ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Сибирские корни праречи

Беседовала Татьяна Ясникова   
09 Июня 2019 г.
Изменить размер шрифта

Этот материал, некоторое время остававшийся в запасниках «Перевала», сегодня попал в «экспозицию» не случайно, ведь 24 мая в России отмечался День славянской письменности и культуры, а сфера языка является основой и того, и другого, и в ней не всё так однозначно, как принято считать.

Владимир Алексеевич Рак

  • Беседа, которую мы предлагаем вашему вниманию, интересна ещё и тем, что в ней участвуют два разносторонне одарённых человека, отличающиеся свободным и оригинальным мышлением. Конечно же, знатоки лингвистики подметят здесь изрядное количество авторской фантазии и некорректных натяжек (вроде того, что выражение "о'кей" - не "английское", а американское и произошло от армейской аббревиатуры "о.k.", в свою очередь, передающей фонетическое обозначени слов "all correct") — но, возможно, их примирит со смелыми идеями простая мысль: в конечном счете, речь идет об общих корнях индоевропейской группы языков, в пересечениях которых действительно еще немало запутанных кроссвордов...

Владимир Алексеевич Рак родился в 1950 г. в деревне Покровка Омской области. Окончил Иркутское художественное училище. Работает в технике акварели и считается одним из лучших акварелистов Сибири и Дальнего Востока. С 1980 по 1986 г.г. он был главным художником Ленинского района г. Иркутска. В 1987 г. создал частную фирму «Интерьер», которая входит в десятку старейших частных предприятий города и занимается производством и ремонтом мебели, ремонтно-строительными работами. В 2010 г. Владимир Алексеевич издал книгу «История забытых цивилизаций», в 2014 году она вышла в переработанном виде под названием «Праречь: фантазии и реальность»; автор продолжает развивать захватившую его со студенческих лет тему, и в 2018 г. увидела свет книга «Боже, научи меня говорить!» Есть у него и книга с биографическим содержанием – «Чем пахнут деньги».

Татьяна Викторовна Ясникова – искусствовед, поэт и прозаик, член Союза писателей России, председатель Иркутской областной общественной писательской организации. В числе десятка её книг есть биография великого сибирского художника Василия Сурикова, написанная по заказу издательства «Молодая гвардия» для серии «ЖЗЛ» в канун 175­-летия со дня рождения известного сибиряка. Кстати, и спустя два года ни один экземпляр книги не поступил в иркутские библиотеки – такое внимание к творчеству земляков нельзя не назвать довольно странным. К тому же Татьяна Викторовна активно представляет и пропагандирует иркутскую литературу на различных творческих мероприятиях российского масштаба. Так, в конце марта она приняла участие в Московском культурном форуме, проходившем в четвёртый раз в Центральном выставочном комплексе «Манеж», где прошло 800 культурных программ. МКФ­2019 в основном был посвящён году театра в России, но и проекты библиотек были одними из главных. В их центре были презентации книжных новинок и обсуждение достаточно новой проблемы детского чтения. Один из выводов развернувшихся по этому поводу дискуссий, как отметила Т.В. Ясникова, состоял в том, что гаджеты, а не книги оказались в центре внимания подрастающего поколения. Дети рассматривают их в качестве основного компонента жизнедеятельности. А это главный симптом семейного неблагополучия и бедности – реальность легко подменяется её виртуальным суррогатом. На форуме Татьяна Ясникова представила книги своих иркутских коллег и заключила договор с Литературным агентством «Флобер» на издание новой книги рассказов «Девочки играли в апокалипсис».

***

Не секрет, что немалое количество людей считает, что сибиряки жили как первобытные люди ещё совсем недавно. Не то что они едва слезли с деревьев и взяли в руки палки-копалки, но уж в девятнадцатом веке, точно, племена их роднились с медведями.

Дух первобытной Сибири создал такой феномен, как книги иркутянина Владимира Рака, в которых он смело утверждает, что откопал корни дописьменной человеческой речи, которая, как вы понимаете, сохранить свидетельств не могла.

– Ещё как могла, – утверждает Владимир Рак, – их надо искать в современном звучащем слове.

В общем, Владимир Рак – это Владимир Даль современности. Последнего интересовала речь народная, не затуманенная учёностью, хотя сам он был человеком редкой образованности и говорил на двенадцати языках. Побывав на родине предков в Дании, Даль убедился, что он русский, и ни о чём более, как очистить русскую речь от иностранных слов, не мечтал. Военный врач к тому же, он написал для военных образцовый учебник ботаники и зоологии на настоящем «живом великорусском».

Владимир Рак пошёл по другому пути. Слова какого бы то ни было языка он, по сути, делает диалектами русского. Или бурятского, с этим ещё надо разобраться. Или немецкого? Владимир Рак немец, и не все у нас понимают его и соглашаются с ним. По образованию художник, выпускник прославленного Иркутского художественного училища, а по роду деятельности – предприниматель, он охотно делится своими лингвистическими изысканиями со всеми, надеясь, что они переживут века. Доктор филологических наук, профессор Валерий Даниленко назвал его гением. Хочется с этим согласиться, гениев нам в Иркутске надо много.

– Владимир Алексеевич, у Вас недавно вышла книга «Боже, научи меня говорить!», пятая по счету. С чего же начиналась первая?

– Во-первых, интересоваться речью я с детства начал. А как это вплотную подошло – ещё будучи студентом, изучая историю искусства, я обратил внимание на слова нашего преподавателя истории искусства Идеи Георгиевны Черняк. Она обронила, что, потому как люди на первых своих рисунках изображали одно животное, то, история искусства считает, – люди были способны вести речь только об одном предмете. Позже появились изображения групп животных или людей, следовательно, сознание людей сформировалось, и они смогли вести речь о группах предметов. Долго из моей головы не выходили эти слова. Шло время, я не переставал интересовался праязыком.

Путь к первой книге начался с того, что старший сын стал меня донимать: «Папа, ты не продвинутый, у тебя даже компьютера нет!» И в конце концов он меня так достал, я сказал ему: «Да куплю я себе компьютер!»

Начал осваивать компьютер и подумывать, что пора браться за книгу. Я поехал отдохнуть в Нилову пустынь, и меня осенило, – будто что-то в меня вошло. Там, знаете ведь, дорога, будто прорубленная в скалах. Рек столько вытекает – Семиречье. Мне показалось – вот она, прародина, рай. Фантазия моя заработала, и я захотел написать, где рай был. Начал библию вспоминать. И закончилось это тем что я приступил к книге «История забытых цивилизаций».

– Вы прежде не писали ничего, и сразу – книга? Не было сложностей?

– Вскоре я понял, что писательство – это совсем не лёгкое дело. Опять же, через Интернет я с женщиной познакомился и пожаловался ей на это. А она говорит: «У нас на работе есть такой человек – он половине сотрудников докторские диссертации сделал. Я дам вам телефон». Я с ним созвонился, мы встретились. Человек так загорелся идеей, говорит мне: «Владимир Алексеевич, я ваш помощник, мне никаких денег не надо!». Сейчас он из Иркутска в Воронеж уехал, я ему очень благодарен. Станислав Петрович Меринов его имя. В книге своей я доходил до определённого момента, и дальше у меня по словам никак не било.

– А потом лингвистические открытия хлынули у Вас как из рога изобилия...

– Да. Куда бы я ни сунулся, встречается «ра». К каким бы я словам ни обратился, встречается «па». В конце концов, мне пришлось обратить конкретное внимание на «па» и «ра», а вместе они – «пара». Ра – божество верхнего мира. Па – сама мать-земля.

Анга – это по-бурятски река, выходящая из ущелья, пасть, но Ра – это бог верхнего мира. Света. Неба. Солнца. Ангара – или это анга, текущая сверху, или имеющая чистую воду, или она просто анга­ра – божественная река. Гадайте, как хотите.

Человек был ра­па, говорят же, что человек – соль земли. Потому что он был «рапа» – крепкий соляной раствор. Из этого получился раб Божий – до сих пор мы так говорим – раба Божья и раб Божий. Когда светит солнце жарко – с человека солёный пот течёт. Также вышла «пара» – невеста в белом и жених в чёрном. Есть и другие подобные слова – например, «ма» – большое. Добавили «р» получились Мария, море, мир.

И чем дальше я шёл в своих изысканиях, тем больше приходил к тому, что каждый звук в речи имеет свой смысл. Первым понятым звуком был «у» – любые слова смотрите, если есть «у» – значит, речь идёт об удалении. Гу-усь – длинная шея. Слу-ух. А­у – «я далеко». И так далее. Потом я пришёл к выводу – звук «м» – это в речи всегда «множество». Величие. И даже яма. В охотничьих терминах яма – это ловля животных. Отсюда «яман» – по-бурятски «козёл». Русские староверы тоже говорят «яман». Яманха – это уже ловить.

– В итоге Вы вышли на бурятский язык...

– В Интернете на меня вышла молодая женщина-филолог, бурятка. У нас завязалась длительная переписка, она пришла ко мне в гости и – забывает бурятский словарь. Всё сходится, но как будто случайно. И я – будто случайно начал в словарь заглядывать, интересоваться. Года два-три я в него постоянно заглядывал, а потом начал вникать в смысл бурятских слов. И я пришёл в конце концов к выводу поразительному: оказывается, вся наша речь – это бурятская речь когда-то. Получается, что бурятские слова уходят корнями и во Францию, и в Грецию, и везде. Есть слово «гал» – это монгольское и бурятское «огонь». Это уходит в Древнюю Грецию – галактика, галатоза, калла – цветок прекрасный. У нас есть Байкал – тоже прекрасный. Если мы будем говорить «байгал», изучая слова бурятские, «бай» – это бить и «гал»: получится «бьющий светом». У Байкала искрящиеся волны. Светлые волны. Он прозрачностью своей всех поражает.

Мы будем смотреть бурятские слова – например, бурятское «сэбэр» и похожее монгольское «сэвэр». Смотрим дальше немецкий язык: «саубэр» – чистый. «Саувэр» на немецком же диалекте – тоже чистый. Отсюда у русских север и Сибирь. Есть фамилия татарская и имя – Сабиров, Сабир. Когда-то Сибирь населяло большое сильное племя сабиров. Они себя именовали чистыми. У англичан – Сайберия. Это Сибирь. Но сайберия – это так близко к «сэбэр». Английский вышел из немецкого. Но также он вышел из русского. Английское «окей» – это русское «Ока». То есть – приятная для глаза. У нас не «окей». У нас «очень». Приятное для двух очей. Это гораздо больше соответствует истине. Мы, сколько бы ни смотрели, – всё упирается в русский, немецкий и идёт в древность – к бурятскому. Вот говорят Вавилон – это и есть башня. Англичане говорят: «Бабилон». Это и есть разница, она в Сибири прослеживается: буряты говорят «б», а монголы «в». Володя. А буряты скажут: «Болодя». Вот как давно это сложилось. Они скажут это современность – нет, это древняя речь. Бурятский и монгольский языки. Речь меняется, но корни остаются. Смотрим: тан – это целебный шаманский напиток. Но мы же находим тан и в Китае: тан – это небо. Слово, со временем меняясь, образовало «тоонто» – это верх юрты. Если мы будем дальше смотреть, найдём греческое и латинское тондо. Это округлая рама или сама картина. Скажут: это совпадение, но ведь вещи делаются из одного материала – дерева; тондо и тоонто круглые. Какие совпадения – это как раз показывает, что все народы жили когда-то в Сибири. Европа была покрыта ледниками. В Прибайкалье не было льда. Здесь люди спасались. И, самое главное, здесь была вода. В ледниковый период реки пересыхают.

В старых книгах написано – придёт время, когда люди пойдут к Байкалу и Енисею. В народной памяти это есть.

Ещё пример: слово «хулиган». Я читаю словарь Фасмера, и он пишет, что «хулиган» произошло от фамилии Houlihan. Человек с этой фамилией отличался буйным нравом. Как же он свою фамилию получил? Есть бурятское слово «хулгана» – мышь. Мышь для охотника – хулиган, а в древности все были охотниками, до того, как ледник начал отступать. Хулгана-мышь – это самый настоящий хулиган для охотника. Во-первых, она все припасы у охотника потравит. И ловушки он вынужден каждый день проверять. Иначе мыши мех потратят.

– Удивительно! И обо всём этом можно прочесть в Ваших книгах?

– Начиная с книги «История забытых цивилизаций», я уточнял и уточнял свой лингвистический метод, показывая его в общедоступной и увлекательной форме. Вторая моя книга, «Чем пахнут деньги» – о становлении предпринимательства в Иркутске на своём личном опыте. Там есть в частности о том, кому можно, а кому нельзя заниматься бизнесом. В третьей книге я снова вернулся к праречи и выпустил объёмную «Праречь: фантазия и реальность». Эта книга заинтересовала столичных лингвистов и продаётся в их специализированном магазине. Хотя её можно читать как художественную литературу. Я не скрываю, что многое, представленное в ней, является фантазией. Мне фантазия служила некой подпоркой, реконструкцией того быта древних людей, о котором у нас нет письменных источников. Следом у меня вышла книга «Родники древней речи». Я её представлял на Книжном салоне Национальной библиотеки Республики Бурятия, так как всё, что я пишу, чрезвычайно интересно именно для бурят, для сохранности их родного языка.

– Новая книга «Боже, научи меня говорить» – чем она отличается от предыдущих?

– Это квинтэссенция моего личного лингвистического опыта. Я убедился, как трудно давалась человеку речь, как он шёл к ней, буквально, через тернии. Я выяснил происхождение слова «Бог». Но об этом почитайте сами. Все книги иркутских авторов представлены в книжных магазинах, и мои в том числе.

Загрузка...
  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам