховный вспомнил, как в феврале вызванный в Москву летчик, уже подполковник, командир полка, наотрез отказался от генеральской должности в штабе ВВС и вернулся на фронт. И 9-я гвардейская дивизия, лучшая в советской истребительной авиации, по отзывам штаба 1-го Украинского фронта, воистину творила чудеса в наступлении через Украину и Польшу к Берлину. Весь путь дивизии сопровождало немецкое «Achtung! Achtung! Pokryshkin ist in der Luft!» – «Внимание! Внимание! Покрышкин в воздухе!» Эта фраза осталась в памяти поколений советских людей. Зная итоги боевой работы дивизии, есть что ответить тем, кто утверждает, что не было у нас никаких военных гениев, что мы «завалили немцев трупами».

«Наше дело правое» – сейчас мы можем это с полной уверенностью повторить. Поколение фронтовиков прошло «науку ненависти». Покрышкина особенно потряс, как он пишет в своих воспоминаниях, взгляд мальчика с распоротым осколком животом из разбомбленного осенью 1941 года украинского села: «На посиневшем лице ребенка выделялись широко раскрытые глаза. В них застыли удивление и, как мне показалось, укор нам, взрослым, допустившим такое... Я видел много страданий, пережил гибель боевых товарищей... Но такого, видимо, не забуду до конца своей жизни. Ненависть к врагу сжала меня в комок. Жажда мести фашистам за страдания наших людей охватила меня». И Покрышкин останется в истории России как народный заступник, народный мститель.

Незримая сила берегла Героя... Не раз техники с изумлением рассматривали пробоины на его МиГе, буквально у ног Покрышкина не взрывались сброшенные на аэродром бомбы. Эти случаи, как он пишет, «заставили поверить в судьбу. Никогда не буду прятаться от врага и останусь жив. Этому следовал всегда».

Вспоминается былина о Илье Муромце, где старший из калик перехожих, исцеливших богатыря, говорит ему: «И еще скажу тебе, добрый молодец, – в бою тебе смерть не страшна, выходи не боясь против любого ворога, как бы тот страшен ни был...»

Летом 1999 года в дни памяти А. И. Покрышкина на Кубани в станице Калининской (Поповической), где в 1943-м базировался его полк, помощник главы района ответил автору этих строк, пораженному размахом и искренностью встречи кубанцев со вдовой Героя Марией Кузьминичной: «А как же! Поймите, что Покрышкин у нас – это как Илья Муромец!»

Сходное отношение к памяти Александра Ивановича и на его родине – в Новосибирске, где книгу летчика «Небо войны» в былые годы читал каждый мальчишка. Да и сейчас здесь знают его имя.

Пять лет назад, когда отмечалось 100 лет со дня рождения летчика, торжественные мероприятия прошли в Москве, Краснодаре, Ржеве. Но главные события, конечно, состоялись в Новосибирске. На вечере в оперном театре выступил прибывший в Новосибирск президент России В.В. Путин, который сказал: «Для России Покрышкин – не только отважный лётчик и непобедимый воздушный боец. Александр Иванович был истинным, преданным патриотом нашей Родины... Целеустремлённость, талант, благородство и честь сформировали его судьбу. Она была поистине великой. Такие люди, как Александр Иванович Покрышкин, – это золотой фонд нашей страны. И очень важно, чтобы наша память о нём не ограничивалась сегодняшним праздником».

...В последние годы в спорах о наших и немецких асах неизменно называются цифры: Эрих Хартман сбил 352 советских самолета, а Иван Кожедуб и Покрышкин – всего лишь 62 и 59 соответственно. Что можно сказать по этому поводу? Никто, в том числе и сам Покрышкин, не отрицали мастерства пилотов люфтваффе. Но цифры эти имеют убойную силу только для слабо знакомых с темой. На самом деле данные о многих сбитых немцами самолетах не подтверждены. Вот только один пример, прочитал об этом в мемуарах видного немецкого чиновника Г. Гизевиуса «До горького конца» (Смоленск, 2002).

Командование люфтваффе регулярно докладывало о своих блестящих победах над английской авиацией. Глава абвера Канарис приводил свои данные, зная, сколько у англичан самолетов, сколько их производится. Вскоре оказалось, что, если верить Герингу, у противника не осталось самолетов. А бои продолжались.

Так «жестокая игра в цифры была прекращена – однако не Герингом, а Канарисом. Блиц-победные донесения окончательно перестали сверкать, подобно молниям».

Так что, докладам немецких асов не верили и в своих штабах. Заявленные цифры, судя по всему, были частью пропагандистской войны.

А насколько различны действия в небе Покрышкина и Хартмана! Немец избегает маневренного боя, его стиль – внезапная атака: «80 процентов моих жертв даже не подозревали о моем присутствии, пока я не открывал огонь». Сбить и немедленно скрыться – метод Хартмана. Причем сбить слабейшего: «Оцените, имеется ли у противника отбившийся или неопытный пилот. Такого пилота всегда видно в воздухе. Сбейте его. Гораздо полезнее поджечь только одного, чем ввязываться в 20-минутную карусель, ничего не добившись». И сбивает Хартман в основном истребители, из первых 150 его побед, зафиксированных в летной книжке, лишь 11 – над штурмовиками Ил-2 или бомбардировщиками. Не считает зазорным ас и просто выброситься с парашютом из исправного самолета, когда его в 1945-м «зажимают в клещи» американские «мустанги».

Можно представить себе в такой ситуации Покрышкина? Никогда!

Тактика Хартмана была хороша для увеличения личного счета, но к общей победе, одной на всех и в небе, и на земле, ведет другой путь. В каждом бою первоочередная цель Покрышкина – не слабейший, а ведущий группы противника. Главное для нашего Героя – выполнить боевую задачу в первую очередь в интересах сухопутных войск, пехоты и танков. Среди сбитых им самолетов преобладают пикировщики Ю-87 и бомбардировщики Ю-88. У Покрышкина наибольшее в ВВС Красной армии число сбитых Ю-88, каждый из которых нес на наши войска две тонны бомб.

Появились сегодня и в России книги, где утверждается, что счет Покрышкина в 59 побед не подтверждается архивными данными. А сбил он якобы 46 самолетов лично и 6 – в группе. Здесь можно сказать следующее. Как же много у нас любителей умалять свои же достижения, ни в одной другой стране такого нет. Кстати, сами немцы отдают должное своему противнику. В книге об Э. Хартмане, в главе «Сталинские соколы» главное место отводится А.И. Покрышкину: «Пропагандистская война не должна заставить нас пытаться скрыть достижения Покрышкина как аса, командира и военачальника. Его слава более чем заслужена, и совершенно справедлив рассказ о нем в этой книге, так как он часто сражался против 52-й эскадры, где служил Эрих Хартман».

Что касается личного счета Покрышкина. Недавно историк Андрей Марчуков в книге «Герои-покрышкинцы о себе и своем командире» (М., 2014) опубликовал ценнейшие архивные материалы и данные собственных исследований. Он нашел в Центральном архиве Министерства обороны подтверждения официальных побед Покрышкина.

Да и как можно считать недостоверными такие, например, документы, как наградной лист Покрышкина на звание трижды Героя Советского Союза? Командующий воздушной армией Т. Хрюкин, известный наш летчик, 24 декабря 1943 года дал такое заключение: «Храбрый из храбрых, вожак, лучший советский ас. За лично сбитые 50 самолетов противника достоин присвоения высшей правительственной награды «трижды Героя СССР».

В аттестации от 14 июня 1945 года указывается, что Покрышкин сбил лично 53 и в группе 6 самолетов противника.

В личном архиве Александра Ивановича сохранились листочки, которые он при жизни никому не показывал. Незадолго до смерти он вспоминал свои бои и подвел такой итог: «Всего сбитых 71. Засчитано 59. Подбитых более 15».

Ну, тут, хотите – верьте, хотите – нет. Незасчитанные, как говорил сам Александр Иванович, ушли в счет войны. В 1941-м часть документов полка при отступлении была утрачена, в первые годы войны не засчитывались сбитые за линией фронта и так далее...

Однополчане Покрышкина, с которыми мне довелось встречаться, относились к нему с невероятным уважением. Он прошел всю войну от первого до последнего дня. В первый ее год не выходил из боев и говорил потом: кто в сорок первом - сорок втором не воевал, тот войны по- настоящему не знает...

Покрышкин – природный русский самородок.Предки его крыли крыши, отсюда и родовая фамилия. Впрочем, эта работа в крестьянском мире считалась высшей квалификации, как и сложить печь.Еще подростком в Новосибирске он решил стать летчиком и осуществлял свой замысел с феноменальной целеустремленностью. С первых дней войны он начал вести свои знаменитые тетради с анализом боев, в планшете у него всегда была логарифмическая линейка, с которой он всё просчитывал. Она сейчас хранится в Центральном музее Вооруженных сил. С 1943 года начинают публиковаться его статьи по тактике истребительной авиации. Как он говорил: «Подвиг требует мысли, мастерства и риска».

9-я гвардейская истребительная дивизия Покрышкина сыграла решающую роль в мае-июне 1944-го, когда под Яссами была сломлена последняя попытка люфтваффе вернуть господство в воздухе. Командующий 1-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза И.С. Конев писал о Покрышкине, что «он показал себя на фронте не только человеком большой личной храбрости, но и искуснейшим организатором боевых действий. Александр Иванович... умел еще на земле наилучшим образом подготовить летный состав к действиям в воздухе, быстрее и точнее всех перебазироваться, лучше всех организовать аэродромную службу. Кстати сказать, именно он первым начал летать с германских автострад, используя их как аэродромы. Покрышкин – гордость нашей авиации...»

Поздравляя Покрышкина в августе 1944-го с присвоением звания трижды Героя, командир корпуса Утин сказал ему: «Рад за тебя, Саша! Ты по праву заслужил это звание и носи его с гордостью. Но запомни мои слова: твои три звезды – этой твой терновый венец, который очень больно будет колоть тебя всю жизнь...»

Так оно и получилось. Вообще после войны, как известно, герои с их прямотой и независимостью не особо нужны... Ученик Покрышкина генерал-полковник авиации Н.И. Москвителев сказал мне:

«Он ни разу нигде не скривил душой, не сказал неправду! Я не знал другого такого человека. Даже на больших военных советах Александр Иванович всегда говорил только истинную правду. Как она есть. Хотя можно было где-то промолчать или сказать, но другую фразу. Нам, летчикам, эта прямота, правдивость очень нравилась. Она была у него внутри, он был пронизан правдой...».

В 59 лет Покрышкина, еще вполне здорового (до 50 лет он летал на новейших реактивных истребителях) отправили в ДОСААФ. Здесь уже, вдогонку, присвоили звание маршала авиации. Но Покрышкин и тут не сломался, за 10 лет руководства оборонным обществом поднял его на новую ступень, оставил о себе добрую память.

Александр Иванович отказался писать отдельные воспоминания о Брежневе и Малой земле, хотя провел над ней много боев. Кстати, как-то ему рассказали такой казахский анекдот: «Идете вы с Брежневым. Вдруг налетел рой пчел, и все садятся только на звезды Брежнева. А народ стоит и удивляется – что же это такое? Тогда какой-то аксакал из толпы говорит «А что вы удивляетесь? Звезды Покрышкина пахнут порохом, а звезды Брежнева – липой...».

Однозначно негативно отозвался Покрышкин о вводе войск в Афганистан: «Мы ввязались в такую кашу...». В доверительном разговоре с Н.И. Москвителевым в начале 1980-х с горечью говорил, что скоро придут новые руководители, и, по всем признакам, грядет очень нехорошее время для России, ее экономики и армии...

Маршал авиации И.И. Пстыго считает: «У Покрышкина была жизнь не только героическая, но и мученическая. Всю ее он прожил под тяжким бременем зависти...

Мы, страна и Вооруженные силы, возможности Александра Ивановича использовали менее чем наполовину. Его возможности, его государственный ум оказались невостребованными. Покрышкин был бы блестящим главкомом ВВС и ПВО, он был бы отличным министром обороны. А при необходимости – и выше.

Председателем Совета Министров? Безусловно!..»

К Покрышкину с большим уважением относился А.Н. Косыгин. А Фидель Кастро вместо краткой аудиенции беседовал с Покрышкиным три часа, а потом неоднократно приглашал его отдохнуть на Кубе.

В своей книге «Покрышкин» (серия «Жизнь замечательных людей») я привожу мнения о нем разных людей. Абсолютно уверен: рано или поздно Покрышкин займет в истории свое место, место не только выдающегося летчика-истребителя, первого и единственного в годы войны трижды Героя Советского Союза, но и национального героя России номер один XX века.

Источник: stoletie.ru

Загрузка...
Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ПОНИМАЕТ: НЕ ВСЕ ТАК ПРОСТО! Последние новости Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам