ЗДРАВСТВУЙТЕ!

СПРАВКИ
НА КАЛЕНДАРЕ

Из книги «35 встреч. Записки врача»

Елизавета РОДИНА   
Изменить размер шрифта

alt

Автор этих документальных заметок – врач-стоматолог Елизавета Родина, кандидат медицинских наук, заслуженный врач России – относится к тому поколению врачей, для которых клятва Гиппократа и принцип «Не навреди!» и бейся за жизнь и здоровье пациента до последнего, всегда были не просто профессиональным правилом, но и человеческим долгом. 60 лет простояла Елизавета Никитична у стоматологического кресла. И тот, кто думает, что стоматолог лечит лишь зубы, далеко не самый главный орган в человеческом организме, ошибается. Наш автор спасала жизни пациентов, делая серьёзные челюстно-лицевые операции, излечивая опасные для жизни болезни, вела  научную работу по профилактике профессиональных заболеваний.

Эти записки-раздумья о нравственной ответственности врача перед людьми, перед своей профессией, перед жизнью.

ЦАРСКАЯ БОЛЕЗНЬ


В детском отделении одиноко лежал под капельницей мальчик лет шести с очень бледным личиком. Время от времени на губах его показывалась кровь.

При моём появлении он обрадовался и быстро заговорил:

– Тетя врач, у меня зуб выпал, я его выбросил за печку, отдал мышке, а кровь уже второй день течёт и течёт… Мне совсем не больно, только в глазах темно и нельзя двигаться.

Я посмотрела на его ранку и спросила:

– Ну, сегодня-то меньше течёт, чем вчера?

– Нет, так же, – сокрушенно ответил он и добавил: – Такая неприятность!

Я спросила, почему он один и где его мама.

– Она ушла вызывать специального доктора.

Осмотрев ребёнка, я сделала запись в истории болезни, и тут подошла мама. Она обрадовалась, что врач уже пришёл, и как приговора ждала моего заключения. Я знала, что такое медленное, незначительное «покапывание» чаще всего случается при заболеваниях крови.

– Вы не замечали, когда у Алёши случается ранка, царапина – как быстро у него останавливается кровь?
Мать ответила, что не обращала на это внимания, а вообще-то… да, перевязывали и несколько дней ещё меняли повязки, когда они становились мокрыми.

– А у вашего мужа не было продолжительных кровотечений при травмах?
Женщина извинилась и знаком вызвала меня в коридор.

– Видите ли… – замялась она. – Я развелась с первым мужем, когда Алёше было три месяца, и ничего не знаю о нём… Алёша считает отцом моего нынешнего мужа.

Я предположила гемофилию и, к сожалению, анализы подтвердили мои опасения. Гемофилия – семейно-наследственная болезнь, геморрагический диатез, связанный с нарушением первой фазы процесса свёртывания крови из-за недостатка в ней одного из белков. Поэтому повреждение любого, даже самого мелкого кровеносного сосуда осложняется длительным кровотечением, а значит – кровопотерей.

Алёша таял на глазах. Проводили вливание крови, в том числе прямое, прямо от донора. Кровотечение не прекращалось, даже не уменьшалось. Было невыносимо смотреть, как из ребёнка по капле уходит жизнь. От мальчика не отходили ни на минуту, кто-то обязательно был рядом.
На пятые сутки он уже ничего не ел, не говорил. Попробовали вводить в вену аминокапроновую кислоту – улучшения не было.

Во время одной из таких процедур меня отозвали на консультацию, медсестра продолжала начатое. В это время лекарство в системе закончилось, а прерывать вливание было нельзя. Тогда медсестра принесла тот же препарат, набрала в шприц и медленно, в течение десяти минут, ввела весь, который через систему вводили бы больше часа. И вдруг кровотечение остановилось. И Алёша пошёл на поправку.
С тех пор мы всех больных с таким диагнозом лечили прямым введением препарата шприцем.

А вот другой подобный случай закончился всё-таки трагично.

Уже много позже бригады врачей в начале учебного года отправились по школам для традиционного медицинского осмотра школьников.
У одного из первоклассников молодая врач-стоматолог увидела болтающийся зуб-резец. Зуб вскоре выпал бы и сам, но она решила ускорить дело и легко удалила его. Выделилась кровь, но совсем немного.

На следующее утро (медосмотр продолжался в других классах) в школу явился взволнованный дедушка – у Андрюши продолжается кровотечение. Врач засмеялась на тревогу деда – отчего может быть кровотечение, зуб буквально на ниточке висел!
Ночью мальчика в тяжёлом состоянии увезли в больницу. При обследовании обнаружилось тяжёлое заболевание крови – острый лейкоз. Больше двух месяцев Андрюша пролежал в стационаре.

Выписали его в удовлетворительном состоянии. Счастливая мама повела сына в «Детский мир» и разрешила выбрать любую игрушку. Ребёнок долго ходил от витрины к витрине, рассматривал игрушки, наконец, они с мамой купили самую лучшую, и тут мальчику стало плохо. Он потерял сознание и был срочно доставлен в детскую больницу. Повторно ребёнка спасти не удалось.

СЕРДЕЧНАЯ РАНА

В коридоре громко заплакал ребёнок. Открылась дверь моего кабинета и вошли две испуганные женщины. Одна из них, как оказалось, – медсестра детских яслей, внесла на руках малыша лет двух, который, опустив голову, кричал каким-то неестественным голосом. Из открытого рта ребёнка виднелось что-то похожее на цветной деревянный кубик, текла кровь. Вторая женщина, воспитательница, торопливо рассказала, что он играл с пирамидкой и проткнул себе рот. Попытались вытащить игрушку изо рта – не получилось, кровь хлынула сильней…

Я осмотрела рану и поняла, что ребенка надо усыпить, а уж потом действовать. Анестезиолог наложила на лицо мальчику маску, дала наркоз. Ребёнок быстро уснул. Я осторожно убрала верхушку пирамидки – одним из своих острых углов она разорвала часть твердого и все мягкое нёбо, кровь текла ручьем.

Осушив рану, я наложила первый сближающий шов на мягкое нёбо, там, где кровотечение было обильнее. Рана стала суше, открылось всё операционное поле. Наложила швы на твердое нёбо, осталась ещё одна ранка. Я уже вошла в один конец раны, близко к гортани, как вдруг малыш громко вскрикнул, и – о, ужас! – игла исчезла в гортани ребенка.

Я похолодела от страха. Сейчас игла попадёт в дыхательные пути – и смерть!

Анестезиолог быстро капала фторотан. Я совершенно потеряла самообладание, растерялась. И тут моя молодая медсестра Раечка не предложила, а прямо-таки скомандовала приказным тоном:

– У вас же длинные пальцы, дотянитесь и схватите иглу! 

Я ввела два пальца глубоко в трахею и, каким-то чудом, ухватив за кончик иглу, осторожно вытащила её наружу.
Не помню, как я закончила операцию, но прошла она благополучно. Когда ребёнка уносили, я была совершенно мокрая и ещё долго не могла успокоиться.

Рана у мальчика затянулась, ребёнок вскоре был здоров, весел, о страшном происшествии ничто не напоминает. А на сердце врача появилась первая незаживающая рана…

Уважаемый читатель МГ! Поставьте, пожалуйста, отметку о своем впечатлении от прочитанного. А если вам есть что сказать более подробно - выскажитесь в комментрии!

  • ПОНРАВИЛОСЬ

( 3 Votes )

  • НЕ ПОНРАВИЛОСЬ

( 0 Votes )

  • Расскажите об этом своим друзьям!
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО ЧИТАЕТ ВДУМЧИВО Наша историяСудьбы людские Наша почта, наши споры Поэзия Проза Ежедневные притчи
ПУБЛИКАЦИИ, ОСОБЕННО ПОПУЛЯРНЫЕ СРЕДИ НАШИХ ЧИТАТЕЛЕЙ
ПУБЛИКАЦИИ ДЛЯ ТЕХ, КТО СЛЕДИТ ЗА ДОХОДАМИ И РАСХОДАМИ Все новости про пенсии и деньги Пенсионные новостиВоенным пенсионерам Работающим пенсионерам