ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

И приснился мне Пушкин...

Оксана Бенедиктовна ГОРДЕЕВА   
23 Августа 2019 г.
Изменить размер шрифта

Чтобы понять чужую душу, надо иметь свою.

И приснился мне Пушкин...

Утро было серым. Таким серым, как будто кто-то по матовой бумаге акварельными красками написал темно-синие облака. Но все-таки что-то в этой пасмурной утренней мгле светило теплом. Что же это? Может, это моя крошечная дочка, которая спит в деревянной кроватке? Заглянула – спит крепко. Слава богу, пускай получше выспится, не разбудить бы, а то полночи мы с ней не спали. Может, просто пошире раздвинуть плотные шторы и увидеть где-то там, за крышами окрестных домов, спрятавшееся солнце?.. Посмотрела в окно – да нет, не в шторах дело. Солнца сегодня нет и не будет. Но почему мне сегодня так радостно?

Ах да, вспомнила! Мне приснился Пушкин! Неужели это правда? Конечно! Я восстановила свой сон от первой минуты до последней. И сразу от окон, от штор и даже от стен повеяло забытым ощущением счастья. Сомнений не было: сегодня я видела Александра Сергеевича – живым! Это было невероятно: ведь поэт был для меня, как и для многих моих современников, далеким-далеким, почти никогда не жившим, скрытым за пеленой веков и томами книг.

Хотя это не точно. Он всегда был рядом, но – в виде книги, страницы и слова. А это, согласитесь, все-таки не человек. Это – образ, миф. В детстве мне казалось, что Пушкин – это что-то такое легкое, как кораблик: «Ветер по морю гуляет И кораблик подгоняет. Он бежит себе в волнах На раздутых парусах...» А лет в семь я почувствовала, что в каждой пушкинской сказке есть доля мистики. В «Золотом петушке», например, кто такая шамаханская царица? И почему она всех убивает? Это же вовсе не детская сказка, а детективная история со множеством неизвестных. У меня была виниловая пластинка, где на розовом кругляшке после слова «Мелодия» было написано: «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях». Я эту пластинку слушала раз сорок, пока почти всю не выучила. Любила и «Сказку о рыбаке и рыбке» и только став взрослой, поняла, что сказка эта – про человеческую жадность, злобу и зависть. Такой человек – с несытым оком и завистливым сердцем – не будет счастлив никогда. Поймай он хоть сто золотых рыбок, все равно в итоге станет той самой старухой у разбитого корыта. А самой любимой в школьном возрасте у меня стала сказка «Жених», где в конце есть такие слова: «Прославилась Наташа, и вся тут песня наша». Я ее представляла во всех подробностях... Как Наташа заблудилась в лесу, как вышла к избушке разбойников, как потом атаман палец отрубил пленной девушке, и кольцо заскакало по половицам, а Наташа в своем укрытии стояла ни жива ни мертва. Я эту сказку брала потом с собой в университет и читала между лекциями, уносясь в мир пушкинских фантазий. Как Наташа была невольной пленницей разбойников, так моя душа была в плену фантазий и мистики пушкинских сказок. Я понимала, что эти сказки – не совсем для детей, они – для нас для всех.

Ну, а потом еще была передача «Театр у микрофона», когда я, придя из школы, бросив портфель в прихожей на старое кресло и сняв черный фартук, оставшись в одном коричневом платье, замирала перед радиоприемником. Московские актеры читали «Капитанскую дочку». И я забывала поесть, окаменев на стуле посреди кухни! А «Маленькие трагедии», которые шли по телевизору? Хорошо помню Смоктуновского в роли Сальери, Высоцкого в роли Дон Жуана, Юрского в роли поэта-импровизатора. Пушкин запросто входил в мою жизнь, он был моим спутником все годы моего детства и моей юности. Когда пришло время сдавать экзамены на филологическом, я обнаружила, что пушкинскую лирику я знаю всю, а проза – это вообще почти мое прошлое. Трагедию Самсона Вырина из «Станционного смотрителя» я переживала как свою собственную, залив слезами всю книгу, где она была напечатана. Потом уже поняла: мы жили бедно, почти нищенски – оба родителя были геологами в институте, младшими научными сотрудниками. Самым большим богатством у нас были книги и журналы – вся наша двухкомнатная квартирка с окнами на Ангару была забита книгами. И еще – камнями, необработанными или едва обработанными минералами. Но я всегда чувствовала, что наш дом – полная чаша! Ведь пищи для души было вдоволь. И Александр Сергеевич был моим первым другом. Однажды удивилась, попав в квартиру одноклассницы, обилию книг. Ее мама заведовала отделом на центральном телеграфе, а папа работал водителем-дальнобойщиком, развозил продукты по области. Во время тотального дефицита в доме у них апельсины и мандарины стояли ящиками, в вазочках таяли шоколадные конфеты «Мишка на севере» и «Белочка», засыхал зефир в шоколаде, потому что их никто уже не ел. На стенах, на диванах и на полу были шерстяные узорные ковры, что делало шаги бесшумными. Но главное – все шкафы были полны собраниями сочинений Пушкина, Толстого, Диккенса, Конан Дойля, Джека Лондона... Я робко, боясь отказа, попросила книгу домой – почитать.

– Бери! – сразу сказала одноклассница. – У нас их все равно никто не читает.

– А зачем же они тут стоят? – искренне удивилась я.

– Для красоты! – рассмеялась подружка.

Я взяла томик Пушкина и увидела, что некоторые страницы неразрезанные, потому что эту книгу и впрямь никто никогда не читал. Помню, тогда, в детстве, я поняла, что обладающий материальными благами может быть отчаянно бедным, потому что душа его еще слепа.

И вот сегодня, проснувшись утром, я поняла – а Пушкин-то жив! Во сне он стоял передо мной – невероятно красивый, умный, из плоти и крови. Это перевернуло сознание. Пушкин для меня отныне и навсегда – не листок бумаги, не страница в старом томе, не надпись на титульном листе. И я стала вспоминать свой сон, разворачивая, как свиток, эпизод за эпизодом.

Мой сон был нереально ярким и отчетливым. Впервые в жизни я была на море. На Черном море, где, я знаю, бывал и Пушкин в годы юности. Он бывал в Гурзуфе, нырял со скалы, плавал и взбирался по крутым скалам, залитым солнцем. А сейчас я вижу деревянный пирс, уходящий в море. И мы вдвоем сидим на теплых досках. Опустив ноги в воду, мы с Пушкиным ловим рыбу. И почему-то я совсем не удивилась тому, что рядом – мой любимый поэт. Кому же еще и быть рядом со мной, как не ему? Мы так давно знакомы. Я каждый день читаю книгу Вересаева «Пушкин в жизни», уже выучила ее наизусть, а все равно рука не поднимается убрать книгу на полку. Кажется, уберешь – и станет в доме совсем пусто. Снова и снова я перечитываю все тома из собрания сочинений Александра Сергеевича. Я привыкла начинать свой день, да и заканчивать его строчками из произведений любимого поэта.

И вот в моем сне мы с ним рыбачим. Как старые приятели, сидим плечом к плечу и молчим. Я вижу, как по песчаному дну струится золотая сеть. Это солнце, проходя сквозь мелкую рябь, рисует на дне сеточку из золотых лучей. Раннее утро. Солнышко еще не палит, а ласково греет, едва касаясь наших спин. Я в ситцевом белом платье, а Александр Сергеевич в шелковой черной рубашке, рукава закатаны до локтей, в атласном коричневом жилете и в летних черных брюках, до колен закатанных. Я вижу сквозь прозрачную волну его и свои босые ноги. И удочки.

Вдруг – звонок. В телефонной трубке зазвучал голос Марины, моей близкой подруги:

– Оксана, мы сегодня с Колодкиной к тебе приедем! Ничего не готовь, мы ненадолго.

Радость в моей душе заплескалась через край! Озерцо маленькое – вот и плещется. Неужели ко мне придут в гости? Сразу две однокурсницы? Вот здорово! Вот это радость! Большая радость! Чем их накормить? Куда посадить? Я наготовила, как на Маланьину свадьбу. И рис с курицей, и капусту потушила с мясом, и салаты разные, и чай с чабрецом заварила, и даже торт купила. Чтобы они остались довольны и пришли ко мне еще! Я была так рада, что, бегая по кухне и по дому, пела свои любимые песенки. Визбора, Высоцкого, Аду Якушеву...

Раздался звонок, дверь распахнулась – у порога стояли мои подруги – Марина и Милена. Живые! Настоящие! Я их так ждала.

– Мы ненадолго, мы по делу, – с порога строго заявила Марина.

– Нет, девочки мои любимые, я вас так просто не отпущу. Сначала за стол, а потом уже дело! – ответила я, обнимая их и забирая пальто.

Они мыли руки, что-то говорили, мы все смеялись. Они подарили мне и дочке два белых полотенца. Одно большое, другое маленькое, с шелковой зеленой тесемочкой, пришитой по краю. Я сразу сказала, что такими полотенцами только по праздникам можно вытираться. Так они мне дороги – мои девчонки. И бесценен их подарок. Наевшись, девушки перешли к делу.

– Нам нужен твой диплом об окончании университета, – сказала Марина. – Понимаешь, Колодкина хочет стать главным бухгалтером, а высшего образования у нее нет. Ее же отчислили за неуспеваемость после второго курса.

– Поэтому мне нужен твой диплом, чтобы сделать его копию, – подтвердила Милена.

– То есть, сделать Милене фальшивый диплом? – окаменела я.

– Ну да, – рассмеялась Марина. – Да ты не бойся, ничего страшного. Если что – скажешь, что твой диплом украли. И ты ни при чем.

– Как же так? – спросила я. – А почему же ты, Марина, свой диплом не отдала? Вы и живете в соседних домах и дружите уже давно.

Лицо Марины сразу потемнело, глаза изменили свой цвет. Как будто тот, кто ходит за человеком с левой стороны, вошел в нее и посмотрел на меня своим леденящим душу взором.

– Ну ты ведь дома сидишь! У тебя ребенок. Да и кому ты нужна? И кому нужен твой диплом? А я – работаю, мне диплом требуется каждый день. Я свой документ отдать не могу!

Глядя на ее каменное лицо, на пустые и злые глазницы, я поняла: диплом надо отдать. Ведь я, действительно, никому не нужна, кроме своего ребенка. И диплом мой тоже никому не нужен.

– Да ладно ты, не расстраивайся! – успокоила меня Милена. – Мне просто твой диплом необходим как образец. А фамилия в нем будет стоять моя. Твой диплом все равно лежит мертвым грузом. И тебя никто ни к какой ответственности не привлечет.

Я покорно отдала диплом, и они ушли. Прошел год, а мне никто не звонил – ни Милена, ни Марина. Обеспокоенная судьбой своего диплома, я стала звонить сама. «Что ты мне-то звонишь? – набросилась на меня Марина со злостью. – Ты же не мне отдала документ, а Колодкиной! Тебя никто насильно не заставлял. Сама виновата, что ты такая. Вот ей и звони!» Еле-еле дозвонилась я до Милены, она почему-то никак не хотела брать трубку. Когда услышала мой голос, капризно сказала:

– Да мне вообще твой диплом не пригодился! Только мне ехать к тебе домой и отдавать его некогда. Давай так. Я завтра еду утром к восьми на работу. Ты стой в семь сорок на остановке. Подойдет маршрутка, я тебе его отдам и сразу уеду, чтобы на работу не опоздать.

– Хорошо, – сказала я, и голос мой показался мне чужим.

Утром я стояла на остановке. Мороз был за тридцать. Пар валил из дверей переполненных автобусов, шел изо рта ссутулившихся прохожих. Все бежали бегом, стремясь поскорее сесть в автобус или забежать в магазин. Я стояла на остановке, не смея отлучиться: вдруг сейчас подъедет Милена и, не увидев меня, проедет мимо? Сорок минут показались мне вечностью. Я обморозила лицо, руки и ноги. А Милена так и не приехала. Я позвонила ей вечером.

– Ну, извини, подруга! Я проспала сегодня, – рассмеявшись, сказала Милена.

И я поняла, что фамилия «Колодкина» не зря дается человеку. И далеко не каждому сибиряку «повезло» с такой фамилией. Надо было очень отличиться человеку, чтобы это прозвище прилипло к нему и его потомкам на всю жизнь... На следующее утро я вновь побрела на остановку к половине восьмого. Я подготовилась – утеплилась. На этот раз лицо мое закрывал длинный фиолетовый шарф, на ногах были не сапоги, а валенки. На удивление, маршрутка с Миленой появилась в морозных клубах через десять минут. Только Милену я так и не увидела. Отъехала автоматическая дверь, из нее высунулась рука, в которой был мой диплом. Я взяла его. Дверь захлопнулась – маршрутка укатила. А я осталась стоять с зажатым в руке дипломом. Конечно, выходить и говорить мне «спасибо» – очень холодно. Сегодня минус тридцать пять. Сжавшись в комок, скрючившись, я шла, глотая слезы, к дочке, которая за все это время так и не проснулась. И слава богу!

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам