ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Простые истины Феофана Затворника

Ольга КАЛАЯНОВА   
14 Октября 2010 г.
Изменить размер шрифта

alt

Пятый год Сретенский монастырь продолжает издавать серию церковных календарей. Это не просто календари, какими мы привыкли их видеть. Это книги.


По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла стали ежегодно издаваться эти календари-дневники. Начало положено выпуском книг о Святителе Иоанне Златоусте, о святом праведном Иоанне Кронштадском, архимандрите Иоанне (Крестьянкине), Святителе Игнатии Бренчанинове.

Год 2010 посвящён Святителю Феофану Затворнику.

Все эти публикации знакомят нас с жизнью и наследием величайших сподвижников, святителей христианской жизни.
И я не читала первые четыре книги, а вот теперь с трепетом страницу за страницей перелистываю «Год со Святителем Феофаном Затворником». Откровения, размышления и мысли этого сподвижника веры близки, понятны и применимы и к двадцать первому веку, к дням нашим непростым и суетным. И желание возникло познакомить хоть не со всеми размышлениями преподобного старца Феофана о нравственности, о духовности, о воспитании юношества (в этом он сознавал великую ответственность перед Богом), а донести до читателей хоть малую толику того, что было написано
им при жизни. А научно-литературная деятельность величайшего сподвижника веры была огромна.

Но начну по порядку. На Орловщине 10 февраля 1815 г. родился Георгий Говоров. Отец его священник – Василий Тимофеевич, мать Татьяна Ивановна родом из священнической семьи.

В 1823 г. определили родители сына в Ливенское духовное училище, где с большим интересом изучал он психологию. В 1837 году с блеском окончил семинарию и получил назначение в Киевскую духовную академию. В последний год учёбы Георгий Говоров решил всецело посвятить себя служению святой церкви в иноческом чине. И с разрешения академического и высшего духовного начальства в 1841 году принял постриг с именем Феофан.
Иеромонах Феофан в числе первых окончил академию со степенью магистра. В 1844 году перевели его в Санкт-Петербургскую духовную академию на должность бакалавра по кафедре нравственного и пастырского благословия.

Иеромонах Феофан сознавал великую ответственность в деле духовного воспитания юношества, стремился действовать на будущих пастырей большой добротой, любовью и кротостью. «Воспитатель, – писал он, – должен пройти все степени христианского совершенства, чтоб впоследствии в деятельности уметь держать себя, быть способным замечать направления воспитываемых и потом действовать на них с терпением, успешно, сильно, плодотворно. Это должно быть сословие лиц чистейших, богоизбранных и святых.

В 1847 году в составе Русской духовной миссии отбыл иеромонах Феофан в Палестину. В течение шести лет посещал он древние обители, неустанно изучал писания святых отцов по древним рукописям, изучал устав и жития древних подвижников Святой Афонской горы.  Здесь, на востоке, отец Феофан основательно изучил греческий, французский языки, познакомился с еврейским и арабским.

После начала в 1853 году Крымской войны миссия была отозвана из Иерусалима в Россию. За свои труды в миссии Феофан был возведён в сан архимандрита. Затем стал ректором Олонецкой духовной семинарии. В 1856 был назначен настоятелем посольской службы в Константинополе.
Куда бы не назначали отца Феофана, везде проявлял он себя неусыпным проповедником образцового христианского воспитания юношества. Почти каждое богослужение он сопровождал проповедью. И слово его, шедшее от сердца, дышало глубоким убеждением, привлекало многочисленных слушателей. Простота изложения и необыкновенная ясность производили необычайно сильное впечатление на слушателей.

Святитель находил время и для научно-литературной деятельности. Известен его труд «Письма о христианской жизни» – это целая система христианского нравственного учения.

Кроме ревностного учения церковной жизни Святитель Феофан оставил после себя много сочинений на темы о воспитательной и духовной работе с прихожанами.

На посту ректора Санкт-Петербургской духовной академии отец Феофан усиленно занимался редакторской и богословской работой. Свои сочинения он публиковал в академическом журнале «Христианское чтение».

Через двадцать лет служения церкви преосвященный Феофан подаёт прошение об увольнении на покой в Вышенскую пустыню Тамбовской епархии, где повёл свою жизнь как учёный инок. С 1872 года он начал вести затворническую жизнь.

В богослужении и молитве, в подвигах телесных и духовных проходила большая часть его затворнической жизни. В свободное от духовных подвигов время он занимался научно-литературными трудами, писал множество писем к разным лицам, обращавшимся к нему с просьбами о помощи и наставлениях.

По содержанию его сочинения распадаются на три отдела: нравоучительный, истолковательный и переводный. Особо ценным представляются его труды по христианской нравственности.

Особый вид литературных трудов представляют его многочисленные письма, которыми он обменивался со всеми, кто просил его советов, поддержки и одобрения, начиная с сановников и кончая простолюдинами.

Скончался епископ Феофан в день престольного праздника своего келейного храма Крещения Господня 6 января 1894 г. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1988 году епископ Феофан Затворник канонизирован как подвижник веры и благочестия, оказавший глубокое влияние на духовное возрождение современного ему общества.

*   *   *

Попытаюсь в весьма краткой форме, сжато донести лишь ничтожно малую часть его размышлений по тем  или иным вопросам, которые затрагивали его сердце и сопровождали проповеди, дышавшие глубоким убеждением и искренностью.

*   *   *

О лицемерии. Отличительная черта лицемерия – делать всё напоказ… Лицемерие начинается с того момента, когда является намерение не добро делать, а показать себя делающим добро. Но это не всегда бывает преступно… Когда же возымеется в виду установить за собой репутацию делающего добро, то тут уже лицемерие, которое глубоко входит в сердце. Когда же к этому присоединится ещё скрытная цель пользоваться выгодами подобной репутации, то тут уж лицемерие во всей своей силе. Делай же добро, а о том как взглянут на то люди, не заботься – и избежишь лицемерия.
Об умничании. Умничание всегда кричит: «то не так, другое не эдак; дай-ка я всё устрою по-новому; старое негоже, наскучило». Но никогда ещё ничего доброго оно не устроило, а только всё расстраивает. Уму следует слушаться того, что заповедано Господом. Правда, он называется царём в голове, но этому царю не дано законодательной власти, а только исполнительная. Как только примется он законодательствовать, то нагородит не знамо что, расстроит и нравственные, и религиозные, и житейские, и политические порядки; всё пойдёт вверх дном. Великое несчастье для общества, когда в нём уму дают свободу парить, не удерживая его истиной божьей. Простота веры сильнее умствований, облекись в неё, как в броню, и устоишь.

Раздражительность, гнев, нетерпение, суетливость – конечно, всё это не добрые дела. Но хорошо уже то, что сознаете их недобрость. Поищите родителей их и придушите. Тогда чада сами пропадут.

Крещение на нашем языке созвучно со крестом. Счастливое созвучие. Ибо хотя видимое действие крещения есть погружение… Это не механическое какое-либо действие, а нравственное изменение, или переворот мыслей, целей, желаний.

Все течёт к своему концу. На вид всё кажется прочно и вековечно; но день другой – смотришь как ничего не бывало: и красота убывает, и силы истощаются, и слава меркнет, и умы изживаются, и одежда изнашивается… всё течёт к своему концу. А мы всё суетимся, всё хлопочем, и хлопотам нашим нет конца. Да и вправду сказать, что слепы и ничего не видим, и владеющему нами конца не чаем… Уверены, что стоим твёрдо, как на утёсе, тогда как положение наше скорее похоже на то, как мы стояли бы на трясине – вот-вот провалимся. Откроет очи наши Господь, да узрим – всё не как оно кажется, а как оно есть.

Дерзновение к Богу. У господа нет лицеприятия, чтобы одному дать, а другому не дать без всякой причины. Он всем готов дать, будучи любоподателен. Если иному не даёт, причина не в Нём, а в просящем помощи.

От дел какое спасение. Помнит ли кто о том, что дышит? Нет, оттого что это в порядке вещей. Так и в нравственной жизни. Что делается как следует, о том что помнить? Это в порядке вещей правильных. Но коль скоро допущено что недоброе, о том помнить и совесть изощрять, чтоб хорошенько замечала, но зачем? Чтоб поскорей исправиться.

Люби. Малое слово, а выражает всеобъятное дело. Легко сказать – люби. Не совсем ясно и то, как сего достигнуть; Спаситель объявляет эту заповедь
другими, пояснительными правилами: люби, как самого себя; и как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними (ЛК. 6,31). Тут указывается мера любви, можно сказать, безмерная.

Житейские хлопоты. Ничего в человеческих делах без труда не достигается. Духовные же делания требуют напряжённейшего труда, притом непрерывного.

Прощение за прощение. Если не отпустите другим согрешений против вас, то Отец Небесный не отпустит вам согрешений ваших. Кто не отпускает другим? Праведник или тот, кто сознаёт себя праведным. Такому ничего не остаётся, как судить и произносить только приговоры и требовать казни виновным. Кто же чувствует себя грешным, тому до других ли? Не повернётся у него язык осудить другого… Тогда как бы не согрешил против тебя брат твой, взыскивать не станешь, потому что совесть будет твердить: «И не того ещё стоишь, мало тебе этого», – и простишь, а простивши, сам удостоишься прощенья. Так всю жизнь: прощенье за прощенье…

Никто за нас делать не сможет. Делать должны мы сами. Помощь от Господа всегда готова, но она не приходит к тому, кто ничего не делает, а только к тому, кто делает, кто трудится, но до конца довести дело не может.

Свой крест у каждого из нас. И каждому во спасении только его крест. Не завидуй другому, почитая крест его более лёгким: веса и тяжести креста никто не может знать, кроме того, кто несёт его. То несомненно, что какой ты крест ни возьми, никакой тебе не годится, кроме твоего.

Крест наш так пристал к нам, как кожа к плоти: хочешь не хочешь, а крест всё на тебе, и мы все под крестом.

Неразрывность брака. Что бог сочетал, того человек да не разлучает. Только один законный повод к разводу указан – неверность супругов. Но как быть, если откроется что-либо подобное. Потерпи! Нехотение потерпеть раздувает неприятности, и пустяки взгромождаются в разделяющую стену. На что ум-то дан? Улаживать жизненный путь. Разводятся от нехотения обдумать хорошенько положение дел и ещё больше от неимения в жизни другой цели, кроме сластей. Чем больше опошливаются цели жизни, тем больше учащаются разводы.

Утешение в скорби. Зачем скажешь, у меня больше горя, а у другого меньше? Зачем меня тяготят беды, а другому во всём удачи? Я изнываю от скорби, а другой радуется. Уж если это общая участь, то раздавать бы её всем поровну. Да ведь она так и раздаётся. Присмотрись и увидишь. Тебе сегодня тяжело, а другому было вчера или завтра будет тяжело. Зачем смотреть на дни и часы? Смотри на всю жизнь, от начала до конца и увидишь, что всем бывает тяжело и очень тяжело. Терпи и верь, что кого Бог наказует, тот у Него как сын. Помни это.

Раздели внешнее твоё от внутреннего. Да Господь не сказал: не работай, не ешь, не пей, да не отяготится сердце ваше этим. Руками работай, а сердце держи свободным; есть – ешь, но не обременяй себя пищею; и вина выпей, когда нужно, но не допускай до возмущения головы и сердца.

*   *   *

Закончу цитатой святого Феофана Затворника из письма к одному из  многочисленных его адресатов: «Бог никого не оставляет. У него все дети, нет пасынков. И тяжёлые случайности и состояния все на добро нам направляются. Если бы мы могли узреть это, не было бы ни в чём тяготы». 

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам