ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Ловушки истории

Антон ЕВСЕЕВ   
14 Октября 2010 г.
Изменить размер шрифта

alt

Современным историкам не позавидуешь. Их постоянно обвиняют то в неправильной оценке «дел давно минувших дней», то даже в фальсификации истории. Обвинения эти обычно абсолютно голословны, поскольку никакой методики, позволяющей с большой вероятностью избежать ошибок, «критики» не предлагают. Наоборот, они зачастую сами невольно подбрасывают пищу для новых фальсификаций.


Что же в современном мире понимается под фальсификацией истории? Судя по определению, взятому из энциклопедического словаря, это «ложное описание исторических событий в угоду предвзятой идее». Получается, что если описывать события в угоду «непредвзятой» идее или вообще просто так, без всякой идеи, то фальсификации не будет. Однако вместе с этим не будет и истории как науки.

Само по себе описание событий, конечно, интересно (для любителей хронологий), но никакой научной ценности оно не представляет. Собственно говоря, история рождается не тогда, когда учёный составляет подробные хроники, а когда пытается проанализировать причины какого-либо события и выяснить, случайно оно или закономерно. Но здесь не получается быть объективным.

Происходит это потому, что любое историческое «расследование» опирается в первую очередь на письменные источники и данные археологии. При этом последние историку мало чего сообщают, ведь кости, обломки камней и металла ничего не могут сказать о том, кому они принадлежали, как и почему оказались в этом кургане. Подобные находки, скорее, являются подтверждающей версию уликой, а не отправной точкой расследования.
Поэтому в основном приходится полагаться на письменные источники. А вот здесь-то как раз и кроется причина, почему ни один историк, к сожалению, не может быть объективен. Ведь автором каждого подобного источника является человек, излагавший свои взгляды на то или иное событие. И при этом зачастую не являющийся его очевидцем.

Все это похоже на допрос следователем людей, которые не только не являются свидетелями преступления, но и излагают ему не сами факты, а их собственную трактовку случившегося. Если доверять подобным показаниям, то невозможно будет раскрыть ни одного преступления. Однако у следователя по крайней мере есть возможность проверить показания. А вот у историка такой привилегии нет.

Как, например, проверить, была Троянская война или нет, если все античные авторы, писавшие о ней, опирались исключительно на известную поэму Гомера (которая к тому же написана через 5 веков после самого события)? Правильно — никак. Самое интересное, что даже обнаружение Шлиманом города, который он посчитал Троей, не дало повода считать Троянскую войну свершившимся фактом, поскольку до сих пор непонятно, та это Троя или, может быть, другая.

И это касается не только «преданий старины глубокой». Когда речь идёт о событиях недавнего прошлого, возникает такая же путаница. Так, все мы знаем о подвиге 28 панфиловцев, которые 16 ноября 1941 года, когда началось новое наступление противника на Москву, в ходе 4-часового боя у разъезда Дубосеково уничтожили 18 вражеских танков. При этом, как сообщает официальная версия, все 28 героев погибли.

Эта история опирается всего на один единственный источник — очерк в газете «Красная звезда» журналиста Кривицкого, опубликованный 22 января 1942 года под заголовком «О 28 павших героях». В нём Кривицкий уверенно, как очевидец или человек, слышавший рассказ участников боя, писал о личных переживаниях и поведении 28 гвардейцев, при этом называл их фамилии. Позже он, правда, признался, что сам в этом бое не участвовал, а слышал о нём от командира 1075-го стрелкового полка.

Когда же началась проверка данных, изложенных в очерке, выяснилось, что этот бой не упоминается ни в каких советских официальных документах. Ничего не сообщают о нём и немецкие источники (а ведь потеря в одном бою 18 танков для конца 1941 была для немцев заметным событием). Удалось установить, что в тот день действительно произошло столкновение у Дубосеково воинов 4-й роты второго батальона 1075-го стрелкового полка с частями 11-й танковой дивизией немцев.

Однако мистика здесь не кончается. Согласно показаниям командира 1075-го полка, в четвёртой роте на момент боя было 120—140 человек, а после него осталось 20—25 (обратите внимание, сам командир полка точно не знал численности этого подразделения!). Получается, что погибло около сотни советских военных. Но местные жители, хоронившие павших участников боя, говорят о том, что их было всего… 6! И кому тут, спрашивается, следует верить?

Кроме того, Кривицкий и некоторые офицеры героического панфиловского полка утверждают, что картину боя, отражённую в очерке, им рассказал раненый рядовой Натаров, который позже скончался в госпитале. Тем не менее, согласно выписке из документов этого самого госпиталя, вышеупомянутый Натаров умер от ранения 14 ноября, то есть за два дня до сражения. О каком же бое он мог рассказать журналисту?
Также остаётся не совсем понятным, сколько именно немецких танков удалось подбить. Командир полка сообщил о 15—16 подбитых машинах, а немцы вообще ни о каких потерях в донесениях не упоминают. Что касается местных жителей, то они признаются, что во время боя прятались в погребах, но после его окончания остовов сгоревших машин нигде не видели.

А что же говорили выжившие участники боя? Они все, не сговариваясь, повторяли ту версию, которую изложил Кривицкий. Возможно потому, что из-за чудовищного напряжения, которое не покидало их во время отражения атаки немцев, они сами толком не помнили, как всё было (подобный феномен полной или частичной потери памяти в стрессовой ситуации давно известен учёным). Когда же вышел очерк в !Красной звезде», они безоговорочно
поверили этой информации, поскольку она была единственной, способной хоть как-то заполнить этот провал их памяти.

Теперь, кажется, всем понятно, с каким материалом приходится работать историку. Нередко даже простую последовательность событий одного дня установить невозможно! Поэтому, с формальной точки зрения, все существующие «модели» исторического развития следует считать достоверными в равной степени (и здесь напрашивается вывод, что степень недостоверности версии исторического развития цивилизаций, изложенной Фоменко и Носовским, точно такая же, как и у официальной версии).

Исходя из этого, логично предположить, что историю вообще невозможно фальсифицировать, поскольку сами данные, на которые опирается исследователь, достоверными назвать никак нельзя. Можно лишь говорить об относительно правильной или неправильной интерпретации тех или иных версий событий. Однако и тут учёных подстерегают самые неожиданные ловушки. Вот пример одной из них.

Как вы думаете, когда началась Вторая мировая война? Большинство отечественных читателей, не задумываясь, ответят: 1 сентября 1939 года, когда войска Германии напали на Польшу. А вот китайские любители истории также, не задумываясь, выдвинут другую версию: 7 июля 1937 года, когда Япония напала на Китай. И попробуйте обвинить их в неправильной трактовке фактов — ведь если данная война трактуется как вооруженный конфликт Германии и ее союзников с СССР, Великобританией, Францией и США (и их союзниками), то формально такая дата действительно является началом Второй мировой войны (Китай, напомним, был союзником Великобритании и СССР, а Япония — нацистской Германии).

Получается, что в истории, в отличие от естественных наук, нет критерия, который позволял бы точно определить, является данная трактовка правильной или неправильной. Возможно, так происходит потому, что эта наука не имеет под собой некоей базовой теории, объясняющей, почему исторический процесс идёт именно так, а не иначе (вроде теории эволюции в биологии или теории относительности в физике).

Раньше в СССР и некоторых других странах место подобной основы занимала марксистская теория развития общества. Однако она, по мнению множества учёных, грешила умозрительностью, поэтому часто её положения не соответствовали реальным событиям (хороший тому пример — несбывшийся прогноз Маркса о том, что социалистические революции должны произойти сначала в промышленно развитых странах). В итоге сейчас её практически никто не воспринимает как базовую. Но замену ей пока ещё не придумали.

В результате каждый исследователь предлагает исключительно свой взгляд на те или иные события. И ошибочно мнение, что при этом всегда он выполняет заказ какого-нибудь правительства. Просто зачастую он не может поступить иначе. Конечно же, любую точку зрения можно и нужно критиковать. Но обвинять исследователей в том, что они фальсифицируют историю, весьма некорректно.

Все модели исторических событий  являются всего лишь версиями, а не истиной в последней инстанции. И относиться к ним стоит соответствующим образом, с юмором, а не устраивать «судилищ над фальсификаторами».

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам